Надежда на демократию в Ираке в условиях эскалации политического насилия

автор RIATAZA
801 просмотры

Ирак находится на перепутье, поскольку проигравшие на недавних выборах в стране применяют насилие в попытке отменить результаты голосования. В то же время впервые появляется подлинная оппозиция.

За последний месяц в Ираке вновь наблюдается рост политического насилия.

Но вместо американских баз или конвоев, которые часто подвергаются нападениям, были некоторые менее обычные цели. На прошлой неделе в офисах суннитских мусульманских и иракских курдских политических партий в Багдаде прогремели взрывы.

В воскресенье в два курдских банка в столице были брошены гранаты.

В понедельник боевики напали на дом мусульманского священнослужителя-шиита в провинции Мутанна.

А ранее в январе в юго-восточной провинции Майсан, по-видимому, был убит высокопоставленный член шиитской военизированной группировки.

Общая нить

Какими бы разнообразными они ни были, у всех этих целей есть что-то общее. Все они сделали что-то, что оскорбило проигравших на федеральных выборах в октябре прошлого года.

Партии, проигравшие голосование в октябре, агитировали за власть в следующем правительстве, несмотря на свое поражение. И, хотя никто не взял на себя ответственность за нападения, эксперты заявили, что, скорее всего, эти партии теперь прибегают к насилию, чтобы отменить результаты выборов. Недавний всплеск нападений является результатом роста напряженности по мере приближения формирования следующего правительства страны.

Победителем октябрьских федеральных выборов стал альянс «Сайрун», или «Вперед». Хотя ни одна партия не доминировала, Сайрун получил наибольшее количество мест в парламенте на выборах, выиграв 73 из 329. Сайрун является политическим подразделением движения, возглавляемого видным шиитским мусульманским священнослужителем Муктадой ас-Садром.

Тем временем альянс ФАТХ, или Завоевание, потерпел поражение на выборах. Эта группа также является мусульманами-шиитами, но в основном связана с созданными в Ираке военизированными формированиями, известными как Силы народной мобилизации, или PMF. ФАТХУ удалось получить только 17 мест в парламенте, где ранее у них было 48.

Неуместная лояльность

PMF были впервые созданы в основном добровольцами-шиитами, которые предложили защищать страну от экстремистской группировки, известной как Исламское государство (ИГ, запрещена в РФ). Поначалу PMF считались героями, но затем он стали потухать в глазах простых иракцев.

Отчасти это объясняется тем, что многие ополченцы PMF все еще клянутся в верности соседнему Ирану, а не своей собственной стране. Иран оказывал финансовую, материально-техническую и даже духовную поддержку во время борьбы с ИГ.

С тех пор сами шиитские военизированные формирования также разделились на тех, кто известен своей лояльностью Ирану, и тех, кто присягает на верность своему собственному правительству. В последнюю группу входят ополченцы, союзные ас-Садру.

Явная неприязнь избирателей к PMF и ФАТХУ по ассоциации поставила их в очень невыгодное положение, когда дело доходит до формирования правительства.

Соперничество между шиитами

В прошлом, когда дело доходило до создания правительств в Ираке, религиозные убеждения обычно превосходили все остальные соображения. Политики-мусульмане-шииты обычно держались вместе, чтобы разделить власть и сформировать самый большой блок, что позволяло им выбрать президента, который затем выбирал премьер-министра. Это уже не так.

Соперничество между шиитскими группами уже некоторое время является «главной угрозой политическому порядку Ирака, в котором доминируют шииты, этнические секты», — сказал DW Фанар Хаддад, доцент Копенгагенского университета и эксперт по иракской политике и сектантству. «Это соперничество не ново, но оно редко было таким острым».

Политический ландшафт в Ираке изменился и больше не может «управляться через призму политики идентичности и призывов к общинной солидарности», — сказал Хаддад.

Фактически, ас-Садр, закулисный лидер победоносного альянса Сайрун, неоднократно заявлял, что хочет сформировать правительство большинства, которое потенциально исключает шиитские мусульманские партии, связанные с военизированными формированиями, лояльными Ирану. Это включает в себя ФАТХ.

Иностранные влияния

Ранее в январе Движение садристов объединилось с курдскими и суннитскими политиками, чтобы сделать первый шаг к формированию нового правительства, переизбрав Мохаммеда аль-Халбуси, высокопоставленного суннитского политика, спикером парламента.

На этой неделе ас-Садр сделал еще один красноречивый комментарий. «Ни восточный, ни западный. Правительство национального большинства», — подтвердил он в своем твиттере, ссылаясь на иранское влияние с востока и США с запада.

Предполагается, что нападения на различных лидеров PMF, таких как союзники ас-Садра, а также суннитских и курдских политиков, партий и банков, являются результатом продолжающегося возмущения ФАТХА тем, что его могут исключить из следующего правительства.

«Несмотря на то, что до сих пор никто не взял на себя ответственность, и хотя их лидеры [ФАТХ и PMF] осуждают нападения, я думаю, что недавняя эскалация насилия, которую мы наблюдаем, скорее всего, будет стратегией переговоров», — сказал Дэвид Лабуде, научный сотрудник полевого отделения в Ираке и Сирии Фонда Конрада Аденауэра, базирующегося в Ливане. «По сути, ФАТХ не набрал необходимых голосов, и теперь они ведут жесткую игру с правительственными переговорщиками».

Например, один из мусульман-суннитов-политиков, в чей офис в Багдаде бросили гранату, сообщил СМИ, что он также получал угрозы дома.

На его пороге было оставлено сообщение в конверте, в котором говорилось, что «правительство национального большинства будет иметь для вас много последствий», далее ему советовалось отказаться от переговоров с ас-Садром и не вмешиваться в шиитскую политику, рассказал он.

Это давление с целью отменить законные результаты выборов путем запугивания и насилия происходит на фоне растущей надежды на то, что парламент Ирака может наконец стать более представительным. Новый закон о выборах означает, что впервые в истории в парламенте Ирака может появиться подлинная независимая оппозиция.

Ирак на перепутье

Теперь вопрос в том, в какую сторону повернет страна: к большему насилию и потенциальной гражданской войне между вооруженными шиитскими группировками или к более подлинной демократии.

«Я думаю, что наиболее вероятный исход находится где-то между этими двумя крайностями», — сказал Хаддад из Копенгагенского университета. «Политическое насилие будет продолжаться и, возможно, обострится, но я думаю, что сделка более вероятна, чем скатывание к гражданской войне. Слишком дорого обходится исключение кого-либо из основных игроков из следующего правительства, и слишком многое можно потерять из-за личного соперничества, которое может помешать сделке».

Лабуде также сказал, что враждующие шиитские стороны, скорее всего, в конечном итоге придут к соглашению. Новое избирательное правило означает, что, хотя ФАТХ потерял много мест в октябре прошлого года, они все равно получили много голосов, отметил он.

ФАТХ и его союзники имеют почти такое же количество голосов, как альянс Сайрун. Кроме того, если Сайрун вступит в коалицию с курдскими и суннитскими партиями, их депутаты якобы будут численно превосходить курдских и суннитских депутатов, если они решат объединиться против своих шиитских партнеров.

«Впервые в предстоящем парламенте, похоже, будет официальная оппозиция», — сказал Хаддад, независимо от того, как шиитские партии в конечном итоге объединятся.

«Это отрадный прецедент в иракской политике», — сказал Хаддад. «Размер, целостность и эффективность этой оппозиции еще предстоит выяснить. Но в долгосрочной перспективе у него есть потенциал бросить вызов внутриэлитному сговору, который определил иракскую политику после 2003 года».

Источник: DW

0 комментарий
0

Related Posts