Международная панорама для курдов и Курдистана: Январь – самый жаркий месяц

автор RIATAZA
1013 просмотры

(Время и мир за пределами Башура. Международная панорама для курдов и Курдистана).

Три недели праздничного января автор этих строк наблюдал за событиями по принципу – иногда лучше жевать, чем говорить. Потому как события явно не пошли ни по одному аналитическому сценарию.

После боя часов новогодних в самый разгар праздников в России произошел удар в подбрюшье — Казахстан, где даже анализ имеющихся в распоряжении видеокадров показал – перед нами хорошо спланированная провокация, поскольку по возле алмаатинского акимата народу было немного, но били точно.

Затем началось шоу Зеленский — Порошенко, которое вообще-то российские граждане не заказывали ни под Новый Год, ни на Рождество. Все это в сумме привело к тому, что общественное мнение нашей страны сейчас сосредоточено на одном – будет ли война на Донбассе?

Отвечая на вопрос «Кому это нужно?» я бы не спешил с выводами об «иностранных агентах». Идет передел власти в этой стране, где один клан считает, что пора уходить от власти клану другому тому, кто ее долго держит. Возможно, но это можно и нужно делать мирно, а не устраивать шоу из этого. Везде на Востоке действует принцип – сильная, но позитивно действующая личность становится двигателем прогресса. Ну а если кто засиделся у власти, может ему пора в отставку? Так, в отставку ушел президент. Но кто ему придет на смену, кто?

Люди моего поколения помнят Москву начала 90-х. Красиво говорилось на «демократических» митингах, но как к власти пришли – так все наперекосяк пошло: например, очереди за табаком, которые автор этих строк лицезрел, как некурящий, но не вставал в них. А за молоком очередь тоже помню.

Прогноз на Казахстан такой — президент Токаев с очень большой долей вероятности может оказаться «переходной» фигурой, ибо он очень сильно связан с нынешним правящим кланом и является карьерным дипломатом, чего маловато будет для эффективного руководства регионом на месте.

Украина. Давняя мысль о том, что президент и кавээнщик, все же разные специальности, к сожалению, подтвердилась. Именно г-н Зеленский делал безответственные и провокационные заявления, а отнюдь не Москва. Москва лишь отвечала на них, в меру своих возможностей.

Обо всем этом автор строк сих писал целый 2021 год, да и раньше тоже.

Теперь давайте перейдем к более курдской тематике. Начнем с «Нового пути», поскольку нужен техосмотр машины перед взлетом. И тут я позволю себе ремарку о том, что, к сожалению, в дискуссии уважаемых экспертов «Риа Таза» произошел неделикатный переход на личности действующих курдских политических деятелей, вне зависимости от того, какую партию они представляют. Тем более, что основатель портала позиционировал его как надпартийный. Это личное мнение.

Реальность же курдо-иракской ситуации такова, что оптимизма она не внушает.

Смотрим на Конституцию. Статья 70 (часть 9-я) говорит о Полномочии Президента Республики выполнять обязанности Верховного Главнокомандующего вооруженных сил на церемониях и в почетной обстановке. Однако в статье 75 читаем несколько иное: «Премьер-министр — непосредственный руководитель исполнительной власти. Он отвечает за основные направления политики государства и является главнокомандующим вооруженными силами государства. Премьер-министр определяет основные направления в работе Кабинета Министров, председательствует на его собраниях и обладает правом на отстранение министра от должности с согласия Совета Представителей».

Учитывая то, что главой исполнительной власти обозначен парламент страны, неудивительно, что иракская армия побежала с поля боя. Ведь нарушен ключевой принцип – единоначалие. То есть, премьер он же, оказывается, и главком, но за ним стоит парламент, где… лебедь, рак и щука.

Вопрос здесь такой. Кто заложил правовую коллизию в Конституцию Ирака, из-за чего она утратила юридическую значимость c самого начала? Нет, автор не американофоб, но не все золото, что блестит. И иногда, к сожалению, из-за гор Загрос в Курдистан попадают не только спасатели, но и клоуны-недоучки, в своей стране, видимо, плохо знающие собственную систему тройственного разделения властей. Но, тем не менее, «написавшие» Конституцию другого, далекого от них государства.

Поэтому курды, находясь вне нормального правового поля и, в то же время, продолжающие в году наступившем поднадоевший политический бокс «ДПК-ПСК», ставший, видимо самоцелью, рискуют выйти на нулевой результат.

Теперь Иран. То, что консервативный президент Ирана Ибрагим Раиси совершил визит в Москву, где встретился со своим российским коллегой Владимиром Путиным, сторонники жесткой линии внутри страны стремились представить эту поездку как крупную внешнеполитическую победу в русле укрепления отношений с Востоком. И глубокое недоверие многих простых иранцев к России побудило сторонников жесткой линии и администрацию Раиси подчеркнуть, что путинская Россия отличается от своей советской предшественницы.

В ходе трехчасовой встречи 19 января президенты Ирана и России обсудили широкий круг вопросов, включая переговоры в Вене, направленные на возобновление иранской ядерной сделки 2015 года. Иран и США ведут непрямые переговоры о восстановлении взаимного соблюдения соглашения. В 2018 году тогдашний президент США Дональд Трамп вышел из сделки и вновь ввел санкции, снятые в соответствии с ее условиями.

Ссылаясь на ядерные переговоры в Вене, Раиси заявил 19 января: «Мы пытаемся отменить санкции против нашей страны, и мы надеемся, что эти усилия приведут к отмене санкций». Иранский президент также вспомнил успешный опыт сотрудничества в борьбе с терроризмом в Сирии, который может быть применен также на Кавказе и в Афганистане. Далее он подчеркнул: «Ирано-российские отношения находятся на уровне стратегических и будут улучшаться».

Следует отметить, что Иран и Россия совместно сражаются с экстремистами в Сирии с 2015 года. Две страны также участвуют в многосторонних переговорах, в которых принимают участие все соседи Афганистана.

Министр иностранных дел Ирана Хосейн Амир Абдоллахиан заявил 19 января, что Путин и Раиси поручили своим соответствующим главам МИД «подготовить 20-летнюю дорожную карту долгосрочного сотрудничества» между Ираном и Россией».

Средства массовой информации Ирана широко освещали поездку президента в Москву. Сторонники жесткой линии попытались представить этот визит как внешнеполитическое достижение нового консервативного правительства в Тегеране. Так, газета Hardline Javan, связанная с Корпусом стражей исламской революции (КСИР), 20 января описала встречу Раиси и Путина как «историческое событие», а в своем выпуске от 20 января реформистская газета Sharq daily выбрала «Начало дипломатии соседства» в качестве заголовка своей поездки в Россию.

Визит Раиси в Россию — его третья зарубежная поездка с момента вступления в должность в августе 2021 года, ранее он посетил Таджикистан и Туркменистан. Китай и Россия являются двумя столпами политики Исламской Республики «Взгляд на восток», которая является реакцией на западные санкции. В этом контексте комментарии высокопоставленных внешнеполитических деятеле, накануне визита президента в Москву привлекли внимание иранских СМИ.

Бывший министр иностранных дел Али Акбар Велаяти сообщил 17 января, что он вместе с бывшим спикером парламента Али Лариджани, экс-главным переговорщиком по ядерной программе Саидом Джалили и экс-министром иностранных дел Камалем Харрази присутствовали на встрече с Раиси во время его поездки в Россию. Велаяти выразил надежду, что два президента достигнут «хороших договоренностей» по итогам переговоров в Вене, поскольку Россия играет “решающую” роль в переговорах.

В 2001 году президент Ирана – реформатор Мохаммад Хатами посетил Россию и подписал 10-летнее соглашение о сотрудничестве, которое впоследствии дважды продлевалось на 5 лет. В июле 2020 года тогдашний министр иностранных дел Мохаммад Джавад Зариф заявил о готовности Тегерана продлить соглашение 2001 года. Таким образом, 20-летняя дорожная карта, о которой в настоящее время упоминает администрация Раиси, основана на прошлых договоренностях.

Министр иностранных дел Амир Абдоллахиан 19 января назвал поездку Раиси в Москву «поворотным моментом» в политике Ирана “Взгляд на восток”. Далее он подчеркнул, что нынешняя Россия отличается от Советского Союза.

При этом Тегеран и Москва имеют давнюю историю вражды. Русско-персидские войны прошлых столетий привели к потере Ираном территорий в таких местах, как Кавказ. Это сыграло важную роль в формировании негативного образа России у многих простых иранцев. Именно в этом контексте иранские консерваторы стремятся убедить общественность в том, что Россия, возглавляемая Путиным, полностью отличается от Советского Союза и российских царей.

Мохаммад-Реза Саджади, бывший посол в России, в частности, выступил на государственном телевидении Ирана, обвинив 17 января Тегеран в том, что он не выполняет свои обязательства по двусторонним соглашениям с Москвой, что резко противоречило более распространенным представлениям о России как о ненадежной стороне в отношениях.

Правительство Ирана, вероятно, продолжит углублять связи с Россией, поскольку оно стремится к партнерству с Москвой в пику присутствию США в регионе и другим ключевым проблемам. Более того, Исламская Республика рассматривает Россию как путь для обновления оснащения своих вооруженных сил.

С другой стороны, любой шаг Москвы, рассматриваемый как использование Тегерана (например, продолжающееся молчание относительно израильских атак на иранские позиции в Сирии или проблемная роль в ядерных переговорах) может нанести удар по администрации Раиси за чрезмерное доверие к ней.

Но венцом публичной политики стал, конечно, намаз в Кремле, совершенный президентом Раиси, и его встреча с главой Совета Муфтиев России Равилем Гайнутдином на фоне, если кто не знает…двух дамочек, устроивших показ своего, извините, нижнего белья на фоне Московской джума (соборной) мечети (римейк известного казуса Pussy Riot). Связанная цепь этих, казалось бы, очень разных фактов, приводит все же к выводу: Москва – с Ираном и шиитско-иранской ветвью ислама. Хоть Верховный и отличается нерешительностью, но решение он принял.

Да, есть и еще один пример. Во время визита в Испанию в свое время президент-реформатор Мохаммад Хатами отказался пожать руку испанской королеве, ссылаясь на исламский обычай.

Дело в том, что не совсем понятно для многих, публичный намаз в священном «православно-монархическом» Кремле в глазах многих будет символически означать, что Путин реально отрекся от ставки на религиозную идеологию. Главе государства не важны религиозные взгляды, ему важно добрососедство. И это очень рационально. И вообще, насчет намаза (то, что по арабски ас-салят-молитва). Изначально шииты и сунниты никогда не становились на совместную молитву. Только Хомейни это в свое время разрешил. В России же лишь в мечетях, подконтрольных Гайнутдину шииты и сунниты вставали на один намаз. Плохо это, или хорошо – не знаю. Но ведь религия – дело личное. И из этого надо исходить, прежде всего…

Так что, вроде бы ответ на курдско-русскоязычный вопрос «кто виноват?» дан. Теперь нужен ответ «Что делать?».

С точки зрения дипломатии. Позиция автора этих строк — отказ от протокольной дипломатии, которой, к сожалению, «грешит» Курдистан. Нужно всего лишь за чаем или по зуму- скайпу обсудить реальные проекты в Башуре. Не более и не менее. Здесь и затраты меньше, а эффект больше.

Писал об этом автор этих строк весь прошлый год, надеясь, хоть, что результат к нам снизойдет. Увы, пока кругом не праздный пир, а лишь покрытые снегами время… Ну и мир.

Валерий Емельянов ИАЦ «Время и мир», специально для RiaTaza.com

Мнение, выраженное в статье, не обязательно совпадает с позицией редакции RiaTaza.com

 

0 комментарий
0

Related Posts