С кем Муктада ас-Садр будет заключать союз, чтобы сформировать новое правительство?

автор RIATAZA
416 просмотры

Выборы в Ираке 10 октября усилили парламентскую силу непостоянного шиитского проповедника Муктады ас-Садра и, согласно предварительным результатам, резко снизили силу его противников, проиранского альянса Хашд аш-Шааби.

Окончательный подсчет голосов, организованный для умиротворения антиправительственных протестов молодежи, начавшихся в 2019 году, ожидается в ближайшие несколько недель, но пока ни у одного блока нет четкого мандата.

Это означает, что многочисленные политические партии будут участвовать в длительных переговорах по созданию альянсов и назначению нового премьер-министра.

Какие союзы возможны?

Харит Хасан, старший научный сотрудник-нерезидент Ближневосточного центра Карнеги, в целом видит два основных потенциальных сценария.

Первый — это возрождение «шиитского альянса» между Садром, который критиковал иранское влияние, и Хашд аш-Шааби, бывшей военизированной сетью, которая теперь интегрирована в регулярные силы безопасности.

Результаты на данный момент показывают, что Садр получил более 70 из 329 мест в парламенте.

По словам Хасана, этот вариант коалиции приведет к тому, что Садр примет «новое соглашение о разделении власти с компромиссным кандидатом» в качестве премьер-министра.

Также будет достигнуто соглашение «об определенных принципах» реформы, включая будущее и структуру Хашд аш-Шааби», — сказал он.

Любой компромиссный кандидат на пост премьер-министра должен будет получить молчаливое благословение Тегерана и Вашингтона, заклятых врагов, которые оба являются союзниками Багдада.

Согласно предварительным результатам, альянс «Завоевание» (ФАТХ), политическое подразделение многопартийной партии «Хашд аш-Шааби», вышел из выборов, получив всего около 15 мест в парламенте.

По последним подсчетам голосов, ФАТХ занял 48 мест, что делает его вторым по величине блоком.

Источник в ФАТХ сообщил AFP, что некоторые из его лидеров «предложили представителю садристов заключить союз» с ними и другими шиитскими организациями.

По второму сценарию Садр присоединится к Масуду Барзани, давнему главе Демократической партии Курдистана, которая управляет Курдским автономным регионом на севере Ирака.

Мохаммед аль-Халбуси, бывший спикер парламента, который культивирует образ динамизма и возглавляет строительный бум в своем родном городе Рамади, также может стать частью этой коалиции вместе с более мелкими группами.

Этот сценарий возможен только в том случае, если Садр «не поддастся давлению» Хашд аш-Шааби, сказал Хасан, который не исключает «какого-то хаоса или вооруженного конфликта» в стране, где практически все политические субъекты имеют связи с вооруженными группами.

Несмотря на потерю мест, ожидается, что Хашд аш-Шааби по-прежнему будет иметь вес в парламенте благодаря поддержке членов, которые заявляют, что они независимы, и договоренностям с бывшим премьер-министром Нури аль-Малики, который занимал этот пост в период с 2006 по 2014 год.

Союзник Хашд аш-Шааби и фигура, близкая к Ирану, Малики получил более 30 мест.

Кто будет премьер-министром?

Кандидат, который может заменить Мустафу аль-Казими, пока никто не озвучивает.

Садр утверждал, что собирается назначить следующего премьер-министра, но в конечном итоге выбранный «должен быть согласованным кандидатом», — сказал Лахиб Хигель, старший аналитик по Ираку в Международной кризисной группе.

Им может быть сам Казими.

Имея хорошие связи как в Тегеране, так и в Вашингтоне, он перенес выборы, первоначально запланированные на 2022 год, в ответ на антиправительственные протесты по поводу повальной коррупции, безработицы и сбоев в государственных услугах.

Не имея собственной базы и места в парламенте, Казими мог бы стать удобным выбором, «потому что в определенной степени вы избавитесь от части ответственности, когда лицом правительства станет кто-то другой», — сказал Хигель.

«У него есть шанс».

По мнению Хасана, «у Казими все еще есть хорошие шансы остаться на своем посту».

— А как насчет роли Ирана?

Потеря мест ФАТХ, который очень близок к Ирану, не обязательно ослабит роль Тегерана в Ираке.

«Иран оказывает влияние в Ираке с 2003 года», — сказал Хигель за несколько лет до того, как альянс Хашд аш-Шааби впервые вошел в парламент в 2018 году.

По словам Хасана, у Ирана есть три основных интереса в отношении своего соседа: прекращение военного присутствия США, численность которого составляет 2500 человек, и обеспечение отсутствия угроз со стороны Ирака; поддержка Хашд аш-Шааби; и сохранение иракского рынка открытым для товаров из страдающей экономики Ирана.

Хасан добавил, что Иран «не рассматривает Садра как врага, но они внимательно относятся к риску того, что он будет доминировать» на шиитской сцене.

0 комментарий
1

Related Posts