Турецкая спецоперация переполнила чашу терпения иракцев

автор RIATAZA
1079 просмотры

Военное и дипломатическое присутствие Турции в Ираке оказалось под угрозой после того, как центральное правительство в Багдаде обвинило ее войска в артиллерийском обстреле провинции Дахук, в результате которого погибли мирные жители. Несмотря на то что Анкара отмела все утверждения соседей, иракское общественное мнение сохранило уверенность, что причиной трагедии стала ее длительная спецоперация против базирующейся на севере Рабочей партии Курдистана (РПК). В то же время турецкие наблюдатели не исключают, что обстрел представляет собой провокацию иранских сил.

Причиной нарастающего дипломатического кризиса стал артиллерийский обстрел туристического объекта в северной провинции Дахук, который унес жизни 10 человек.

Премьер-министр Ирака Мустафа аль-Казыми распорядился направить на место происшествия специальную правительственную группу, которая должна выяснить все обстоятельства трагедии.

Впрочем, это не помешало центральным властям определить виновника практически сразу: ответственность была возложена на Турцию, которая с 18 апреля проводит очередную фазу трансграничной операции по нейтрализации РПК в горах Иракского Курдистана. Совет по национальной безопасности Ирака выразил готовность отозвать временного поверенного в делах из Анкары, в то время как местному МИДу передали поручение составить отчет обо всех претензиях к Вооруженным силам (ВС) Турции и направить жалобу в Совет Безопасности ООН.

В свою очередь, Объединенное оперативное командование Ирака обязали докладывать о пограничной ситуации, принимать все соответствующие обстоятельствам меры для сохранения безопасности, а также поддерживать координацию с правительством Иракского Курдистана, на территории которого и находится курортная зона «Барх» в районе Заху, подвергшаяся атаке. Армейские структуры Багдада намерены потребовать от соседнего государства вывести все ВС с иракской территории и прекратить наступательную операцию, в рамках которой, по данным турецких изданий, Анкара планировала не только продвинуться на 50–60 км вглубь, но и развернуть временные военные объекты для контроля над ситуацией в сфере безопасности.

«Мы не имеем к этому отношения и открыты к сотрудничеству для выявления виновников трагедии», – заявил глава турецкого МИДа Мевлют Чавушоглу, комментируя ситуацию вокруг обстрела. Министр иностранных дел заметил, что, согласно данным его коллег, «никаких нападений на гражданские объекты не совершалось». «Иракские власти не должны попадать в ловушку террористических организаций», – обратил внимание Чавушоглу, очевидно, имея в виду то, что трагедия стала результатом спланированной провокации. В отдельном заявлении, опубликованном МИД Турции, говорится, что страна «ведет борьбу с терроризмом в соответствии с международным правом, уделяя особое внимание защите гражданского населения».

Тем не менее общественное недовольство уже дало о себе знать в некоторых городах Ирака. Так, манифестации произошли накануне перед дипломатической миссией Турции в Багдаде. В соцсетях получили распространение ролики, которые запечатлели, как разгневанная толпа горожан требует ухода Анкары, угрожая штурмом здания. Кроме того, по ряду сообщений, десятки манифестантов попытались воспрепятствовать работе двух визовых центров в провинциях Наджаф и Кербела. Кроме того, уличные акции прошли в южных провинциях Эль-Мутанна и Ди-Кар. От центрального правительства требуют добиться свертывания дипломатического присутствия Турции, вывода ее ВС, а также применения против нее экономических мер воздействия.

Молниеносность в нахождении виновного заставила турецких экспертов предполагать, что за обстрелом стоят внешние силы. Тем более что на иракской арене на самых разных уровнях действует Иран, чью сферу интересов затрагивает продолжающаяся военная операция Анкары. Доцент Центра гуманитарных и социальных наук Ибн Халдона при Катарском университете Али Бакир замечает, что поддерживаемые Корпусом стражей исламской революции (КСИР) шиитские формирования уже имеют опыт обстрелов позиций турецких ВС. Попытки Тегерана использовать присутствие РПК и лояльных ему шиитских формирований для того, чтобы оказать сопротивление турецкой активности, становятся слишком очевидными, уверен аналитик.

Реакция иранской стороны на удар по провинции Дахук действительно выглядит несколько нехарактерно. Официальный представитель МИД Исламской Республики Канани Чафи заявил, что его страна «рассматривает безопасность Ирака равносильно собственной безопасности» и выражает готовность «оказать любую помощь в этой области».

Сама иранская сторона обладает огромным опытом ударов по Иракскому Курдистану. Атака 13 марта по Эрбилю, столице автономного региона, была даже авторизована на высшем уровне в КСИР. Правда, причиной аппарат безопасности Исламской Республики назвал военное присутствие Израиля. По ряду других, неофициальных данных, реальным мотивом мартовского обстрела было стремление властей Иракского Курдистана запустить проект по отправке газа через Турцию в ЕС, что создавало конкуренцию иранским энергоносителям.

Сейчас некоторые арабские эксперты не исключают, что атака на Дахук могла быть и результатом межфракционных разборок внутри военно-политической элиты в Багдаде. Так или иначе, но гибель мирных жителей вблизи турецкой оперативной зоны создает противоречивый фон для любой потенциальной операции Анкары против РПК. Тем более что в последние месяцы она дает понять о готовности расширить свою «зону безопасности» на севере Сирии. Как заявил 21 июля министр Чавушоглу, его страна не нуждается в разрешении на очередное наступление на этой арене. Эти высказывания трудно рассматривать в отрыве от иракского контекста.

Автор: Игорь Субботин

Источник: НГ

1 комментарий
0

Related Posts

1 комментарий

Мураз Аджоев 21.07.2022 - 23:19

Эта ситуация определённо указывает на абсолютную несовместимость стратегических интересов и целей ИРИ и Турции как в Ираке и Сирии, так и на Большом Ближнем Востоке в целом, включая Южный Кавказ. Так что их «тактическое партнёрство» с участием России как «стран-гарантов по Сирии» — это лишь военно-политическая и дипломатическая бутафория, которая используется сторонами для предотвращения неконтролируемого хода развития событий в процессе выполнения ими «тактических договорённостей и соглашений», воздержания от прямых столкновений. Но «ресурс формата Астаны», очевидно, почти полностью исчерпан и подходит к концу. А саммит в этом «формате» в Тегеране, где ими официально было заявлено о якобы общей «приверженности государственному суверенитету, единству и территориальной целостности Сирии», вероятно, был последним «тактическим манёвром» в преддверии неизбежного противостояния ИРИ и Турции, в которую, скорее всего, Россия не собирается вмешиваться, кроме как в качестве нейтрального посредника, ни за и ни против какой-либо из двух «партнёров», но отстаивая и защищая свои стратегическая интересы в (любой) будущей Сирии.

Комментарии закрыты