Политический хаос в Ираке — победа Ирана и головная боль США

автор RIATAZA
440 просмотры

Ирак переживает лето недовольства после того, как его самый популярный политик вывел свою партию из парламента, не сумев сформировать правительство. Но даже сейчас, когда Багдад готовится к беспорядкам на улицах, весь мир должен подготовиться к последствиям для экономики и безопасности.

Наиболее вероятным результатом решения Муктады ас-Садра выйти из политического процесса является возвращение к насильственным протестам, которые сотрясали страну в конце 2019 и начале 2020 года. Во всяком случае, грядущие беспорядки будут еще более разрушительными, поскольку сторонники Садра, которые вышли из предыдущих протестов, лучше организованы, чем лишенная лидеров когорта, стоявшая в центре этих демонстраций.

Они тоже стали злее. Получив большинство голосов на всеобщих выборах прошлой осенью, Садр потерпел неудачу в своих попытках сколотить правящую коалицию. Он и его сторонники почувствовали, что политический процесс подвел их, оставив общественную площадь единственной сценой для демонстрации силы.

Протесты, часто насильственные, — это товар Садра в торговле. Выходец из семьи шиитских священнослужителей, которые заплатили жизнью за свою оппозицию Саддаму Хусейну, он сделал себе имя в 2003 году, собрав ополчение, известное как Армия Махди, против возглавляемой США коалиции, которая свергла диктатора. Ополченцы Садра были разгромлены, но его антиамериканская риторика никогда не ослабевала. Совсем недавно он позиционировал себя как националиста, выступающего против пагубного влияния Ирана с шиитским большинством в иракских делах.

Хотя Садр официально демобилизовал Армию Махди в 2008 году после вступления в предвыборную политику, многие из его сторонников остаются вооруженными, организованными и опасными. Но у политических групп, которые помешали ему в парламенте, включая его поддерживаемых Ираном шиитских соперников, есть собственные ополченцы. Шииты составляют 60% населения Ирака, и слабое центральное правительство под руководством временного премьер-министра Мустафы аль-Кадими не захочет вмешиваться в любой междоусобный конфликт.

Это мрачные вести для иракцев, которые сталкиваются с перспективой кровопролития на своих улицах. Но они также являются плохим предзнаменованием для мировой экономики: во времена стремительного роста цен на нефть длительная нестабильность во втором по величине производителе ОПЕК — явно последнее, что кому-либо нужно. (Помните, что на рынке уже не хватает поставок от другого крупного арабского производителя, охваченного политическим хаосом: Ливии.)

Покупателям остается только надеяться, что Казими сможет обезопасить нефтяную инфраструктуру Ирака и сохранить открытыми линии поставок, если в южных провинциях, где доминируют шииты, вспыхнут межконфессиональные распри, на долю которых приходится большая часть запасов страны.

Администрация президента Джо Байдена сталкивается с двойной угрозой. Любая потеря иракских поставок, очевидно, подорвет усилия по охлаждению рынка сырой нефти — и снижению цен в преддверии промежуточных выборов осенью. Не менее важно и то, что уход Садра укрепляет Иран в деликатный геополитический момент, когда президент одновременно пытается договориться о ядерной сделке с Исламской Республикой, заверяя ее арабских соседей в том, что им нечего бояться.

Политическая неразбериха в Багдаде, по крайней мере в краткосрочной перспективе, подольет масла в огонь Тегерану. Согласно иракскому законодательству, места в парламенте, оставленные Садром, достались кандидатам, набравшим второе по величине число голосов. В большинстве случаев это были кандидаты от партий, поддерживаемых Ираном. Этот блок, известный как Координационная структура, сейчас находится в наиболее выгодном положении для формирования коалиционного правительства.

Это может значить возвращение на пост премьер-министра Нури аль-Малики, два предыдущих срока которого на этом посту, с 2006 по 14 год, характеризовались открытой лицензией для Ирана на углубление своего влияния в иракских делах, особенно в силах безопасности страны. Тегеран также поддерживает параллельную сеть шиитских ополченцев, которых он использует для нападения на вооруженные силы США в Ираке и нанесения ракетных ударов и ударов беспилотников по Саудовской Аравии.

Казими, которого считают прозападной фигурой, добился лишь ограниченного успеха в обуздании ополченцев; Малики вряд ли даже попытается это сделать. Вместо этого он будет использовать силы государственной безопасности для подавления любого восстания сторонников Садра.

Могут пройти недели, даже месяцы, прежде чем будет сформировано новое правительство. Нешиитские партии в восторге от КС не больше, чем от фракции Садра. Но Иран особо не торопится. Если, как сейчас кажется все более вероятным, ядерные переговоры провалятся, Тегеран сможет свободно использовать Ирак для создания проблем для США и их союзников на Ближнем Востоке. И если внутришиитский конфликт помешает поступлению иракской нефти на мировой рынок, это вполне устроит Иран, поскольку резкий рост цен обеспечит желанный прирост его экспортных доходов, ограниченных санкциями.

Для США хороших результатов не предвидится: политический хаос в Багдаде так же плох, как и иранское марионеточное правительство.

Bloomberg.com  —  Перевод Riataza.com

0 комментарий
0

Related Posts