Почему вывод войск США из Афганистана вызвал опасение у курдов Башура и Рожавы?

автор RIATAZA
453 просмотры

Резкий вывод войск США из Афганистана вызвал опасения у курдов в Иракском Курдистане и Сирийском Курдистане, что тот же сценарий может повториться в их районах, что может иметь катастрофические последствия. И речь отнюдь не только о возможном резком росте присутствия и влияния исламистского фундаментализма и экстремизма.

Возможность для курдов получить обрести из своих прав в Ираке и Сирии исторически была связана с присутствием США в обеих странах. Курды в Иракском Курдистане смогли создать свой собственный автономный регион после второй войны в Персидском заливе в 1991 году. Это произошло, когда США и их западные союзники создали гуманитарную бесполетную зону в Иракском Курдистане в соответствии с резолюцией ООН 688, принятой в 1991 году.

Эта положение окончательно сформировалось в 2003 году, когда США свергли баасистский режим в Багдаде, и регион Курдистан стал официальной федерацией в соответствии с новой конституцией Ирака в 2005 году. Американо-курдские отношения укрепились в Иракском Курдистане в связи с появлением террористической группировкой Исламское государство (ИГ, запрещена в РФ) в 2014 году. Курдские бойцы из Башура (Иракского Курдистана), то есть Пешмерга, считались одними из тех, на кого Вашингтон больше всего полагался в борьбе с ИГ.

Сотрудничество между США и курдами также включало курдских бойцов в Сирии, известных как Отряды народной защиты (YPG), которые возглавляли борьбу с ИГ в Сирии. Это, в свою очередь, позволило курдам в Сирии создать самопровозглашенную администрацию в 2014 году в Рожаве?

Тесные американо-курдские связи на протяжении всего кризиса вокруг ИГ заставили страны, между которыми разделен исторический Курдистан, обвинить Вашингтон в принятии курса, направленной на разделение региона и формирование курдского государства, границы которого простираются до Средиземного моря. Именно это заставило эти страны, особенно Турцию и Иран, принять упреждающую политику, чтобы противостоять стремлению курдов к получению прав, включая независимость.

Исходя из этого, Турция оккупировала города Африн в 2018 году, а Саре Кани (Рас аль-Айн) и Гире-Спи (Телль-Абьяд) в 2019 году в Сирийском Курдистане. Кроме того, Багдад, Тегеран и Анкара совместно не признали результаты референдума о независимости в Иракском Курдистане в сентябре 2017 года, которые в подавляющем большинстве были за независимость Курдистана. В обоих случаях официальные США дистанцировались от ситуации и, таким образом, отказались от курдов, которые были близкими партнерами Вашингтона.

Курды обеспокоены тем, что любой вывод войск США из Ирака и Сирии побудит правительства Турции, Ирана, Ирака и Сирии подорвать завоевания курдов в Иракском Курдистане и Сирийском Курдистане. Следовательно, курды вполне реально могут вернуться к ситуации до 1991года. Кроме того, они вполне серьезно обеспокоены тем, что четырехсторонняя месть правительств этих стран не только сведет на нет их ощутимые достижения на местах, но и повлияет на их существование как нации.

Правительства этих стран вели себя агрессивно с курдами в разгар американского присутствия в Ираке и Сирии, так как же они поступят с ними, если США уйдут из обеих стран?

Несомненно, курды в Ираке и Сирии являются единственными проигравшими от любого возможного вывода американских войск из обеих стран. Причина в том, что курды в Иракском Курдистане и Сирийском Курдистане исторически смогли получить некоторые из своих прав в сочетании с американским присутствием в обеих странах. Это происходит после отказа всех сменявших друг друга режимов в Багдаде и Дамаске, начиная с середины прошлого века и по настоящее время, добровольно и демократическим путем предоставить курдам их права.

Таким образом, любой случайный и беспорядочный уход США из Ирака и Сирии будет иметь катастрофические последствия для курдов. Причина в том, что на этот раз месть на местном и региональном уровнях против них не только уничтожит их нынешние достижения, но и может поставить под угрозу их существование как народа и нации.

Внешняя военная поддержка курдам жизненно необходима. Но возникает вопрос – возможна ли альтернатива США по серьезной военной защите и поддержке курдов? Здесь возможны два варианта – либо отправка в Сирию контингента ООН по мандату Совета Безопасности и взятие Россией, как постоянным членом Совбеза ООН, этой военно-политической проблемы. Тем более вчера, как сообщают СМИ, Эрдоган обратился к российскому лидеру c просьбой помочь «предотвратить нападения курдских военизированных формирований на турецких военных на севере Сирии».

Первый вариант при нынешнем состоянии международных отношений заведомо непроходной. Очевидно, если инициатива посылки контингента ООН будет исходить от какой-либо стран Запада, на нее наложат вето Россия и (или) Китай. Если же Москва выступит с таким предложением, то однозначно наткнется на вето Запада. Слишком сильны сейчас международные противоречия для того, чтобы великие державы консолидировались на единой позиции по данному вопросу.

Взятие России в свои руки того, что ранее делал в регионе контингент США, занять его место и играть его роль также сложно. Как Россия, так и Турция ангажированы поддержкой совершенно определенных сторон в сирийском конфликте, и эти стороны (Дамаск и национал-исламистская оппозиция Сирии) резко противостоят.

На наш взгляд, в данный момент, наиболее актуальным представляется составить объективную картину расклада политических сил внутри самой Рожавы. На фоне некоторых оптимистических мнений среди курдской общественности о непременном объединении на перспективу в независимый Курдистан Рожавы и Башура, реальность выглядит не столь радужной и обнадеживающей. Во-первых очевидно, что правящие политические силы Рожавы держат курс в отношении Эрбиля и его инициатив, а то и прямое противостояние, выразившееся, в частности, в недопуске «Пешмерга-Рож», поддерживаемых и сформированных ПРК на территорию Рожавы. Внешним сторонам по отношению к PYD-YPG, так же не до конца понятен и ясен реальный уровень их взаимодействия с РПК. Слишком затянувшийся переговорный процесс, до сих пор нерешенный вопрос об отношениях администрации Рожавы и правящей в административной автономии «Партии демократического союза» и ориентирующегося в том числе на ПРК «Курдского национального совета» (КНС). Кроме того, в международные правозащитные структуры поступают сигналы, что не все так (как в Башуре) беспроблемно в отношениях между курдами и их структурами в Башуре. Острых моментов не зафиксировано, однако представители национальных и религиозных групп говорят, что не до конца уверены в стабильности и безопасности своего положения при нынешнем политическом раскладе.

Таким образом, прояснение ситуации может существенно стимулировать к развитию военного партнерства курдов с внешними экторами ближневосточной ситуации, как с Россией, так возможно и с пока дистанцировавшимися от этого региона США.

ИАЦ «Время и мир»

 

0 комментарий
0

Related Posts