Хиджаб пошатнул Иран

автор RIATAZA
708 Просмотры

Гибель 22-летней иранки Махсы Амини, задержанной полицией нравов, всколыхнула Иран. По стране прокатилась мощная волна протестов против жестких религиозных законов и засилья духовенства. Взрыв недовольства произошел в период политической неопределенности в Иране, вызванной слухами о состоянии здоровья 83-летнего верховного лидера Али Хаменеи и обсуждения кандидатуры его потенциального преемника. Ситуация усугубляется тающими перспективами снятия с Ирана западных санкций из-за вероятного срыва переговоров по ядерной сделке.

В воскресенье иранские газеты, представляющие консервативные и реформистские СМИ, вышли с кардинально разными передовицами. Консервативная пресса сделала акцент на участии в субботу верховного лидера Ирана Али Хаменеи — на фоне слухов о его тяжелой болезни — в траурной церемонии Арбаин (посвящена сороковому дню после трагической гибели в VII веке имама Хусейна, проходит каждый год в Иране и Ираке в соответствии с исламским лунным календарем). Реформисты посвятили центральные публикации истории 22-летней девушки Махсы Амини из Иранского Курдистана.

Махса Амини приехала в Тегеран на прошлой неделе и была задержана полицией нравов, когда выходила из метро со своим братом. Причиной задержания стал неправильно надетый хиджаб, ношение которого обязательно для всех женщин в Иране после Исламской революции 1979 года.

В последнее время иранские девушки стали позволять себе не закрывать волосы полностью, и Махса Амини не была исключением. Силы безопасности Ирана опубликовали заявление, в котором утверждалось, что госпожа Амини внезапно потеряла сознание от сердечного приступа в центре задержания, когда проходила обучение правилам ношения хиджаба, и была доставлена в больницу, где впала в кому. В пятницу появились официальные сообщения о ее смерти. По версии СМИ, близких к иранским властям, девушка страдала эпилепсией и другими заболеваниями. Однако ее родные опровергают эту информацию. Они считают, что смерть стала следствием избиения в центре задержания.

Похороны девушки вылились в протесты в ее родном городе Секкезе, а также в административном центре Иранского Курдистана городе Сенендедже. По сообщению иранских правозащитных организаций, в результате столкновений с силами безопасности пострадали более 30 человек. Протестующие срывали плакаты с изображением Али Хаменеи и скандировали лозунги «Смерть диктатору!» и «Позор вам!».

Оппозиционные иранские СМИ также сообщают об акции протеста, прошедшей в воскресенье в Тегеранском университете. Студенты держали в руках плакаты на фарси и курдском языках, в том числе с надписями: «Я не хочу умирать!» и «Твоя кровь не будет растоптана!», а также «Женщины, жизнь и свобода».

Волна возмущения буквально взорвала ираноязычный сегмент интернета. Истории Махсы Амини посвящены более 2,5 млн публикаций в Twitter и несколько десятков тысяч в Telegram.

Многие вспоминают других женщин, замученных в иранских тюрьмах, и говорят о том, что на месте умершей девушки мог оказаться каждый. «Правительство применяет к женщинам еретическое насилие и жестокость, невиданные даже при диктатурах Средневековья»,— написала в Twitter известная иранская журналистка Сара Масуми, обычно пишущая о дипломатии и внешней политике Ирана. Многие говорят о том, что ситуация в стране хуже, чем при талибах в Афганистане (движение «Талибан» официально запрещено в РФ.— “Ъ”).

Учитывая градус возмущения в иранском обществе, президент Ирана Эбрахим Раиси поручил в срочном порядке провести официальное расследование причин смерти Махсы Амини. Однако пока накал страстей не спадает.

В воскресенье иранские СМИ сообщили, что в Секкезе по-прежнему напряженная обстановка, мобильная связь работает с перебоями, хотя отключенный накануне интернет снова функционирует. Ряд иранских курдских партий и организаций призвали к всеобщей забастовке, а также объявлению траура в связи со смертью Махсы Амини. К ним присоединился и Реза Пехлеви — сын последнего шаха Ирана, живущий в изгнании. Он призвал почтить не только память умершей девушки, но «и всех погибших детей Ирана».

Смерть Махсы Амини вызвала также широкую реакцию за рубежом. В частности, ее прокомментировали помощник президента США по национальной безопасности Джейк Салливан и спецпосланник США по Ирану Роберт Малли, обвинившие Тегеран в очередном нарушении прав человека.

История Махсы Амини совпала с периодом политической нестабильности в Иране.

В последние недели активно обсуждается состояние здоровья 83-летнего верховного лидера Али Хаменеи, который практически перестал появляться на публике и 6 сентября пропустил заседание Ассамблеи экспертов, проходящей два раза в год с его обязательным присутствием. В пятницу американская газета The New York Times сообщила, что верховный лидер отменил все встречи после перенесенной операции и сохраняющейся высокой температуры. Еще семь лет назад сообщалось, что Али Хаменеи страдает онкологическим заболеванием. На этом фоне активно обсуждается, кто станет его преемником на посту верховного лидера Ирана, который он занимает с 1989 года. Чаще всего упоминаются две кандидатуры — действующий президент Эбрахим Раиси и сын Хаменеи — 53-летний Моджтаба. Предполагается, что будущего лидера выберет Ассамблея экспертов, однако четкой практики не существует, учитывая, что процедура избрания проводилась только один раз, в 1989 году. В субботу Али Хаменеи все-таки появился на публике во время церемонии Арбаин, но вопросы о будущем Ирана это не сняло. Тем более судьба страны весьма туманна — надежда на снятие западных санкций, связанная с переговорами вокруг иранской ядерной программы, практически растаяла. США считают, что Тегеран выдвинул неприемлемые условия для возрождения Совместного всеобъемлющего плана действий, который бы ограничил иранскую ядерную программу в обмен на снятие санкций.

Судьба иранской «ядерной сделки» вновь оказалось под вопросом

«Учитывая то, что Раиси занял президентское кресло в очень нестабильное для Ирана время (ядерная сделка не восстановлена, санкции ужесточаются, уровень инфляции превышает 50%), можно предположить, что президентство стало для него чем-то вроде «политического самоубийства». И хотя ситуация наследственной передачи власти верховного лидера может вызвать недовольство, но, учитывая тесные связи Моджтабы Хаменеи с силовыми структурами и военным сектором, в частности с Корпусом стражей исламской революции (КСИР), его кандидатура может стать удобным вариантом, который гарантирует стабильность режима, в котором военные и службы безопасности сохранят свои преимущества»,— сказала “Ъ” иранист Полина Василенко.

«Нет никакой гарантии, что переход власти после Хаменеи приведет к позитивным изменениям в Иране. В конце концов, КСИР уже подготовил почву для безопасного перехода таким образом, чтобы нынешняя политическая элита осталась на своих местах»,— сказал “Ъ” научный сотрудник Германского института международных дел и безопасности Хамидреза Азизи. По его словам, все это уменьшает надежды иранского общества на перемены — как политические, так и экономические. «Смерть Махсы Амини вызвала такое сильное возмущение, какого не наблюдалось в Иране с 2009 года, когда другая молодая иранка, Неда Ага-Солтан, была застрелена силами безопасности во время протестов. Но сейчас буквально каждый почувствовал себя на месте Махсы Амини. Не нужно выходить на акции протеста, чтобы стать жертвой»,— пояснил эксперт. Он подчеркнул, что власти были просто вынуждены взять расследование смерти Махсы Амини под контроль, чтобы успокоить ситуацию, хотя люди не верят, что услышат правду. «Но даже если сейчас волна протестов сойдет на нет, каждый новый инцидент будет вызывать все большее разочарование среди иранцев. Потеряв надежду на реформы, они перестанут бояться»,— добавил господин Азизи.

Марианна Беленькая

Источник: kommersant.ru

Related Posts

2 комментария

Станислав Иванов 19.09.2022 - 10:27

Иранские аятоллы совсем распоясались. Полицейские нравов вместо того, чтобы порекомендовать девушке поправить хиджаб, потащили ее силой в полицейский участок, где она вскоре и скончалась. Звери, а не люди…

Ответить
Aza Avdali 19.09.2022 - 13:06

Ужасающая история, самая настоящая казнь абсолютно ни в чем не повинной молодой прелестной курдянки, осмелившейся слегка приоткрыть хиджаб — головной платок, символизирующий в части исламского мира не просто некий высокий религиозный смысл, но и целомудрие ровно так, как это понимается в культурном и политическом контексте. Лично я ничего не имею против хиджаба, но исключительно в порядке его добровольного ношения или в каких-то особых протокольных случаях. Куда как важнее некий «внутренний хиджаб», который несомненно имелся у Махсы Амини, и я даже не сомневаюсь в этом, потому что таковы воспитание, традиция и высокий камертон чести, который имеется в курдской ментальности, независимо от того есть ли на женщине хиджаб или нет. Это совсем иное представление о чести и общеизвестное высокое уважение к женщине, чем мы, курды, гордимся и храним тысячелетиями нашей истории. И в этом тоже наше несомненное и очевидное отличие.
Иран же очередной раз продемонстрировал всему свободному миру оголтелое мракобесие, деградацию, жестокость и возведенное в закон унижение личности и вседозволенность карательных органов. Собственно, весь Иран и есть сегодня один большой карательный орган. И так много лжи и лицемерия в атмосфере токсичной для достоинства, жизни и здоровья людей, где правит дикость, а просвещение и свобода поруганы и порушены. Иран — это воплощение абсолютного зла, где людей казнят публично, массово и с пугающим умением. Очень коротко хочу отметить то, что лично у меня вызвало сожаление. При том, что эта история была представлена во всех мировых СМИ, она прошла мимо тех организаций и движений, которые были обязаны среагировать оперативно и громко. Я о мировом феминистском движении и персонах внутри этого течения. Все как один набрали в рот воды, никаких манифестаций и протестных акций. Такая фальшь и лицемерие. Современный феминизм стал элитарным движением для приспособленцев и кормушкой для карьерных амбиций. Все эти ооновские комитеты и организации, персоны с громкими именами сколь лживы, столь же и опасны для тех, кто чрезвычайно уязвим и угнетен устоявшимися порочными канонами и фальшивыми представлениями о нравственности и месте женщины в социуме. В общем, два, а то и три и больше параллельных миров. Просвещенный мир как-то пытает балансировать во всей этой непростой ситуации, но пока без особого успеха. Да, сложная тема, впрочем, как многое сегодня в этом мире. И никто не знает, чем все это обернется и аукнется. Отвлеклась. А ведь хотела только выразить боль, сострадание и сожаление по безвинно убитой Махсы Амини.

Ответить

Оставить комментарий