Конфликт между шиитскими политическими соперниками угрожает существованию Ирака

автор RIATAZA
424 Просмотры

Сторонники лидера движения «Садристов» Муктады ас-Садра дважды штурмовали Зеленую зону менее чем за неделю в прошлом месяце, устроив сидячую забастовку в иракском парламенте. Во второй раз они пришли в этот район 30 июля, что ознаменовало начало протестов, которые могут продлиться недели или месяцы. Законодательная палата приостановила свое заседание до дальнейшего уведомления.

Тем временем временный премьер-министр Мустафа аль-Казими призвал политические партии провести экстренную и всеобъемлющую встречу за столом для открытого диалога — призыв, который подержали большинство политических партий, за исключением Садра, который отказался вступать в какой-либо диалог с теми, кого он назвал «старыми и коррумпированными лицами». Шиитский лидер призвал к досрочным выборам и роспуску нынешнего парламента.

Со своей стороны, поддерживаемая Ираном шиитская Координационная структура (КС) продолжала проводить свои регулярные заседания, число которых с момента ее создания достигло 107.

Роспуск парламента и досрочные выборы

Садр потребовал роспуска парламента и проведения досрочного голосования в соответствии с тем же избирательным законом, который регулировал октябрьские выборы. Он также призвал сохранить нынешнюю Высшую избирательную комиссию при нынешнем правительстве.

Координационная структура не возражает против проведения досрочных выборов при условии, что «будет достигнут национальный консенсус в отношении голосования и будут обеспечены безопасные условия для проведения процесса», в дополнение к формированию нового правительства, внесению поправок в закон о выборах и назначению новой избирательной комиссии.

КС также считает, что роспуск парламента не является решением для выхода из политического тупика, охватившего Ирак. Имея большинство в нынешнем парламенте, партия не будет проводить еще одни досрочные выборы до голосования — в новом правительстве и внесения поправок в закон о выборах.

С другой стороны, лидер движения «Садристов» требует устранения тех, кого он назвал «старыми лицами» в шиитских партиях, имея в виду шиитских политических лидеров, которые руководили делами страны с 2003 года по сегодняшний день, призывая к их удалению с политической арены.

КС отвергает требования Садра, подчеркивая, что они не готовы покинуть политическую арену по простой просьбе лидера политической партии. Вместо этого она видит обратное, полагая, что они представляют парламентскую и конституционную легитимность.

Садристы сталкиваются с трудным выбором

Один из самых насущных вопросов, который задают наблюдатели и аналитики за Ираком: что дальше?

Лидер движения «Садристов» постепенно повышал потолок своих требований, но его последний шаг, призвавший своих сторонников пройти в парламент, был гигантским скачком, который, возможно, будет трудно повторить. Со временем продолжающиеся демонстрации потеряют импульс, и интересы протестующих и средств массовой информации ослабнут. Кроме того, нарушения, вызванные протестом против интересов людей, отвратили бы общественное мнение от садристов.

Сохранение импульса и поддержание жизни протеста потребовали бы от садристов начать эскалацию, чтобы сохранить протесты в заголовках газет. Такая эскалация может включать захват правительственного дворца в Зеленой зоне или президентского дворца аль-Салам в Джадрии или организацию массовых протестов в южных провинциях, чтобы парализовать движение в стране и заставить политические партии выполнить его требования.

Без эскалации у лидера садристов будет только два варианта. Первый — начать серьезный диалог с политическим классом, чтобы так или иначе достичь какого-то соглашения; некоторые предложения обсуждались среди правящих элит. Второй вариант — прекратить демонстрации до формирования нового правительства, которое в следующем году превратится в массовую оппозицию, если правительство не сможет выполнять свои обязанности.

Международное сообщество заняло нейтральную позицию в отношении недавних политических событий в Ираке и штурма законодательной палаты. Наблюдатели охарактеризовали свою позицию как «неадекватную» масштабу мероприятия, которое должно было остановить биение сердца демократического процесса — парламента. Эта позиция противоречит их призывам к демократии. Садристы рискуют изменить позицию международного сообщества, если они продолжат разрушать или угрожать гражданскому миру, чтобы дестабилизировать Ирак.

Дилемма КС

Координационная структура страдает от внутренних конфликтов и разногласий между ее основными участниками. Это бюрократическая структура, которой сложно принимать быстрые решения, соответствующие событиям на местах.

Ей не удалось воспользоваться возможностью ухода садристов из парламента — им потребовалось 32 дня, чтобы согласовать кандидатуру на пост премьер-министра, и они не смогли согласовать кандидатуру на пост первого заместителя спикера законодательного органа.

Кроме того, КС не смогла договориться с суннитским альянсом «За суверенитет» и Демократической партией Курдистана (ДПК). Вместо этого они начали угрожать спикеру парламента Мухаммеду аль-Халбуси, заявив, что они сместят его с поста – шаг, который заставил Халбуси активизировать свои усилия по объединению сил с ДПК и вновь объединиться с садристами, чтобы помешать КС провести парламентскую сессию для избрания президента.

Наблюдатели считают, что Координационной структуре не хватает инициативы, и ее работа основана на реакции на то, что говорит или делает ас-Садр. Они не смогли разработать четкий план формирования следующего правительства и дали Садру достаточно времени для перегруппировки после его ухода из парламента. Это была критическая ошибка, позволившая трехстороннему альянсу вернуться на политическую сцену даже тогда, когда садристы ушли из парламента.

Политики реагируют на давление

Правящий политический класс в Ираке привык работать под давлением острых кризисов, и такое давление может быть внутренним или внешним. Например, угроза со стороны террористической группировки «Исламского государства» (ИГ, запрещена в РФ) в 2014 году объединила их, и они действовали сообща, чтобы противостоять ей, а затем победить ее с помощью друзей и союзников.

В 2015 году правительство провело целый ряд реформ под давлением протеста и вступления Садра в то время в Зеленую зону.

В октябре 2019 года народный протест привел к отставке правительства, а в 2021 году политические партии провели досрочные выборы. Это примеры и свидетельства того, что политические силы в Ираке прибегают к принятию решений под влиянием давления, будь то внутреннего или внешнего, регионального или международного.

Другим фактором была бы экономия. Невозможно ни принять закон о бюджете, ни предоставить политическим партиям доступ к государственным средствам при временном правительстве. Средства, выделенные в соответствии с Законом о чрезвычайной продовольственной помощи, будут распределены в ближайшие пару месяцев, и политическим партиям потребуется доступ к новым средствам. Но из-за приостановки работы парламента нет возможности получить доступ к этим средствам, и с этой целью политические партии могут прибегнуть к выходу из нынешнего тупика, чтобы возобновить работу парламента и избрать новое правительство, чтобы разделить финансовую добычу.

Внешние факторы могут исходить от международного сообщества, которое имеет значительные интересы в Ираке. Они считают, что продолжение политического тупика может стать фактором дестабилизации Ирака и, следовательно, угрожать их интересам. Конфликты в регионе, венские переговоры между США и Ираном оказывают непосредственное влияние на иракскую политику. Они прямо или косвенно способствовали бы тому, чтобы подтолкнуть политическую элиту к выходу из политического тупика.

Садр в своих последних трех твитах классифицировал политические позиции в религиозном ключе, что можно было бы расценить как дальнейшую эскалацию и углубление тупика. В своем последнем твите во вторник он поклялся, что не позволит «коррумпированным» править, и «мой род не будет присягать на верность «коррумпированным», что является отсылкой к тому, что имам Хусейн сказал о заявлении на верность Язиду.

Если политические партии не смогут достичь соглашения, произойдет эскалация, которая может дойти до вооруженного конфликта между различными вооруженными группами. Растущий уровень риторики между лидерами делает эскалацию более вероятной, если только или до тех пор, пока не произойдет какое-либо вмешательство извне или не выступит марджа Наджафа, чтобы остановить напряженность и вернуть стороны за стол переговоров.

В качестве альтернативы, политические партии могут рано или поздно прийти к соглашению из-за внутренних или внешних факторов; мы можем увидеть временное или переходное правительство, которое примет краткую программу и подготовится к досрочным выборам.

Стоит также отметить, что любой конфликт между шиитскими партиями заставляет курдов и суннитов серьезно задуматься о своем будущем. Им придется подумать о своих избирателях, которые ожидают от них услуг и безопасности, что может вылиться в шаги по отделению от Ирака и поиску альтернатив. Возможно, создание конфедеративного Ирака станет вариантом, который они выберут, или объявление полной независимости. Другими словами, мы можем увидеть, как Ирак, который мы знали более века, исчезнет прямо на наших глазах.

Шиитские лидеры столкнутся с трудными вопросами: хотите ли вы разделить Ирак, потому что они не могут договориться о должностях и позициях? Не лучше ли им и Ираку договориться о том, что лучше для страны и народа, а не о разногласиях, конфликтах и борьбе на благо небольшой группы, представляющей только их самих?

Rudaw.net   —    Перевод Riataza.com

Автор: Фархад Алаалдин

Взгляды, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не обязательно отражают позицию Riataza.com

Related Posts

2 комментария

Мураз Аджоев 09.08.2022 - 18:10

Фархад Алаалдин, рассматриваемая нынешнюю ситуацию в Ираке, впервые за многие не упомянул об острых разногласиях в отношениях между фактически правящей ДПК и оппозиционно-оппортунистической партией «ПСК», к высшему политическому руководству которой он всегда проявлял свою особую авторскую симпатию. Очевидно, он понял, что неуместно проявлять личные симпатии и антипатии, ибо сейчас речь идёт о будущем Южного Курдистана в связи с уже неизбежным распадом и разделом или даже полным исчезновением Ирака.

Aza Avdali 09.08.2022 - 19:30

«А вы, друзья, как ни садитесь, всё в музыканты не годитесь» — эта цитата точно подходит для сегодняшнего Ирака и ее политического истеблишмента, который так и не смог стать опорой для страны и ее народа. Государство, век назад рожденное по наспех сколоченной схеме, оказалось не жизнеспособным. Ну ладно, шииты и сунниты, они исторически обречены на неприятие друг друга, на вечный раскол и недоверие к друг другу, но в чем провинились курды, в чем повинны христиане и иные пусть немногочисленные этносы и конфессии? Мир сегодня раскалывают самые разные противоречия и локальные войны разной природы, способные легко разжечь мировой пожар. Попытки найти хоть какие-то ориентиры и не раздуть большую бойню пока не очень оптимистичны. Не могу даже определить на сколько частей могут расколоться противоборствующие стороны . Вообще, не могу даже представить тот «дивный мир», в котором предстоит жить нашим детям и внукам. Что касается конкретно Ирака, то ведь так очевидно, что он накрывается настоящей мглой и задаваться риторическим вопросом о том, не лучше ли попробовать разбежаться полюбовно, неприлично даже. И неприлично рассуждать в этом контексте о традициях и предлагаемых новациях в виде конфедерации. Традицию надо менять как не справившуюся со своей миссией. И ценностные нормы надо менять. Потому что они не совпадают у ярых приверженцев исламских традиций и, скажем, у курдов, чей мировоззренческий иммунитет сохранил свой уникальный ген свободомыслия, иного представления об общественном устройстве, древних укладах и том кризисе духовности, который курдам был навязан. Это очень непростой вопрос, да, для многих больной и даже неприличный. И на самом деле все гораздо сложнее. Но ведь никто не может отрицать, что у курдов есть неоспоримое право на обустройство своего дома на той земле, на которой многие тысячи лет назад они осознали себя как общность единую и самоценную, то есть с неукротимым правом на свободную жизнь. Разве не очевидно, что религия и некоторые идеологические изыски — это всего лишь вопросы чьих то предпочтений и диктата. А вот свобода и права народа, права человека — это общая обязанность тех, кто облечен властью, а проще говоря, это обязанность государства. Вот в контексте обсуждаемой темы речь и идет о государстве Курдистан, о воле курдского народа. А потому мне представляется, что весь народ курдский должен быть готов и способен к этому самому великому шагу в своей истории.

Комментарии закрыты