Раскол среди шиитского и курдского политического истеблишмента Ирака углубляется, сунниты явные победители

автор RIATAZA
624 просмотры

Стало ясно, что Движение садистов доминировало на первой сессии нового иракского парламента на прошлой неделе. Несмотря на своих главных шиитских соперников, «Координационную структуру» (КС), пытавшейся сорвать ход сессии, садристы вынудили законодательный орган придерживаться конституционных сроков и проголосовать за спикера и двух депутатов во время первой сессии. В результате КС обратилась в Федеральный суд, утверждая, что заседание не было конституционным. 13 января Федеральный суд вынес судебный запрет, который временно приостановил полномочия спикера и его заместителей от выполнения своих обязанностей до тех пор, пока не будет вынесено решение по двум делам, представленным КС.

Политическая ситуация еще более осложняется последними нападениями на офисы Демократической партии Курдистана (ДПК), коалиции «Такаддум» и альянса «Азм» в Багдаде в дополнение с нападением на дом нового члена парламента от Такаддум.

Шииты на грани раскола

Политическая ситуация в Багдаде зашла в тупик из-за попыток Движения садристов исключить некоторые партии, связанные с КС. Значительное превосходство на выборах, достигнутое садристами на досрочных выборах в октябре, вызвало опасения у некоторых лидеров шиитского политического дома, поскольку они считают, что когда Муктада ас-Садр возьмет под свой контроль государственные институты, особенно парламент, правительство и силы безопасности, он может пойти на то, чтобы нацелиться на них и исключить их . Некоторые полагают, что Садр будет работать над их политическим и экономическим уничтожением и будет способствовать ослаблению их влияния. Кроме того, шиитский дом стал опасаться доминирования курдов и суннитов на политической сцене. Некоторые шиитские наблюдатели полагают, что трехсторонний союз между Садром, ДПК и суннитами сделает шиитов меньшинством. Число представителей курдов и суннитов — 93 места — в альянсе превышает число представителей шиитов — 75 мест, что предвещает более значительную опасность, если другие блоки курдов и суннитов присоединятся к этому альянсу при принятии важных решений. Примером может служить избрание спикером первой парламентской сессии Мохаммеда аль-Халбуси, который получил колоссальные 200 голосов, несмотря на то, что половина шиитских депутатов бойкотировала голосование.

Разногласия по поводу крупнейшего блока

Формирование крупнейшего шиитского блока столкнулось с трудностями из-за отказа многих новых членов присоединиться к нему, это движение «Эмтидад», «Ишракат Канон», «Тасмим», члены блока «Независимый Ирак» и еще 2 независимых из Наджафа. В общей сложности 31 член исключил себя из любого крупнейшего блока. Стоит отметить, что общее число шиитских депутатов в иракском парламенте составляет 181.

Во время первой парламентской сессии 9 января Координационная структура представила список, который, по их утверждению, подписали 88 членов парламента. Некоторое изучение списка показывает, что это число не является точным. Например, среди них был Адель Хашуш, министр труда и социального обеспечения, который победил на выборах, но не принес присягу, чтобы стать членом парламента. Несмотря на включение Иракского независимого блока в число десяти членов, пятеро из них заявили, что они никогда никому не разрешали подписываться от их имени и не будут входить ни в один блок.

В то время как Движение садристов получило 73 места, к ним присоединился член из Диялы, который был садристом на предыдущих выборах, и член партии, созданной губернатором Васита Мохаммедом аль-Маяхи. Таким образом, мы можем сделать вывод, что садристы насчитывают 75 членов.

В результате Координационный состав не может превышать 75 членов, что соответствует числу садристов.

Однако у садристов есть козырь в руке. Согласно информированным источникам, они представили два списка, которые претендуют на звание крупнейшего блока. Первая называется «Реформа Родины» (Эслах Ватан), в которую входят только шииты. Вторая называется «Спасение Родины» (Энкат Ватан), в которую входят садристы, ДПК и сунниты, и она насчитывает 162 члена.

Стоит отметить, что радикальные шииты параноидально относятся к этому шагу Садра. Они верят, что это будет началом конца их власти.

Спор о том, кто сформирует самый крупный блок, еще не закончился. Этот же аргумент может вновь усилиться в ближайшем будущем, когда парламент возобновит свою работу после того, как Федеральный суд примет решение по переданным ему делам.

Курдские и суннитские блоки

Сунниты являются крупнейшими победителями политических переговоров после выборов. Им удалось объединиться в один альянс (Аль-Азм и Такаддум), выдвинуть одного члена на пост спикера парламента и победить подавляющим большинством голосов. Они также стали влиятельным фактором, возможно, даже королями внутри шиитского и курдского блоков, примкнув к кандидатам на пост президента и премьер-министра.

С другой стороны, курдский дом получил больше трещин после того, как ДПК вступила в союз с садристами без своего ведущего партнера в регионе, Патриотического союза Курдистана (ПСК). Они сделали это, несмотря на то, что сформировали совместную делегацию с ПСК для посещения Багдада за пару дней до парламентской сессии 9 января. Кроме того, ДПК выдвинула кандидата на пост президента, который ПСК занимает с 2006 года.

У ДПК есть многоуровневые цели, которых она хочет достичь. Они хотят навязать новую реальность в политике Курдистана: они считают, что представляют большинство курдских избирателей. Им больше не нужно делить должности со своим долгосрочным партнером, ПСК. Они также считают, что Стратегический союз, подписанный лидером ПСК покойным Джалалом Талабани и лидером ДПК Масудом Барзани, больше не действует.

ДПК поставила перед собой цель достичь «комфортного большинства» в Курдистане в 2011 году во время своей 13-й партийной конференции. Руководство ДПК считает, что пришло время реализовать этот принцип после трещин, от которых пострадал ее партнер, ПСК. В результате ДПК выдвигает видного члена своего руководства Хошияра Зибари вместо кандидата от ПСК, нынешнего президента Бархама Салиха. Кроме того, ДПК может отражать эту политику во время предстоящих выборов в Регионе Курдистан и формирования следующего Правительства Региона Курдистан (ПРК).

В последние годы разногласия в рядах курдов в Багдаде привели к тому, что они значительно утратили свое влияние. Во время процесса формирования правительства в 2014 и 2018 годах курдские депутаты даже не присутствовали в зале парламента, когда началось голосование по министрам. Три министерства, которые были выделены для курдов, оставались вакантными в течение нескольких месяцев. Они также потеряли многие высокие посты в федеральном правительстве, такие как губернатор Киркука, начальник штаба армии, заместитель начальника разведывательной службы, командующий военно-воздушными силами, председатель Независимой избирательной комиссии, а также большое количество заместителей министров, послов, генерального директора и многое другое.

Курды до 2014 года были королями и наиболее влиятельными игроками в багдадской политике. Теперь, когда они потеряли свое единство, они слабее, чем когда-либо.

Следующие шаги

Федеральный суд вынес предписание временно приостановить результаты первой парламентской сессии до рассмотрения переданных ему дел о конституционности процедур избрания спикера парламента и его заместителей. Многие эксперты-юристы считают, что суд отклонит эти дела. Однако некоторые считают, что суд может признать сессию неконституционной, что будет означать возврат к исходной точке и повторение первой сессии, когда Махмуд аль-Машхадани будет исполнять обязанности спикера в качестве старшего депутата. Такое решение значительно усложнило бы политическую сцену.

Без сомнения, судебный запрет проложил путь для дальнейших политических переговоров и дал сторонам больше времени для диалога, который мог бы привести к решениям, ослабляющим напряженность между противоборствующими сторонами. Однако разрыв между этими партиями все еще значителен, и на горизонте нет никаких признаков соглашения, несмотря на второй визит лидера коалиции ФАТХ Хади аль-Амири к Муктаде ас-Садру 15 января.

Если Федеральный суд примет решение о том, что выборы спикера были конституционными, начнется обратный отсчет до избрания президента Республики, и конкуренция между ПСК и ДПК усилится. Разногласия также будут обостряться внутри суннитского и шиитского компонентов относительно поддержки кандидатов. Ожидается, что избранный президент Республики после своего избрания назначит лицо, выдвинутое для формирования следующего правительства. А это означает, что выборы президента — это не чисто курдское дело; его избрание означает, что все политические компоненты будут затронуты и, следовательно, будут работать над тем, чтобы повлиять на его результат.

Политическая обстановка в Ираке остается сложной до тех пор, пока не будет принято решение о крупнейшем блоке в парламенте. Каждый из этих случаев имеет положительные и отрицательные аспекты, поскольку он напрямую влияет на выбор и назначение следующего премьер-министра.

Автор: Фархад Алаалдин является председателем Иракского консультативного совета. Он был политическим советником бывшего президента Ирака Фуада Масума, бывшего начальника штаба премьер-министра ПРК с 2009 по 2011 год и бывшего старшего советника премьер-министра ПРК с 2011 по 2012 год.

Rudaw.net    —    Перевод Riataza.com

2 комментария
0

Related Posts

2 комментария

Станислав Иванов 17.01.2022 - 18:57

На ум приходит цитата из фильма Эльдара Рязанова «С легким паром», когда актер Яковлев говорит: «Какая гадость эта ваша заливная рыба». Так и подковерная возня в парламенте Ирака напоминает какой-то гадюшник или курятник. Никому нет дела до живущих в нищете и страхе за свои жизни простых иракцев. Они не живут, а выживают в одной из самых богатых по нефти и газу стран мира. А эти нувориши и халифы на час делят портфели и пилят бюджетные деньги.

Мураз Аджоев 17.01.2022 - 20:32

Совершенно верно подмеченное описание Ирака: «гадюшник», где разные «нувориши и халифы на час делят портфели и пилят бюджетные деньги» на фоне всеобъемлющего бандитизма и терроризма. Это продолжается вот уже 16 лет с момента учреждения нового «федеративного» Ирака в 2005 году. А что же говорить о Сирии? Однако международное сообщество продолжает цинично наблюдать за этими «государствами-гадюшниками», а СБ ООН в своих резолюциях признаёт суверенитет и территориальную целостность этих «стран-призраков», что с точки зрения принципов международного права является колоссальным гуманитарным преступлением.

Комментарии закрыты