MEE: Саудовско-турецкое примирение вызывает беспокойство в Иране

автор RIATAZA
645 просмотры

После года интенсивных дипломатических усилий по нормализации и открытию новой страницы отношения между Турцией и Саудовской Аравией, похоже, потеплели после двухдневного визита президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Эр-Рияд 28 апреля.

Визит привлек большое внимание, так как Эрдоган и наследный принц Саудовской Аравии Мухаммед бен Салман были замечены пожимающими друг другу руки и обнимающимися.

Ведущие аналитики и СМИ переоценили экономические факторы в этом примирении в ущерб геополитическим условиям и условиям региональной безопасности, которые традиционно играют решающую роль в формировании отношений между Эр-Риядом и Анкарой.

Региональная политика Ирана и США занимает уникальное положение в этой динамике.

Ссылаясь на геополитические факторы и факторы безопасности, общее настроение в соседнем Иране было против примирения между Саудовской Аравией и Турцией.

С точки зрения Ирана, примирение между этими двумя региональными державами может негативно сказаться на влиянии Тегерана, особенно в Сирии, Ираке и Йемене. Более того, это может расширить возможности Саудовской Аравии в ее переговорах с Ираном по региональным вопросам, тем самым подорвав стремление Тегерана заставить Эр-Рияд согласиться на уступки.

Некоторые иранские аналитики восприняли это примирение как часть усилий США по сближению своих союзников друг с другом. Согласно этой точке зрения, конечная цель игры состоит в том, чтобы дать возможность союзникам США противостоять Ирану, России и Китаю после возможного вывода американских войск из региона.

Веб-сайт газеты «Javanonline», близкий к Корпусу стражей исламской революции (КСИР) Ирана, обвинил Эрдогана в “передаче внешней политики Турции в аренду Саудовской Аравии и ОАЭ”.

В резкой статье, посвященной визиту Эрдогана в Саудовскую Аравию, Хади Мохаммади раскритиковал три страны, уделив особое внимание роли Анкары в Ираке и Сирии.

Вопреки очевидной деэскалации между Саудовской Аравией и Ираном, напряженность в последнее время растет на фоне роли про-ксирских ополченцев в Ираке и Сирии.

Сближение между Эр-Риядом и Анкарой, вероятно, увеличит их коллективное влияние в иракской политике при условии, что Турция и Саудовская Аравия найдут способы учесть свои соответствующие интересы и поддерживать определенную координацию.

В феврале 2021 года посол Ирана в Багдаде Ирадж Масджеди выразил опасения Тегерана по поводу турецкого влияния в Ираке и призвал к выводу турецких войск с иракской территории.

В последние месяцы проиранские силы иракского ополчения, Силы народной мобилизации (PMF), все чаще нападают на турецкие силы, дислоцированные на экспедиционных базах на севере Ирака.

Сообщается, что турецкие боевые беспилотники TB2 в ответ нанесли удар по PMF на иракской территории. Нынешняя динамика турецко-иранского соперничества потенциально может перерасти в опосредованный конфликт низкой интенсивности в Ираке.

Иранцы обеспокоены тем, что турецко-саудовское примирение может привлечь больше стран к единой региональной повестке дня. Некоторые из них даже считают, что Анкара имеет возможность подключить Израиль к таким усилиям, что превратит Иран в главную цель.

Перспектива аналогичного процесса примирения между Турцией и Израилем усиливает преобладающие опасения в Иране. Это объясняет неустанные усилия иранской разведки саботировать турецко-израильское сотрудничество, пытаясь убить израильских бизнесменов и дипломатов в Стамбуле.

Сирия — еще один театр военных действий, где примирение между Турцией и Саудовской Аравией может еще больше поставить под угрозу позиции и влияние Ирана, особенно после начала российской спецоперации в Украине.

В последние несколько лет между Турцией и Израилем наблюдается скрытое совпадение интересов в отношении противодействия влиянию Ирана в Сирии. Израиль нанес более тысячи авиаударов по иранским объектам в Сирии; Турция никогда не осуждала эти нападения.

На прошлой неделе Эрдоган обнародовал план строительства новых проектов в контролируемых Турцией районах северной Сирии, которые позволили бы вернуть около миллиона сирийских беженцев. Считается, что страны Арабского залива, включая Саудовскую Аравию, могут сыграть здесь свою роль.

Кроме того, истощение финансовых ресурсов курдских ополчений, YPG и РПК, в Ираке и Сирии еще больше укрепит позиции Анкары в Сирии и лишит Иран опосредованной силы.

Кроме того, сделав заметный решительный шаг, Анкара назвала проиранских ополченцев в Сирии через персидское издание своего полуофициального информационного агентства “проиранскими террористами”.

Отношения между Эр-Риядом и Тегераном пережили, казалось бы, безжалостную борьбу, особенно после разрыва дипломатических отношений в 2016 году. Обе стороны занимали противоположные позиции практически во всех региональных спорах.

Политики в Саудовской Аравии и Иране сохраняют большую чувствительность к внутренним событиям в странах региона, рассматриваемым через призму двусторонней геополитической конкуренции. В этом смысле главным фронтом в региональной борьбе между двумя государствами является Йемен.

С момента начала разрушительной гражданской войны в стране Саудовская Аравия решительно выступала против присутствия и расширения контроля хуситов в Йемене, начав военную интервенцию в марте 2015 года.

Иран, с другой стороны, поддерживал повстанцев в Йемене различными способами. Йемен по-прежнему остается одним из главных вопросов в повестке дня продолжающихся переговоров между Эр-Риядом и Тегераном.

Аналогичным образом, Турция всегда осуждала нападения хуситов на Саудовскую Аравию. После того, как возглавляемая Саудовской Аравией арабская коалиция начала операцию «Решающий шторм» в Йемене в марте 2015 года, Анкара предоставила Эр-Рияду важную разведывательную и оборонную поддержку.

Разногласия между Саудовской Аравией и Турцией на фоне кризиса в Персидском заливе в 2017 году ослабили интерес Анкары к йеменскому вопросу. Тем не менее Турция продолжала играть там свою гуманитарную роль и продолжала осуждать нападения хуситов на Эр-Рияд.

Идея о том, что саудовско-турецкое примирение может перерасти в сотрудничество на уровне обороны, представляет собой кошмар для Ирана. Учитывая последние характеристики боевой беспилотной летательной машины Bayraktar TB2 турецкого производства, иранцы особенно обеспокоены их передачей Эр-Рияду.

В отчете, опубликованном информационным агентством Fars после визита Эрдогана в Саудовскую Аравию, особое внимание было уделено соответствию Турции политике Саудовской Аравии “в отношении Йемена”. Любое расширение процесса примирения на военное сотрудничество между Турцией и Саудовской Аравией, несомненно, вызовет повышенную тревогу среди иранских политиков.

В одном из сообщений, опубликованном информационным агентством Tasnim после визита, привлекалось внимание к вопросу о том, приведет ли улучшение отношений между Турцией и Саудовской Аравией к расширению военного сотрудничества, и может ли Турция помочь Саудовской Аравии в войне в Йемене и продать стране вооруженные беспилотники.

Устойчивость турецко-саудовского примирения зависит от многих факторов, в том числе связанных с Ираном. Два одновременных переговорных процесса особенно важны в этом отношении.

Продолжающиеся переговоры между Эр-Риядом и Тегераном по нормализации их отношений и поиску взаимоприемлемого образа жизни в регионе обещают некоторую умеренность в их затянувшемся соперничестве. Благоприятное соглашение между Саудовской Аравией и Ираном смягчило бы опасения Ирана по поводу прогресса турецко-саудовских отношений.

В настоящее время в Вене продолжается второй переговорный процесс по иранской ядерной сделке. Хотя текущие переговоры напрямую не затрагивают Турцию и Саудовскую Аравию, их исход имеет большое значение для их внешней политики.

(Али Бакир и Эйюп Эрсой для the Middle East Eye) — Перевод Riataza.com

0 комментарий
0

Related Posts