Операция «Коготь-Замок»: Ирано-турецкое соперничество за Ирак накаляется

автор RIATAZA
575 просмотры

Турция начала операцию «Коготь-Замок», последнюю из своих военных операций, направленных против турецкой Рабочей партии (РПК) в Иракском Курдистане, 17 апреля 2022 года. Операция совпадает с попыткой иракских военных установить контроль над Шангалом, регионом, в котором действуют боевики, связанные с РПК. Столкновение также происходит на фоне возобновления усилий Демократической партии Курдистана (ДПК) по строительству газопровода, соединяющего Иракский Курдистан с Турцией. Все три события затрагивают иранские интересы, что Иран и его иракские ставленники не преминули упустить.

«Коготь-Замок» является четвертой в серии ежегодных турецких военных операций, которые начались весной 2019 года и направлены на снижение способности боевиков РПК совершать трансграничные нападения на Турцию. РПК поддерживает постоянное присутствие в горных приграничных районах между Иракским Курдистаном и Турцией, недалеко от сирийской границы в Шангале и на иранской границе в горах Кандиль, где находится штаб-квартира РПК. Эта последняя операция сосредоточена в районе Зап, последнем районе на турецкой границе, где, по утверждению турецких военных, РПК может проникать в Турцию. Операция называется «Коготь-Замок», поскольку заявленная цель состоит в том, чтобы окончательно заблокировать турецкую границу для доступа РПК.

Данная военная операция проходит с молчаливого согласия ДПК. Турция запустила ее всего через несколько дней после того, как премьер-министр Курдистана Масрур Барзани посетил Стамбул, чтобы обсудить укрепление сотрудничества в области безопасности. ДПК хранила молчание в отношении заявлений президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана о том, что Эрбиль поддержал операцию. Но и ДПК не осудила «Коготь-Замок»; только Пешмерга опубликовали заявление, в котором отрицалось, что их силы сотрудничают с турецкими военными.

В манере, типичной для его прошлых дипломатических реакций на предыдущие турецкие военные операции, федеральное правительство Ирака осудило «Коготь-Замок» и вызвало турецкого посла. В то время как фракции внутри раздробленной иракской государственности, такие как Движение садристов и поддерживаемые Ираном партии и ополченцы, открыто выступают против предполагаемых нарушений Турцией суверенитета Ирака, федеральное правительство, по-видимому, не намерено воспринимать реакцию Ирака дальше дипломатических пощечин. Федеральное правительство также имеет ограниченные возможности в Иракском Курдистане. В то время как за последние годы Турция создала по меньшей мере сорок военных пунктов в Иракском Курдистане, иракская армия не может войти в Регион из-за федеративного характера Ирака.

Несмотря на осуждение Ираком операции «Коготь-Замок», операция совпадает с усилиями Ирака по ослаблению влияния Отрядов самообороны Шангала (YBS), езидского ополчения, связанного с РПК. После начала боевых действий иракские военные направили подкрепление в Шангали и ненадолго назначили губернатора Ниневии Наджима аль-Джабури исполняющим обязанности мэра. 1 мая иракские военные начали операцию по демонтажу контрольно-пропускных пунктов YBS в Шангале, затем последовали ожесточенные столкновения между YBS и иракской армией. Под давлением Турции Ирак с конца 2020 года пытается вернуть контроль над регионом.

Шангал, исторически езидский регион, попал под влияние РПК в 2014 году после того, как иракская армия и Пешмерга отступили из региона на фоне наступления террористической группировки Исламского государства (ИГ, запрещена в РФ). В 2017 году поддерживаемые Ираном ополченцы, входящие в состав Сил народной мобилизации (PMF/Хашд аш-Шааби), вошли в Шангал. Под предлогом защиты езидского населения иранские и связанные с РПК ополченцы установили влияние в стратегически важном пограничном регионе. Обе фракции связаны между собой. YBS, оставаясь под влиянием РПК, присоединилась к PMF в 2019 году. В последние годы всякий раз, когда Турция совершает воздушные налеты на YBS в Шангале, усиливаются угрозы возмездия со стороны поддерживаемых Ираном боевиков «Катаиб Хезболла» (KH), «Харакат Хезболла ан-Нуджаба» (HHN) и «Асаиб Ахль аль-Хак» (AAH). Такие ополченцы также с высокой вероятностью стоят за почти дюжиной ракетных обстрелов турецкой военной базы Башика в Ниневии за последний год.

Реагируя на «Коготь-Замок», KH, AAH и видные проиранские политики усилили антитурецкую риторику. Такая риторика сосредоточена на защите территориальной целостности Ирака на фоне обвинений в турецких нео-османских ирредентистских устремлениях. Риторика также была подкреплена действиями: 24 апреля по базе Башика вновь были выпущены ракеты. После последнего нападения на Башику появились сообщения о том, что 26 апреля турецкие беспилотники, возможно, нанесли удар по базе PMF близ Мосула.

Политика Турции направлена не только на обеспечение безопасности границ, но и на то, чтобы проложить путь к расширению энергетического сотрудничества между Турцией и ДПК. На фоне продолжающейся российской спецоперации в Украине альтернативы российскому газу становятся все более важными для глобальной энергетической безопасности. В этом контексте был возрожден план Турции и ДПК по экспорту природного газа из Курдистана в Турцию и Европу. В декабре 2021 года курдская нефтяная компания «KAR group» подписала соглашение о расширении газопровода до Дахука в пределах 35 км от турецкой границы для внутреннего производства. В феврале турецкие и курдские власти ясно дали понять о своем намерении в конечном итоге продлить этот трубопровод до Турции. После начала российской спецоперации в Украине Барзани заявил, что курдский газ в конечном итоге будет экспортироваться в Европу. Таким образом, ликвидация РПК в Иракском Курдистане приобрела еще более важное значение. РПК, скорее всего, нацелится на трубопровод, точно так же, как РПК атакует нефтепровод Киркук-Джейхан, по которому иракская нефть экспортируется в Турцию.

Газопровод будет угрожать энергетическим интересам Ирана. Турция является крупным покупателем иранского газа, важного источника дохода для иранской экономики, находящейся под международными санкциями. Диверсификация импорта турецкого газа уменьшит зависимость Турции от иранского газа. Аналогичным образом, диверсификация турецкой энергетики подорвет способность Ирана использовать экспорт газа для оказания давления на Турцию; использование Ираном поставок энергоносителей в Ирак было методом достижения выгодных для Тегерана договоренностей. Аналогичным образом, Иран обеспокоен силой ДПК и общей стабильностью Иракского Курдистана. ДПК стала партнером в трехстороннем союзе с садристским и суннитским суверенными блоками. Этот альянс направлен на то, чтобы исключить поддерживаемые Ираном политические группировки из текущих правительственных переговоров.

Учитывая угрозу иранским интересам, реакция Ирана неудивительна. Корпус стражей Исламской революции (КСИР) 16 марта нанес ракетный удар, предположительно нацеленный на логово Моссада в Эрбиле. Вместо этого ракеты поразили виллу, принадлежащую генеральному директору «KAR group». Доверенные лица иранского ополчения также, вероятно, стояли за ракетными обстрелами энергетической инфраструктуры «KAR group» в Эрбиле 6 апреля и 2 мая.

Турция и Иран движутся к игре с нулевой суммой в Ираке. В Шангале Иран и его доверенные лица могли бы отказаться от своего союза с YBS, если бы это означало, что его местоположение и интересы в регионе останутся незатронутыми иракскими военными операциями. Что касается проекта газопровода, Иран рано обозначил свою красную черту. Если проект будет реализован, Иран будет стремиться сорвать его с помощью силы или путем разжигания политической нестабильности. Аналогичным образом, Эрдоган заявил, что Кандиль в конечном итоге станет следующей целью турецких военных операций. Местонахождение Кандиля означает, что турецкие военные операции, вероятно, приведут к нестабильности в Иране, когда боевики РПК будут бежать на иранскую территорию. Полное уничтожение РПК в Иракском Курдистане помогло бы укрепить ДПК и Турцию и высвободило бы политические, экономические и военные ресурсы для продвижения их интересов в Ираке. Иран пользуется почти непревзойденным влиянием в слабом иракском государстве, возникшем после падения режима Саддама Хусейна. Иран не откажется от этого без боя.

The National Interest   —   Перевод Riataza.com

Мнения и факты, изложенные в статье, не обязательно совпадают с позицией редакции RiaTaza.com

4 комментария
0

Related Posts

4 комментария

Мураз Аджоев 14.05.2022 - 14:16

Очень странно и удивительно, что в статье NI вообще не упоминаются ни США, ни Израиль, и совсем ничего не говорится о явно катастрофической политической, экономической, социальной, гуманитарной ситуации в этом Ираке.

Ответить
Мураз Аджоев 14.05.2022 - 14:40

Кстати, в настоящее время ключевой иностранной компанией, которая будет участвовать в добыче природного газа в Курдистане, является Dana Gaz из Объединённых Арабских Эмиратов, о чём также ничего не сказано в статье NI.

Ответить
Мураз Аджоев 14.05.2022 - 21:10

Президент Исаак Герцог будет представлять Израиль на похоронах бывшего президента Объединенных Арабских Эмиратов шейха Халифы бен Заида в Абу-Даби. И.Херцог встретится с новым президентом ОАЭ шейхом Мохаммедом бен Заидом аль-Нахайаном, чтобы выразить ему свои личные соболезнования, а также поздравить с вступлением в должность.

Ответить
Мураз Аджоев 14.05.2022 - 21:16

Премьер-министр Курдистана Масрур Барзани в субботу прибыл в Абу-Даби для участия в похоронах бывшего президента ОАЭ шейха Халифы бен Заида аль-Нахайана. Премьер-министр Барзани был официально принят новоизбранным президентом ОАЭ шейхом Мохаммедом бен Заидом Аль Нахайаном.

Ответить

Оставить комментарий