Альянс Муктады ас-Садра: Возможность для Ирака, Курдистана и США

автор RIATAZA
617 просмотры

Соединенные Штаты и их союзники сталкиваются с дилеммой и возможностями в Ираке. Парламентские выборы в октябре 2022 года привели к победе Муктады ас-Садра, традиционно антизападного священнослужителя, возглавляющего самое мощное общественно-политическое движение Ирака и одну из его наиболее доминирующих вооруженных группировок. Садр уже давно не в ладах с Западом. Его ополченцы, «Бригады мира», сражались с американскими и британскими войсками во время оккупации Ирака, и его боевики были замешаны в широкомасштабных злодеяниях.

Но у священнослужителя также есть исторические разногласия с иранским режимом, и он вовлечен в продолжающееся жестокое соперничество с несколькими вооруженными группировками, которые контролирует Тегеран или с которыми он тесно связан. После своей победы Садр предпринял яростную попытку сформировать правительство большинства, исключающее поддерживаемых Ираном ополченцев и их политических спонсоров, смелый и беспрецедентный шаг, который был встречен значительным сопротивлением. Сейчас в Ираке странные времена. Садр, чья база поддержки насчитывает от 2 до 3 миллионов в основном обездоленных иракцев, представляет одну сторону страны, которая долгое время была скована ополченцами и радикальными шиитскими исламистскими группировками. Другая часть страны представлена растущим движением гражданского общества, которое стремится к благому управлению и реформам.

Победа Садра представляет собой далеко не идеальные обстоятельства. Тем не менее, его триумф — в сочетании с поражением на выборах ополченцев, поддерживающих Иран, и альянсом, который Садр заключил с умеренными, американскими и западными политическими деятелями, такими как курды, в попытке сформировать правительство большинства — предполагает, что у США есть историческая возможность поддержать и извлечь выгоду из заслуживающего доверия межконфессионального альянса. Такое партнерство могло бы сократить пространство, в котором процветают экстремистские группировки, сократить разрыв между Ираком и арабским миром и в долгосрочной перспективе восстановить авторитет иракского государства.

ВРАГ МОЕГО ВРАГА

Садр ни в коем случае не является естественным союзником США. Его организация причастна к целому ряду жестокостей, включая насилие на религиозной почве в отношении арабских суннитов и репрессии против активистов. По оценкам США, шиитские ополченцы, которые действовали в рамках некогда сильно децентрализованного Движения садристов, а затем покинули его, были ответственны за убийство 600 американских военнослужащих. Наиболее видные из командиров, ответственных за эти смерти, поссорились с Садром и сформировали свои собственные группировки после того, как откололись от движения при поддержке Ирана.

Как садристы, так и связанные с Ираном ополченцы действуют в соответствии с идеологическими взглядами, которые подчеркиваются шиитским превосходством и борьбой с западным империализмом. Оба выступали против присутствия американских войск в Ираке. Но есть важные отличительные черты, которые отделяют Садра от его соперников, и они имеют значение для траектории развития Ирака и его отношений с Западом.

Во-первых, Садр и другие влиятельные фигуры, такие как великий аятолла Али аль-Систани, активно стремятся восстановить власть иракского государства против конкретной группы поддерживаемых Ираном групп, которые причастны к продолжающимся нападениям на американские и иракские силы, а также к ракетным и беспилотным атакам на гражданские объекты в Регионе Курдистан. Эти ополченцы продолжают совершать широкомасштабные зверства в отношении иракского гражданского населения.

Садр считает крайне важным, чтобы такие группы были исключены из следующего правительства или обузданы. Будущее Движения садристов зависит от предотвращения того, чтобы связанные с Ираном ополченцы не протянули свои щупальца внутри государства в составе Народных мобилизационных сил (PMF), зонтичной организации ополченцев, которую контролируют эти группы и которая контролирует бюджет в 2 миллиарда долларов. Доверенные лица Ирана, возможно, до сих пор спотыкались на выборах, но это группы, чье молодое руководство и кадры политически созреют. У Садра нет неограниченного окна возможностей.

Собственные ополченцы священнослужителя также еще не подчинились государственной власти и представляют собой долгосрочные проблемы. Но характер, размах и масштабы ежедневных нападений, совершаемых ставленниками Ирана, делают их доминирование более непосредственной угрозой, а их сдерживание — неотложным приоритетом, помимо более широких усилий Ирака по реформированию своего сектора безопасности, процессу, которому помогло бы политическое сдерживание PMF.

Во-вторых, связанные с Ираном ополченцы изо всех сил пытались перейти от повстанческой к жизнеспособным общественным движениям, не в последнюю очередь из-за их соучастия в системных нарушениях прав человека и уважения к Ирану. Поддерживаемые Ираном ополченцы — единственные политические субъекты, которые используют ракетные удары и атаки беспилотников, чтобы влиять и оказывать давление на своих соперников, и которые используют эти меры в качестве тактики ведения переговоров. Исключив поддерживаемые Ираном PMF из параметров иракского государства, Садр может устранить политическое прикрытие, на которое опирается группировка, чтобы безнаказанно совершать нападения. Это усугубит беды организации, которая уже потеряла поддержку общественности.

ПРОХОЖДЕНИЕ ПОЛИТИЧЕСКОЙ ЛАКМУСОВОЙ БУМАЖКИ

Запад имеет свой собственный опыт сотрудничества со своими врагами в Ираке и других странах, включая членов суннитского повстанческого движения, которые обратились к США за поддержкой и сыграли важную роль в разгроме террористической группировки «Аль-Каиды» (запрещена в РФ) в Ираке в рамках созданного США движения «Пробуждение» в 2007 году. Запад не обязан сотрудничать с Садром. Но это должно учитывать его превосходство как политическую реальность и найти способы укрепить его альянс, что является меньшим из двух зол.

Не следует легкомысленно относиться и к тому, что Садр сотрудничает с Демократической партией Курдистана (ДПК), правящей партией Региона Курдистан, возглавляемой Масудом Барзани, бывшим президентом Курдистана, который возглавил историческое стремление курдов к независимости в 2017 году. Союз Садра с Барзани не был полностью популярен среди его шиитской базы поддержки, которая высмеивала стремление Курдистана к независимости и повторяла прошлые ядовитые этноконфессиональные высказывания Садра по отношению к курдам. Аналогичным образом, Мухаммед аль-Халбуси, новоизбранный спикер иракского парламента, который вместе с Барзани завершает трехсторонний альянс Садра, стал защитником арабских суннитов и популярен в странах Арабского залива и Турции, которые подвергаются насмешкам в более широком шиитском сообществе.

Другими словами, Садр прошел лакмусовую бумажку. Западным наблюдателям следует обратить внимание на его действия — например, на сближение с курдами и Халбуси — при определении того, следует ли и как приспособиться к его восхождению на выборах. Если Садр может сформировать такой союз с нетрадиционными союзниками, то и США могут приспособиться к межконфессиональному, историческому и региональному альянсу, в который входят некоторые из самых ярых союзников Запада.

КАК США МОГУТ ПОМОЧЬ

Иран и PMF делают все возможное, чтобы сорвать трехсторонний альянс, нанося ракетные и беспилотные удары по Эрбилю (столице Иракского Курдистана), убивая соперников и используя разногласия среди курдов, чтобы заставить коалиционное правительство в Багдаде выполнять его приказы. В попытке оказать экономическое давление на Курдистан Федеральный Верховный суд Багдада под давлением Ирана недавно постановил, что экспорт курдской нефти является незаконным. Однако сроки вынесения решения и тот факт, что суд не имеет конституционного статуса, сделали его решение сомнительным и политически мотивированным.

Решение суда также не смогло удержать региональных игроков от установления более тесных связей с Эрбилем, и они продолжают поддерживать альянс Садра. Это особенно наглядно продемонстрировали энергичные визиты премьер-министра Курдистана Масрура Барзани в Турцию, Объединенные Арабские Эмираты и Катар после февральского постановления. Решение Ирана нанести ракетный удар по Эрбилю говорит об отчаянном положении, в котором оказался Тегеран, но оно также подчеркивает уязвимость союзников Америки. Это должно побудить Вашингтон работать над поддержанием импульса, созданного региональной деятельностью Барзани, а также попытками премьер-министра Ирака Мустафы аль-Казими вовлечь Ирак в орбиту арабского мира.

Регион Курдистан, как и Багдад, должен продолжать реформировать свой сектор безопасности, чтобы он мог бороться с ставленниками Ирана. Но США также должны перестать быть сторонними наблюдателями тактики принуждения Ирана и найти прямые пути обеспечения реализации политической дорожной карты Садра-Барзани-Халбуси. Альянс может уступить требованиям о создании правительства, в состав которого вошли бы союзники Ирана, но он все еще может функционировать в качестве буфера против этих групп внутри правительства и парламента.

Однако попытки Вашингтона мобилизовать своих союзников в Ираке и Регионе станут излишними, если Иран будет приставлять пистолет к их головам. Тегерану удалось добиться того, чтобы политические споры, такие как разногласия между курдами по поводу поста президента Ирака, оказали непропорциональное влияние на способность возглавляемого Садром альянса выйти из тупика в Ираке после выборов. Вашингтону следует рассмотреть вопрос о соразмерных ответных военных действиях на нападения Тегерана на Эрбиль и рассмотреть возможность поставки Курдистану комплексных систем противовоздушной обороны, шаг, который будет приветствоваться в арабском мире и может основываться на уязвимости персонала США и стратегических интересах в Эрбиле.

В настоящее время во всем регионе признается, что как решимость Садра исключить Иран и его доверенных лиц из следующего правительства Ирака, так и сам альянс предоставляют уникальную возможность свести на нет их политическое влияние способами, которые были невообразимы в прошлом. Иракцам придется взять на себя тяжелую работу. Но у США есть возможность укрепить альянс, который мог бы стать наименее худшим вариантом для Багдада в борьбе с иранской прокси-угрозой и достижении некоторой степени стабильности в Ираке.

Источник: Brookings.edu  —  Перевод Riataza.com

 

Мнения и факты, изложенные в статье, не обязательно совпадают с позицией редакции RiaTaza.com

 

1 комментарий
0

Related Posts

1 комментарий

Мураз Аджоев 19.05.2022 - 22:43

Очевидно, что автор этой якобы «серьёзной аналитической статьи» поставил перед собой в качестве главной задачи убедительно обосновать необходимость в сохранении «суверенитета и территориальной целостности» Ирака как арабского государства, а поэтому «лихо перетасовал» факты и выдал желаемое за действительное, но в заключительной части «авторских размышлений» всё-таки признал, что в итоге-то выбирать придётся лишь только менее худшее из более худших вариантов. Масуд Барзани тактически использует альянс, чтобы достичь стратегической цели — признания Багдадом независимости Южного Курдистана. И он, конечно, не скрывает это ни от США, ни от своих партнёров по альянсу, действительно предлагая им сохранить Ирак, но только в формате конфедеративного союзного государства двух суверенных стран, у одной из которых могут быть вполне дружественные, плодотворные отношения, связи с определёнными государствами, в том числе с Израилем, а у другой их может не быть. Ничего страшного не произойдёт, если, например, премьер-министр Израиля будет часто приезжать с официальными визитами в столицу Курдистана Эрбиль, но в столицу Ирака Багдад — не сможет, во всяком случае, в краткосрочной перспективе.

Комментарии закрыты