Садристские протесты против иранского влияния: Момент испытания для Ирака

автор RIATAZA
703 Просмотры

Протестующие, связанные с Садристским течением в Ираке, на этой неделе начали бессрочную сидячую забастовку в иракском парламенте. Непосредственной причиной протестов является тупик, в котором оказалась политическая система после парламентских выборов, состоявшихся в октябре прошлого года.

Список «Сайрун», связанный с шиитским священнослужителем Муктадой ас-Садром, получил на этих выборах наибольшее количество мест из всех списков – 73 в парламенте из 329 человек. Затем последователи Садра пошли по новаторскому пути, стремясь сформировать правительство, основанное не на единстве шиитских сил, а скорее на сочетании отдельных элементов из числа трех основных иракских общин – шиитов, арабов-суннитов и курдов.

Этот шаг был предпринят для того, чтобы исключить поддерживаемый Ираном элемент в иракской политике, организованный под названием «Координационная структура» после выборов. Плохое управление выборами привело к тому, что партии, связанные с финансируемыми и контролируемыми Тегераном шиитскими ополченцами, показали очень плохие результаты на выборах. Список «Государство закона» проиранского бывшего премьер-министра Нури аль-Малики набрал часть потерянных голосов, но в целом проиранский элемент показал плохие результаты.

Прямой вызов иранскому проекту в Ираке

У Садра давние разногласия с режимом в Тегеране. После октября он намеревался сформировать коалицию, основанную на его союзе с Демократической партией Курдистана (ДПК) Масуда Барзани и суннитским списком «Такадум» Мухаммеда Халбуси.

Усилия Садра по созданию этой коалиции представляли собой прямой вызов иранскому проекту в Ираке. Метод Тегерана по захвату арабских государств (по крайней мере, в Ираке, Сирии и Ливане; Йемен — другая ситуация) не состоит в создании революционного движения и стремлении свергнуть режимы путем восстания. Скорее всего, Иран стремится посредством создания и контроля военно-политических организаций оккупировать государство изнутри и постепенно ослабить все элементы, кроме него самого.

Этот момент следует тщательно отметить. Британский дипломат из Багдада в разговоре с этим автором в 2017 году затем отверг мои опасения по поводу иранских амбиций в Ираке, сказав мне, что его посольство «не беспокоится о том, что Абу Махди где-то в пыли разыгрывает Че Гевару».

Эта формулировка близка к совершенству в своей неточности. Абу Махди или его преемники вообще не намерены валяться в пыли, играя в какую-либо игру. Скорее всего, для того, чтобы их проект сработал, они должны и намерены находиться в правительственных министерствах и залах заседаний в столице. Усилия Садра по исключению связанных с Ираном элементов из правительства угрожали держать их подальше от жизненно важных центров власти и ресурсов.

По этой причине проиранские элементы намеревались сорвать усилия Садра. Им это удалось. Неспособность Садра набрать достаточное количество голосов в парламенте в сочетании с решениями федерального суда помешали ему выбрать президента или премьер-министра. Это сорвало усилия по формированию правительства и объединению садристов с курдскими и суннитскими силами, ориентированными на Запад.

Осознав тщетность дальнейших усилий, Садр принял смелое решение отдать приказ о массовой отставке своей парламентской фракции. Последовала уличная агитация садристов, приведшая к нынешней сидячей забастовке в парламенте. Сторонники Садра стремятся предотвратить формирование конкурирующей коалиции, основанной на проиранских группировках. Объявление Координационной структурой предполагаемого кандидата на пост премьер-министра Мухаммеда ас-Судани вызвало нынешние протесты.

Протесты садристов: многозначительные и зловещие

РЕШЕНИЕ САДРА выйти на улицы в некотором смысле потенциально более значимо, чем массовые шиитские протесты 2019-20 годов. Последние были подлинным выражением недовольства, испытываемого молодыми иракцами. Протесты садристов более инсценированы, но именно по этой причине они более зловещи. Протестующие два года назад были молоды, безоружны и беззащитны перед властями и шиитскими ополченцами, которые помогали их подавлять.

Люди Садра, напротив, хорошо вооружены и обладают собственными обширными знаниями и опытом ведения военизированной войны. По этой причине иракцы в настоящее время глубоко обеспокоены возможностью насилия. Были объявлены ответные протесты со стороны Координационной структуры, хотя организация Бадр, крупнейшая и наиболее влиятельная из проиранских группировок, ясно дала понять, что на данном этапе она не будет принимать участия в протестах. Возможность столкновений остается реальной.

Садристы требуют роспуска парламента и проведения новых выборов. В то же время они хотят, чтобы Мустафа аль-Казими, нынешний премьер-министр, остался на своем посту. Они также призывают к замене ряда федеральных судей.

В настоящее время Садр призывает другие группировки поддержать то, что он назвал «спонтанной революцией». Между тем Координационная структура охарактеризовала высказывания Садра как «призыв к перевороту против народа, государства и его институтов».

Уникальные проблемы Ирана в Ираке

Действия Садра иллюстрируют уникальные проблемы, с которыми сталкивается Иран в Ираке, стремясь укрепить свое господство. Из четырех стран, в которых Иран серьезно участвует (Сирия, Ирак, Ливан и Йемен), две имеют работающие парламентские системы – Ирак и Ливан. Но, несмотря на формальные атрибуты избранного правительства, господство Ирана в Ливане почти реализовано именно из-за отсутствия какого-либо реального потенциала уличного сопротивления иранскому замыслу. С 1990 года все потенциальные очаги реального сопротивления иранскому наступлению были нейтрализованы.

В Ираке, как показывают события последних дней, это не совсем так. Садр вряд ли поддерживает видение иракского управления, которое может предложить лучшее будущее для жителей этой несчастной страны. Однако он может послужить частичным препятствием на пути дальнейшего укрепления иранского контроля.

В этой связи влиятельный саудовский обозреватель Тарик аль-Хомайед в своей колонке «Шиитско-шиитский конфликт» от 31 июля в газете «Ашарк аль-Аусат» предупредил, что «никто не может гарантировать, что Иран не прибегнет к насилию, направленному против конкретных фигур, чтобы изменить правила игры, точно так же, как это произошло в Ливане, когда был убит бывший премьер-министр Рафик Харири, что стало поворотным моментом в стране».

Аль-Хомайед продолжал утверждать, что в случае вспышки насилия «тогда все взгляды будут обращены на армию и силы безопасности, которые окажутся обязанными занять позицию».

Однако неясно, от чьего имени или с какой целью государственные силы безопасности будут вмешиваться в таких обстоятельствах. Следует также отметить, что различные элементы сил безопасности отождествляются с разными сторонами в этом споре.

Возможность дальнейшего ухудшения, в любом случае, остается весьма реальной. В настоящее время Ирак переживает самые напряженные дни со времен войны с террористической группировкой Исламское государство (ИГ, запрещена в РФ) восемь лет назад.

Автор: Джонатан Спайер — научный сотрудник Гинзбург/Мильштейн на Ближневосточном форуме и директор Ближневосточного центра отчетности и анализа.

Meforum.org   —   Перевод Riataza.com

Related Posts

1 комментарий

Мураз Аджоев 13.08.2022 - 13:27

Период «испытаний» давно завершился с абсолютно катастрофическими последствиями, а сейчас наступил период «революционных реформ». Вопрос только лишь в том, насколько кровавыми будут революционные события в несостоявшейся, распавшейся «Иракской федерации», как будет проходить неизбежный процесс раздела этого «государства-призрака».

Комментарии закрыты