«Haaretz»: Хаос в Ираке подрывает роль Ирана как хозяина марионеток в регионе

автор RIATAZA
571 Просмотры

Может ли Иран потерять контроль над своим самым важным плацдармом на арабском Ближнем Востоке? Находится ли Ирак на грани гражданской войны? Самое главное, чего хочет шиитский священнослужитель Муктада ас-Садр? Любой, кто сможет ответить на последний вопрос, получит ключ к двум другим.

После всеобщих выборов в Ираке около 10 месяцев назад острые споры между политическими блоками помешали назначению президента и премьер-министра. Правда, такой срок на самом деле не является чем-то новым для Ирака, но на этот раз, похоже, у него не будет другого выбора, кроме как распустить парламент и провести новые выборы.

Может показаться, что это просто еще одно событие в духе таких стран, как Ливан, Тунис и Судан. Но в то время как в этих странах это вопрос борьбы за власть, Ирак может иметь региональные и даже международные последствия.

Ирак считается несостоявшимся государством, коррумпированным и с высоким уровнем безработицы. Страна обладает третьими по величине запасами нефти в мире, но по-прежнему вынуждена импортировать электроэнергию и природный газ из Ирана, поскольку иракцы страдают от отключений электроэнергии. По территории Ирака протекают две большие реки — Тигр и Евфрат, но государство до сих пор не может обеспечить проточной водой всех своих жителей.

Можно сказать, что нынешняя политическая битва началась во время американской оккупации, начавшейся в 2003 году. Пол Бремер – американский дипломат, возглавляющий управление по гражданским делам Ирака, – допустил все возможные ошибки. Он очистил военные, полицейские и гражданские учреждения от членов партии Баас, оставив страну без действующей армии или полиции. Его высокомерный стиль помешал ему установить контакт с иракскими лидерами, которые могли бы выполнить необходимые задачи.

Тем временем глубокие разногласия между Пентагоном, ЦРУ, Белым домом и Госдепартаментом помешали принятиям правильных решений по вопросам политики в Ираке. Миллиарды долларов, потраченные американцами на планы восстановления Ирака, оказались на банковских счетах подрядчиков, посредников, политиков и других лиц.

Отчеты генерального инспектора Ирака о коррупции изобилуют подробностями: воровство, растраты, огромные махинации и отсутствие надзора. Но администрация США продолжала утверждать, что Ирак был историей успеха, и продолжала финансировать болото, которое превратилось в кровавый фронт против «Аль-Каиды»* и других экстремистских группировок.

Зато наступил звездный час для Ирана; он поспешил воспользоваться окончанием смертоносного правления Саддама Хусейна, чтобы построить свой самый важный форпост на Ближнем Востоке. Лидеры иракских шиитских движений стали лидерами страны. Но между основными шиитскими движениями возникли идеологические и стратегические разногласия.

Высокопоставленный священнослужитель Ирака аятолла Али аль-Систани дал понять, что он выступает против модели иранского режима, заявив, что Ираку нужно демократическое правительство, не подчиняющееся духовному лидеру. Его политические и религиозные соперники, некоторые из которых провели долгие годы в изгнании в Иране во времена Саддама Хусейна, надеялись продвинуть иранскую систему с верховным лидером, отстаивающим принципы исламской революции.

Это идеологическое столкновение подпитывает нынешнее ожесточенное соперничество между политическими блоками. Это битва шиитов против шиитов, питающаяся не только идеологическими и религиозными различиями, но и огромными войнами за эго и острой конкуренцией за руководящие должности и бюджетные деньги.

На мгновение, после объявления результатов выборов в октябре, показалось, что Ирак успокоился и может предотвратить политический кризис и экономическую катастрофу. Блок, возглавляемый Муктадой ас-Садром, получил 73 из 329 мест в парламенте; казалось, что он сможет сформировать правительство. Но затем его оппонент Хади аль-Амири, возглавляющий организацию Бадр – шиитское ополчение, поддерживаемое Ираном, – сформировал коалицию шиитских партий, которая называет себя Координационной структурой (КС). Его партнерами по альянсу являются все шиитские партии, за исключением партии ас-Садра.

Координационная структура, имеющая 130 мест в парламенте, в настоящее время является крупнейшим политическим блоком и пытается сформировать правительство, в котором министерства будут распределены по этническим группам и движениям, чтобы нейтрализовать ас–Садра.

В КС говорится, что, поскольку это самый крупный блок в парламенте, он заслуживает премьерства и других высших постов – и их огромных бюджетов. Ас-Садр, который не претендует на пост премьер-министра, не согласен и говорит, что новое правительство должно сформировать движение, набравшее наибольшее количество голосов. Другими словами, следующим премьер-министром может быть только тот, кого ас-Садр назначит и кому доверяет.

Согласно конституции Ирака, президент назначает премьер-министра, а парламент избирает президента большинством в две трети голосов. После многих месяцев тупика ас-Садр в июне вывел свою партию из состава парламента, заморозив работу этого органа и лишив его легитимности. Между тем, что касается большинства в две трети голосов, необходимого для избрания президента, то президент — курд, но сейчас курды разделились во мнениях о том, кто является лучшим кандидатом.

Жесткое соперничество между двумя крупными курдскими блоками, возглавляемыми семьями Барзани и Талабани соответственно, продолжается уже несколько десятилетий и даже спровоцировало гражданскую войну в курдском регионе. Уходящий президент Бархам Салих является выходцем из блока Талабани, поэтому блок Барзани заявляет, что заслуживает президентства.

Более того, блок Барзани поддержал ас-Садра, в то время как группа Талабани присоединилась к Координационной структуре. Часть суннитского блока поддерживает ас-Садра, поэтому, даже если курды смогут договориться о кандидате в президенты, парламенту будет трудно добиться необходимого большинства для выбора премьер-министра.

Ас-Садру недостаточно словесного противодействия устремлениям своих оппонентов. В прошлом месяце его сторонники ворвались в Зеленую зону Багдада, в которой расположены правительственные министерства, иностранные посольства и резиденции высокопоставленных иракских чиновников.

После напряженных переговоров силы ас-Садра отступили, но вернулись только на этой неделе; они поставили палатки и продуктовые лавки на соседней площади. Они говорят, что не уйдут, пока не будут выполнены требования их лидера: распустить парламент и назначить дату новых выборов.

Все вовлеченные стороны заявили, что не хотят вооруженной борьбы или столкновений на улицах. Но атмосфера похожа на температуру в Багдаде – на этой неделе около 46 градусов по Цельсию (115 градусов по Фаренгейту). Страх заключается в том, что кто-то откроет огонь или выстрелит, развязав войну всех против всех.

Организация Объединенных Наций, направившая специального посланника, Соединенные Штаты и другие западные страны призывают к миру, но никто не удивится, если эта просьба не найдет покупателей в Ираке. Иран обеспокоен этими событиями и своей неспособностью диктовать ход процесса. Попытки Ирана выдвинуть Мухаммеда ас-Судани, кандидата Координационной структуры на пост премьер-министра, были пресечены в зародыше.

Попытки Нури аль-Малики, который когда-то занимал пост премьер-министра и считается лояльным к Ирану, были сняты с повестки дня после того, как его оскорбления в адрес ас-Садра и других шиитских лидеров просочились в СМИ. Эсмаил Каани, командующий силами Кудс Иранской революционной гвардии, сменивший Касема Сулеймани после того, как он был убит американцами в январе 2020 года, в последнее время несколько раз посещал Ирак. Но ему не удалось заставить стороны прийти к соглашению.

Иран опасается, что новые выборы в Ираке только еще больше ослабят его позиции. После иракских протестов в 2019 году, которые свергли правительство и привели к нынешнему кризису, общественные настроения против Ирана только усилились. Ас-Садр пользуется этими антииранскими настроениями в своих интересах: Он призывает к изгнанию всех иностранных войск из Ирака.

Ас-Садр имеет в виду не только 2000 американских военных инструкторов, оставшихся в стране. Он также имеет в виду участие Ирана в управлении шиитскими ополченцами и предоставление им покровительства партиям, которые его поддерживают. Кроме того, он использует газ, электричество и воду, которые он продает Ираку.

47-летний ас-Садр является отпрыском семьи известных шиитских религиозных ученых, которые сражались против Саддама Хусейна или были убиты им. Он полагается на свои национальные и религиозные семейные заслуги и стремится стать главным шиитским политическим лидером Ирака, даже если не является его высшим религиозным лидером.

Ас-Садру не хватает высшего религиозного образования, но если он добьется своих политических целей, он назначит своего нового духовного лидера после смерти 92-летнего аль-Систани.

Эти прогнозы сильно беспокоят иранских лидеров. Потеря контроля над Ираком может вызвать цепную реакцию в Ливане и подорвать имидж Ирана как региональной державы. Многие иракцы считают, что если Иран будет прижат спиной к стене, он использует всю свою экономическую и политическую мощь против ас-Садра и его сторонников. Он может даже послать своих шиитских ополченцев, чтобы сразиться с силами ас-Садра.

Источник: Haaretz
Перевод Riataza.com

Related Posts

5 комментариев

Мураз Аджоев 08.08.2022 - 12:32

Да, уже абсолютно очевидно, что Ирак находится на грани неизбежной гражданской войны и никто не знает, чего реально хочет добиться этот духовный лидер «Движения национального большинства», революционер-реформатор, шиитский священнослужитель Муктада ас-Садр?

Станислав Иванов 08.08.2022 - 17:27

Уважаемый Мураз! Автор статьи довольно четко сформулировал чего хочет Муктада ас-Садр: освободиться от наглого и беспардонного вмешательства иранских аятолл во внутренние дела Ирака.

Мураз Аджоев 08.08.2022 - 21:26

Уважаемый Станислав Михайлович, Вы, видимо, не обратили внимание на тот абзац, с которого автор начинает свою статью, — «Может ли Иран потерять контроль над своим самым важным плацдармом на арабском Ближнем Востоке? Находится ли Ирак на грани гражданской войны? Самое главное, чего хочет шиитский священнослужитель Муктада ас-Садр? Любой, кто сможет ответить на последний вопрос, получит ключ к двум другим».
У автора нет ответа на «самый главный вопрос», и он не знает, чего добивается и какой «Шиитский дом» собирается создать этот лидер «революционного национального большинства» в Ираке. Освобождение от «наглого и беспардонного» режима ИРИ — это, конечно, не цель, а одна из важных задачи «революции» ас-Садра.

Мураз Аджоев 09.08.2022 - 16:52

Глава ливанского вооруженного движения «Хизбалла» Сайед Хасан Насралла предупредил во вторник о любых попытках Израиля распространить свои действия против палестинских боевиков на Ливан, — «Любое нападение на любого человека не останется безнаказанным и безответным». А министр обороны Израиля уже намекнул, что официальные лица палестинского «Исламского джихада» вполне могут стать целями точечных ударов за границей, — «Мы их можем найти и увидеть в ресторанах и отелях в Тегеране, Дамаске и Ливане, и им придется расплатиться».

Мураз Аджоев 09.08.2022 - 18:49

ВМС Саудовской Аравии и США в течение нескольких дней проведут учения Native Fury 22 в Красном море с целью поддержания высокого уровня военного сотрудничества и взаимодействия в регионе.

Комментарии закрыты