Пожар в Багдаде, дым в Анбаре: Новое давление по изоляции Садра

автор RIATAZA
442 просмотры

Политический тупик в Ираке продолжает сохраняться после третьей неудачной попытки избрать президента страны 26 марта и после того, как высокопоставленный шиитский священнослужитель Муктада ас-Садр дал своим соперникам 40-дневное окно для формирования правительства без него с 1 апреля. Серьезного политического прогресса достигнуто не было, но в провинции Анбар — нынешней столице суннитского центра принятия решений — усилились попытки разделить трехсторонний альянс.

Анбар является родным городом ряда нынешних суннитских политических игроков, в том числе спикера парламента Мухаммеда аль-Халбуси и главы крупнейшего суннитского блока «За Суверенитет» Хамиса аль-Ханджара. Анбар также является коридором между Ираном и шиитами в Сирию, а оттуда к ливанской «Хезболле» и бассейну Средиземного моря.  В связи с тем, что эта была одна из провинций, захваченных «Аль-Каидой*» и «Исламским государством» (ИГ*), когда город был освобожден в декабре 2015 года, несколько стратегических районов попали в руки Сил народной мобилизации (PMF, или Хашд аш-Шааби), аналогично более поздним этапам того, что произошло в Ниневии и Салахаддине.

В результате большой участок земли в Анбаре, который стал кратковременным убежищем для Саддама Хусейна и его семьи после падения Багдада в апреле 2003 года, теперь является одним из оплотов Хашд аль-Валайи (сторонник жесткой линии фракции Хашд аш-Шааби). Поскольку город соседствует с Кербелой, а также из-за того, что между двумя провинциями — Нихеб и Рахалия — существует ряд спорных районов, на него обращают больше внимания.

Ситуация с ИГ проложила путь к гегемонии PMF в западном Ираке, который в настоящее время является одной из карт, используемых шиитской Координационной структурой для нанесения удара по Халбуси и принуждения суннитской коалиции к выходу из трехстороннего альянса. В соответствии с тем фактом, что после Багдада и Мосула Анбар теперь является центром принятия суннитских решений, шииты предпринимают попытки добиться своих целей на многих фронтах, включая освобождение из тюрьмы бывшего министра финансов Рафи аль-Иссави, а также оказание поддержки Абу Риши: первым из которых является ключевой фигурой Анбара, обладающей большей популярностью и опытом, чем Халбуси и Ханджар, и второй из которых является своего рода оппонентом спикера. Когда военные силы отправились арестовывать его после его резких твитов 31 марта, его гостевой дом был окружен Хаммерами и ополченцами подразделений «Хезболлы».

Давление на Халбуси включает активные действия PMF в Анбаре и западной части Ирака, за которым следуют угрозы со стороны племен за противодействие им, а также возвращение другого соперника Халбуси, шейха Али аль-Хатами, главы племени Дулайми.

Хатами, занимающий высокое общественное положение в Анбаре, восемь лет назад возглавил ряд вооруженных группировок племени Анбар, и его отношения с тогдашним премьер-министром Нури аль-Малики дали трещину. В качестве реакции он начал восхвалять ИГ, заявив агентству Рейтер в интервью 2014 года, что он готов сотрудничать с ИГ, выдвинув лозунг “Мы идем на Багдад” как угрозу. В результате был выдан ордер на его арест. Теперь он возвращается в Багдад в сопровождении нескольких охранников из вооруженных формирований, которые, как утверждается, связаны с «Хезболлой». Это ставит под угрозу лидерство Халбуси и Ханджара на суннитских общественных базах, особенно в Анбаре. После прибытия в Багдад Хатами набросился на Халбуси и Садра, и его поддержка проекта Координационной структуры по адаптации была очевидна из его твитов и публичных выступлений.

Использование судебной системы и суда для устранения политических соперников — старая и хорошо известная тактика Малики. Во время его правления на посту премьер-министра с 2005 по 2014 год статья 4 о терроризме была специфична для соперников и суннитской оппозиции, и теперь, с помилованием двух разыскиваемых лиц и слухами, циркулирующими вокруг еще большего, волшебник вот-вот попадет под его собственные чары. Малики и Хади аль-Амири, а также многие группы PMF были вынуждены косвенно осудить помилование разыскиваемых суннитов, чтобы оправдать себя за то, что они знали или принимали меры для возвращения Хатами.

Активизация усилий Координационной структуры в Анбаре последовала за опасением прямой конфронтации с Садром и его партнерами, а также после чувства растущей безнадежности вокруг позиции Масуда Барзани в трехстороннем альянсе. Ожидается, что эта провинция, не имеющая мощных стратегических глубин, подвергнется большему давлению и дисгармонии, чтобы уничтожить один из главных компонентов альянса «Спасение Родины». Пока что Халбуси и Ханджар не проявили никаких явных признаков выхода из альянса.

Существует теория, что это второй этап после мартовской ракетной атаки на Эрбиль и последующего поджога офиса Демократической партии Курдистана (ДПК) в Багдаде, тем более, что иранцы отменили запланированный визит Халбуси на 26 марта, так что он выглядит отверженным персонажем в Тегеране.

Также ходит много слухов о том, что Иран и Объединенные Арабские Эмираты вступили в разговор, чтобы обсудить попытки шиитских группировок вывести Халбуси и Ханджара из трехстороннего альянса. Шиитский лагерь остается привязанным к Садру, поэтому любое правительство и альянс, сформированные с Садром и его блоком, приведут к жестоким столкновениям, протестам и хаосу, подобным тому, как они штурмовали парламент и правительство, а сам он перенес свою палатку в Зеленую зону в 2014 году.

Террористические группировки, запрещены в РФ*

Автор: Ясин Таха является экспертом по иракским делам

Rudaw.net   —   Перевод Riataza.com

0 комментарий
0

Related Posts