Есть ли у турецкой оппозиции план по «курдскому вопросу» и как это повлияет на результаты будущих выборов?

автор RIATAZA
755 просмотры

В связи с тем, что «Национальный альянс» — ведущая оппозиционная сила Турции, возглавляемая кемалистами, все более уверен в том, что на следующих выборах он отберет власть у Эрдогана, тем самым завершив двадцатилетнее правление консервативной партии справедливости и развития (ПСР), вновь выдвигается идея нового мирного процесса для решения проблем курдов.

Прошло шесть лет с тех пор, как рухнул последний такой «мирный процесс», призванный положить конец военным действиям между воинствующей Рабочей партией Курдистана (РПК) и турецкой армией. Со своей стороны, правящая ПСР и ее ультранационалистический союзник, ПНД, утверждают, что они решили эту проблему, тем самым обеспечив «единство всей нации». Но лидеры оппозиции утверждают, что этот вопрос относится к компетенции парламента – шаг, по-видимому, рассчитанный на привлечение избирателей Демократической партии народов (НДП), поддерживающей интересы меньшинства, на предстоящих выборах.

Подход кемалистов к мирному процессу

Главная оппозиционная партия – НРП (Народно–республиканская партия, кемалисты) — критиковала администрацию ПСР во время последнего мирного процесса, который начался в 2013 году, за то, что она напрямую поддерживала связь с высокопоставленными членами РПК по каналам разведки и общалась исключительно с ДПН, выступающей за меньшинства, вместо того, чтобы вести переговоры в парламенте для большей прозрачности. Когда в 2015 году процесс сорвался, председатель НРП Кемаль Кылычдароглу обвинил правительство в том, что оно несерьезно относится к поиску решения, и призвал парламент создать «межпартийную комиссию по примирению».

По прошествии шести лет практически нет признаков того, что военные действия ослабевают. После бесчисленных военных операций против РПК в Турции, северной Сирии и северном Ираке, а также после того, как ДПН столкнулась с официальным запретом Верховного суда за «сотрудничество с террористической группировкой», Кылычдароглу вновь призвал к мирному процессу.

Надеясь получить поддержку от прокурдской ДПН: Сезгин Танрикулу, юрист по правам человека, депутат и советник председателя НРП Кылычдароглу, отмечает, что ДПН поддержала законопроект, который его партия внесла в парламент во время предыдущего мирного процесса, и что они могли бы снова быть на одной странице: «Мы предложили создать «комиссию по примирению», состоящую из депутатов от всех политических партий в парламенте, и создать «комитет по выработке общего мнения. Комиссия должна была предоставить комитету полномочия и легитимность для общения с этими сторонами конфликта, и все это было бы зафиксировано письменно»».

Он также требует, чтобы ДПН была представлена в парламенте, одновременно игнорируя важность лидера РПК Абдуллы Оджалана для большинства избирателей ДПН: «Крайне важно, чтобы ДПН была представлена в турецком парламенте. Но Имрали [ссылка на лидера РПК Абдуллу Оджалана; Имрали находится там, где он был заключен в тюрьму более 20 лет] не является законным. Этот вопрос должен быть решен законным органом».

Достаточно ли нынешней тактики кемалистов, чтобы привлечь голоса ДПН?

Согласно недавним опросам, поддерживающая меньшинства ДПН все еще может рассчитывать на получение около 10 процентов голосов, и она не вступила ни в какой альянс. Совокупного потенциала остальных оппозиционных партий недостаточно, чтобы бросить серьезный вызов президенту Реджепу Тайипу Эрдогану, поэтому оппозиция надеется заручиться поддержкой избирателей ДПН.

Последняя инициатива Кылычдароглу является позитивным шагом, указывающим на то, что его партия открыта для продвижения к примирению, если они будут избраны. Но это вызвало быструю реакцию со стороны высокопоставленных членов партии ДПН. Бывший сопредседатель партии Сезай Темелли утверждал, что парламент имеет решающее значение, но Оджалан является ключом к решению проблемы. Нынешний сопредседатель ДПН Митат Санкар согласился, заявив, что «Имрали определенно сыграет свою роль в этом процесс»».

Респуликанская народная партия вряд ли по-настоящему активно проявит себя в курдском вопросе, вплоть до самых выборов до самых:

«Нынешняя политика НРП заключается в том, чтобы держаться подальше от тем, которые могут привести к расколу и проблемам внутри Национального альянса, и курдский вопрос является одним из них», — говорит Вахап Коскун, профессор права в Университете Диджле Диярбакыра, в восточной Турции, где большинство курдов. Однако он убежден, что «из-за отсутствия вариантов для курдских избирателей», скорее всего, последние проголосуют за кандидата от Национального альянса, если они почувствуют, что отдельный кандидат привержен обеспечению подлинного представительства всех идентичностей

Член руководства ДПН Мерал Данис Бештас подтвердила, что «нет другого способа решить проблему, кроме диалога», и что ПНД поддержала процесс «под запись» через парламент. Но верит ли партия в искренность оппозиционного блока?

Она ответила: «Вы можете подумать, что это наивно, но, если оппозиция будет придерживаться позитивного подхода, у нее будет больше решимости найти решение. Политические партии – националистические или иные – могут оказывать влияние на массы. Мы испытали это во время мирного процесс»».

Как позиция «Партии добра» влияет на Кылычдароглу?

Националистические силы, на которые ссылается Бестас, — это сторонники «Хорошей партии» или в другом варианте «Партии добра» (IYI), которые представляют собой еще одно препятствие для усилий кемалистов по отправке позитивных сигналов в направлении ДПН.

«Партия добра», основанная политиками, отколовшимися от националистической ПНД в 2017 году, является союзником НРП в Национальном альянсе. Хотя ее члены первоначально поддержали Кылычдароглу, когда он призвал к парламентскому решению, среди них возникло также неоднозначное отношение к инициативе лидера кемалистов.

Во время недавнего турне по юго-востоку Турции, населенному в основном курдами, к председателю партии IYI Мераль Акшенер обратился курд, заявившей: «Вы можете отрицать Курдистан, но сейчас вы находитесь в Курдистане». С ее националистической базой избирателей, следящей за риторикой и осознающей деликатный характер вопроса, Акшенер, похоже, тщательно взвесила свой ответ. В конечном счете, однако, она признала, что не может принять слово «Курдистан».

После шквала реакций – положительных и отрицательных – с обеих сторон, она продолжила, утверждая, что мужчина работал на ДПН, и что «Курдистан» был выражением, используемым «террористической группой». Позже она призвала ДПН держаться на подходящем расстоянии от РПК.

В связи с тем, что большая часть турецкого общества ожидает выборов скорее раньше, чем позже, «добрые» политики и НРП, похоже, менее чем едины в своем подходе к курдскому вопросу. В конце октября, когда НРП выступила против законопроекта, дающего правительству полномочия отправлять турецких солдат в Ирак и Сирию еще на два года, «Партия добра» проголосовала за военную кампанию.

Вахап Коскун, профессор права в Университете Диджле в Диярбакыре, где большинство составляют курды, сказал, что он не думает, что НРП разработает серьезный план продвижения вперед по курдскому вопросу до выборов. «Их политика заключается в том, чтобы держаться подальше от тем, которые могут создать разногласия и проблемы внутри Национального альянса, и курдский вопрос является одним из них. НРП просто посылает избирателям ДПН сигнал о том, что они будут стоять рядом с ними».

Тем временем «Партия добра» пытается консолидировать поддержку среди своих избирателей, в основном городских, националистических. Но укрепляет ли эта нерешительная политика доверие среди сторонников ДПН к возможности того, что Национальный альянс вдохнет новую жизнь в мирный процесс, если они придут к власти?

Избиратели ДПН показали, что они могут оказать поддержку во время местных выборов 2019 года, говорит Танрикулу, когда они проголосовали за кандидатов от Национального альянса. Он считает, что курдский вопрос может быть решен при однозначной поддержке «Партии добра»: «Это вопрос, который касается Турции: должны быть охвачены все слои общества. Я верю, что «партии добра» покажет, что он готов помочь найти санкционированное парламентом решение этой проблемы».

Коскун, с другой стороны, убежден, что «из-за отсутствия вариантов для курдских избирателей», вполне вероятно, что последние проголосуют за кандидата от Национального альянса, если они почувствуют, что отдельный кандидат привержен обеспечению подлинного представительства всех идентичностей.

Когда его спросили, сможет ли «Национальный альянс» выдвинуть конструктивные предложения на пути к будущему миру, он сказал, что все зависит от силы и количественного уровня их парламентского мандата.

Хотя это может и не быть приоритетом, когда они войдут в правительство, если НРП – при поддержке ДПН – пойдет осторожным, промежуточным путем к курдскому решению, вполне вероятно, что они получат зеленый свет от своих политических партнеров.

 По материалам турецкой прессы подготовил ИАЦ «Время и мир»

 

0 комментарий
0

Related Posts