Новый мир и старые проблемы, стоящие перед Регионом Курдистан

автор RIATAZA
502 просмотры

Д-р Азад Аслан и Севад Кадир

Хаотические сцены в Афганистане, особенно в аэропорту Кабула, последовавшие за выводом войск Соединенных Штатов и НАТО, вызвали ударные волны на Ближнем Востоке, включая Иракский Курдистан. Будет ли внезапный вывод войск США и НАТО из Афганистана повторен в Ираке и Регионе Курдистана? Несомненно, этот вопрос вызвал беспокойство как у политических элит Курдистана, так и у общественности в целом.

Здесь, в этой короткой статье, мы не будем подробно останавливаться на этом конкретном вопросе, скорее мы стремимся раскрыть некоторые фундаментальные структурные проблемы, с которыми сталкивается Регион Курдистан в новых глобальных условиях после войн в Ираке и Афганистане и потрясений Арабской весны. Мы также скромно пытаемся предложить решения и идеи о том, как решать эти проблемы.

Ирак — это не Афганистан

Подробно останавливаться на причинах и факторах, которые привели к решению США отступить из Афганистана, выходит за рамки данной статьи. Однако достаточно подчеркнуть, что США вышли из Афганистана в связи с изменением его национальных и глобальных интересов и стратегических целей. Сравнение условий в Афганистане с условиями в Ираке не только упрощает ситуацию в этих двух ближневосточных странах, но и даст поверхностное представление о глобальной борьбе за власть, которая продолжается с момента распада бывшего Советского Союза.

Ирак, его Регион Курдистан в частности, и Ближний Восток в целом являются стратегически важными регионами как для США, так и для Европейского союза (ЕС + Великобритания). Полный уход из региона, скорее всего, создаст политическую и военную пустоту, которую могут легко заполнить региональные (Турция и Иран) и другие полуглобальные державы (Россия и Китай). Ни США, ни ЕС не желают покидать этот стратегически важный регион ради этих формирующихся международных сил.

В то же время стратегическая озабоченность США все больше смещается в сторону сдерживания Китая с концентрацией внимания на Азиатско-Тихоокеанском регионе. Однако этот стратегический сдвиг не следует интерпретировать как уход США с Ближнего Востока. Власть США — более четко это проявилось в администрации Обамы — стремилась установить стабильность и мир на Ближнем Востоке путем установления управляемого баланса между шиитами и суннитами. В первую очередь по этой причине администрация Обамы вступила в переговоры с Ираном по поводу его ядерной деятельности. Введя Иран в международный порядок и, таким образом, сократив его дестабилизирующую политику в регионе через своих доверенных лиц, США надеялись на то, что возобладает определенная стабильность. Однако эта политика потерпела неудачу, поскольку регион пережил потрясения, последовавшие за арабской весной, и дестабилизирующую контрполитику региональных (Ирана и Турции) и других международных держав (России и Китая).

В настоящее время, похоже, США больше не видят жизнеспособности этой политики баланса в регионе и постепенно переходят к реструктуризации региона в рамках растущего сотрудничества с ЕС и Великобританией. Поскольку США сосредоточены на сдерживании Китая, ЕС может постепенно брать на себя большую ответственность на Ближнем Востоке. Говоря более классическим языком, Ближний Восток, скорее всего, станет зоной влияния ЕС при постоянной поддержке США.

Именно здесь в ближайшем будущем могут произойти радикальные политические изменения в регионе. После распада Советского Союза политические разногласия между США и ЕС возникали почти регулярно. Соединенные Штаты, начиная с падения Берлинской стены в 1989 году, уделяют особое внимание политике «национального строительства» в таких странах, как Ирак и Афганистан, в целях установления стабильности, безопасности и интеграции этих государств в международный порядок. Такая политика государственного строительства провалилась более или менее полностью и, похоже, больше не является политической целью в политическом и интеллектуальном истеблишменте США, по крайней мере, на данный момент.

ЕС, с другой стороны, в постсоветскую эпоху проводил политику, основанную на формировании «национальных государств» путем распада существовавших в то время многоэтнических политических образований в Балканском регионе, и способствовал формированию новых национальных государств и их интеграции в ЕС. В долгосрочной перспективе ЕС, скорее всего, будет следовать модели балканизации на Ближнем Востоке. Таким образом, в ближайшие десятилетия может произойти перестройка Ближнего Востока и реализация этой модели, которая, вероятно, будет более кровавой, чем в случае с Балканами, из-за возможного участия различных региональных и глобальных держав и их противоречивых интересов.

Эпоха нео-меркантилизма

Разработанная США Бреттон-Вудская система международного валютного регулирования, которая была создана после Второй мировой войны, все чаще подвергается нападкам со стороны Китая и других действующих лиц. Это, в сочетании с собственной меркантилистской и торговой политикой Китая, привело к ослаблению поддерживаемого США глобализма и привело к переходу от либерального экономического порядка Бреттон-Вуда к нео-меркантилистской системе во всем мире. В нео-меркантилистском мире борьба за мировые ресурсы, рынки и сферы влияния будет гораздо более острой и жесткой. Расположенный в геостратегическом регионе с богатыми природными ресурсами и торговыми путями, Ближний Восток по-прежнему подвержен глобальной конкуренции и борьбе. В таких масштабных политических условиях внедрение балканской модели на Ближнем Востоке ЕС в союзе с США, чтобы сохранить регион в качестве своей зоны влияния, может дать представление о том, что может ожидать этот регион.

Продолжающаяся и долгосрочная глобальная борьба за власть и ее влияние на Ближний Восток неизбежно приведут к последствиям для курдского национального вопроса в регионе в целом и в Курдистанский Регион Ирака (КРИ) в частности. Здесь мы сосредоточимся исключительно на Регионе Курдистан. В рамках вышеупомянутой глобальной борьбы за власть политическая элита Региона Курдистан сталкивается с рядом сложных проблем, которые требуют деликатного формирования и реализации политики.

Широко рассматривая КРИ, мы определяем следующие проблемы как фундаментальные и сложные для выживания и дальнейшего развития Региона Курдистана в этой неспокойной части мира: отношения КРИ с Ираком, или, скорее, место КРИ в Ираке в эпоху после референдума; отношения КРИ с соседними странами, в основном с Ираном и Турцией; проблема коррупции и кумовства, которые все больше разрушают саму ткань курдского общества; военное присутствие Рабочей партии Курдистана (РПК) в горных районах  Региона Курдистан; и последнее, но не менее важное, — вопрос о смене поколений внутри правящей политической элиты.

Вышеупомянутые проблемы тесно взаимосвязаны, и каждая из них оказывает серьезное влияние на другие. КРИ рекомендуется проводить комбинированную и комплексную политику и находить решения этих деликатных и сложных проблем.

Новый Ирак

После исторического референдума о независимости в 2017 году КРИ столкнулась с экзистенциальными угрозами. Благодаря упорному сопротивлению сил Пешмерга и активной дипломатии эта угроза в конечном итоге была предотвращена. С тех пор КРИ стремится восстановить новые отношения с политическим руководством Ирака. Поскольку независимость больше не является насущным вопросом, в данных политических условиях, какие отношения КРИ следует восстановить с Ираком?

Мы считаем, что КРИ должна продолжать строить надлежащую федеральную структуру или конфедерализм с Ираком, в котором суверенные права Курдистана будут уважаться путем надлежащего осуществления конституции Ирака. Иракские политические элиты должны уже сейчас осознать, что стабильный и суверенный Ирак жизнеспособен только при условии их подлинного сотрудничества с Регионом Курдистан. Ирак, который пользуется полным суверенитетом, свободным от вмешательства региональных держав; Ирак, который является стабильным, процветающим и способным должным образом решать свои внутренние дела, т.е. эффективно бороться с коррупцией, кумовством и плохими государственными услугами; и Ирак, который занимает свое место в международном сообществе; по всем этим причинам для Ирака категорически необходимо восстановить свои отношения с КРИ на основе взаимных интересов и взаимно признанных суверенных прав. Курдистан с полными суверенными правами, в свою очередь, укрепляет полный суверенитет Ирака.

Политическим деятелям Региона Курдистан, в частности президенту Региона Курдистан Нечирвану Барзани, рекомендуется проводить эту деликатную политику построения новых отношений с руководством Ирака и продвигать эту политику посредством связей с общественностью и доступных средств массовой информации для охвата более широкой иракской аудитории. Региональные и глобальные политические условия сегодня сравнительно более благоприятны, чем в 2005 году, когда утверждалась конституция страны. И США, и ЕС, скорее всего, поддержат такую политику, чтобы подготовить почву для стабильного и безопасного Ирака. Недавние визиты президента Франции Эммануэля Макрона и Верховного представителя ЕС Жозепа Борреля в Ирак и Курдистан являются четким сигналом в этом направлении.

Как курдские, так и иракские политические деятели эпохи после Саддама имеют сейчас больше опыта, чем раньше, для восстановления нового Ирака в подлинных условиях. Распределение бюджетов, выполнение статьи 140 закона об углеводородах, а также эксплуатация и продажа природных ресурсов — вот основные споры, которые теперь можно серьезно обсудить и разрешить. Неспособность решить эти проблемы с КРИ и сохраняющаяся нестабильность в Ираке в долгосрочной перспективе приведут к распаду страны на более мелкие этнические и религиозные политические образования, чего Ирак намерен избегать. Это дает КРИ большие переговорные полномочия с федеральным правительством в Багдаде.

Беспокойные соседи

Региону Курдистан также необходимо наладить отношения со своими соседями, в основном Турцией и Ираном. Обе страны предлагают серьезные возможности, но также и проблемы. КРИ необходимо разработать и поддерживать сбалансированный подход к обеим странам. Турция является ключевым торговым партнером и, что наиболее важно, обеспечивает спасательный круг, поскольку КРИ экспортирует свою сырую нефть через своего северного соседа. Однако эти взаимовыгодные торговые и нефтяные отношения с Турцией не свободны от проблем.

Подход Турции к КРИ неоднозначен из-за ее собственного курдского национального вопроса. У Турции есть глубоко укоренившиеся опасения, что суверенное курдское политическое образование в Ираке может послужить моделью и спровоцировать собственное беспокойное курдское население. В то время как Турция продолжает свои торговые и дипломатические отношения с КРИ, в то же время под предлогом вооруженного присутствия РПК она проникла в Регион Курдистана и создала многочисленные военные базы в приграничных районах. Это военное присутствие, в долгосрочной перспективе, представляет собой скрытую угрозу стабильности и процветанию Региона Курдистан.

Иран, с другой стороны, также имеет торговые отношения с КРИ, хотя и не в том же объеме, что Турция. Общепризнано, что Иран пытается расширить свою торговую и инвестиционную деятельность в Регионе Курдистана, чтобы уравновесить влияние Турции. Влияние Ирана на центральное правительство Ирака и на иракских политических деятелей может быть как возможностью, так и долгосрочной угрозой. Для того чтобы КРИ смог наладить надлежащие отношения с Ираком, влияние Ирана имеет решающее значение. Вопрос в том, желает ли Иран видеть полностью суверенный Ирак и Регион Курдистан. Благодаря своему контролю и манипулированию силами ополчения в Ираке Тегеран до сих пор играл дестабилизирующую роль в иракских делах. Поэтому открытие развивающегося рынка Региона Курдистан для Исламской Республики должно быть обусловлено улучшением отношений КРИ с иракскими лидерами, процессом, который Тегеран может поддержать и помочь реализовать. Если центральное правительство Ирака решит свои сохраняющиеся проблемы с КРИ и начнет строить полностью функционирующее иракское государство и поддержит суверенный Регион Курдистан, КРИ может издать необходимые нормативные акты для Ирана, чтобы расширить свою торговую, инвестиционную и культурную деятельность в Регионе Курдистан. Поскольку Иран продолжает страдать от экономических санкций и роста безработицы, КРИ может предоставить Ирану, особенно иранским курдам, возможности для поиска работы в Регионе Курдистан.

РПК — стратегическое бремя

Военное присутствие и деятельность РПК в Регионе Курдистана являются серьезной проблемой для КРИ. РПК как вооруженная сила не имеет законного места в политическом истеблишменте КРИ и, следовательно, ставит под угрозу суверенитет Региона Курдистан. С принятием конституции Ирака после Саддама КРИ стал суверенным политическим образованием, контролирующим свою собственную территорию. Ни одна суверенная держава не позволяет иностранным вооруженным силам действовать на своей территории без ее согласия. Де-факто позволяя РПК действовать в военном отношении и содержать базы в Регионе Курдистана, КРИ делегитимизирует свой собственный суверенитет.

Помимо важнейшего вопроса суверенитета, присутствие РПК дает Турции предлог для свободной деятельности в Регионе Курдистана, не вызывая международной реакции. Независимо от политических целей, идеологии РПК и ее этнического происхождения, КРИ должна относиться к РПК как к иностранной военной силе, которую необходимо вывести из региона, будь то путем политического урегулирования или силой. Деликатная политика должна быть разработана и одобрена парламентом Курдистана как единственной суверенной властью в Регионе Курдистан. Политика КРИ по отношению к РПК с 2005 года была поверхностной, фракционной и прагматичной. Неспособность занять суверенную позицию в отношении РПК, КРИ рискует самим своим существованием или, по крайней мере, смыслом своего существования в долгосрочной перспективе.

Переход власти поколений

Переход власти от пожилых к молодым поколениям в курдском политическом истеблишменте нуждается в надлежащем управлении в этот нынешний неспокойный период. Внутрипартийная борьба, несомненно, ослабит КРИ и его переговорную силу по отношению к Ираку, соседним странам и мировым державам. Недавняя внутрипартийная вражда в Патриотическом союзе Курдистана (ПСК) наглядно свидетельствует об этом.

Коррупция и кумовство

Наконец, хронические социальные и политические проблемы коррупции и кумовства в Регионе Курдистан представляют серьезную проблему для существующего курдского политического истеблишмента, что может привести к потере доверия со стороны их народа. Дальнейшая эрозия этого доверия представляет собой фундаментальную угрозу как для нынешних политических элит, так и для стабильности и процветания Региона Курдистан. В отсутствие опытных лидеров оппозиции правящим элитам категорически необходимо прислушаться к недовольству людей и приступить к реальным и подлинным реформам, чтобы завоевать большее общественное доверие. Курдские правящие фракции не должны упускать из виду, что их реальная сила проистекает из общественной поддержки и доверия их народа.

В заключение, КРИ следует уделить глубокое и серьезное внимание вышеупомянутым вызовам. Чтобы справиться с ними, ему необходимо разработать согласованную и комплексную политику. КРИ должна подготовиться к хаотическим и неспокойным периодам, которые ждут ее впереди, укрепляя свои институты, свои демократические ценности и, самое главное, укрепляя доверие народа Региона Курдистан.

Доктор Азад Аслан имеет докторскую степень по истории в Университете Роял Холлоуэй в Лондоне.
Севад Кадир — бывший главный редактор еженедельника «Курдский глобус».

Rudaw.net   —   Перевод  Riataza.com

Взгляды, выраженные в этой статье, принадлежат авторам и не обязательно отражают позицию Rudaw и Riataza.com.

5 комментариев
0

Related Posts

5 комментариев

Мураз Аджоев 06.10.2021 - 12:41

Поскольку, как считают сами авторы, отношения между Ираком и Регионом Курдистан надо строить «на основе взаимных интересов и взаимно признанных (полных) суверенных прав», то несколько странным является их вывод о том, что в текущих геополитических условиях, обстоятельствах на БВ «независимость (Южного Курдистана) больше не является насущным вопросом». Взаимное признание Ираком и Регионом Курдистан «полных суверенных прав» предусматривает, прежде всего, признание независимости каждой из двух сторон (стран) либо в рамках конфедеративного союза, либо на основе договора о дружбе, партнёрстве, добрососедстве между (федеративным) Ираком и суверенно независимым Южным Курдистаном. Никакой иной разумной, плодотворной, взаимоприемлемой альтернативы нет и не может быть, чему свидетельством является история этого искусственно и преступно созданного Ирака.

Мураз Аджоев 06.10.2021 - 13:17

Авторы даже не обратили внимание на очень заметно обострившееся соперничество Турции и ИРИ за влияние на Южном Кавказе (Азербайджан, Армения и Грузия). А ведь это соперничество, конечно, неразрывно связано и с их соперничеством за «зоны» влияния на Ближнем Востоке, в частности в Ираке и Сирии, особенно в связи с очевидной с точки зрения как Тегерана, так и Анкары общей угрозой образования независимого государства (Южный+Западный) Курдистан. Анкара и Тегеран сами своими агрессивными действиями вели к разделу этих искусственно созданных «арабских государств», в том числе и особенно с целью аннексии Южного Курдистана и Западного Курдистана, но уже явно рискуют полностью угодить в подготовленную ими «курдскую яму», если добровольно или же принудительно не прекратят анти-курдскую региональную политику на Ближнем Востоке.

Мураз Аджоев 06.10.2021 - 13:40

Курдистан целенаправленно движется к свободе и независимости от Ирака и Сирии, чтобы избавиться от всех навязанных курдскому народу «старых проблем» — насильственной ассимиляции, порабощения, уничтожения курдского этноса, курдской культуры, духовности и нации, древней истории и автохтонной географии на БВ, о чём нельзя забывать сегодня и сейчас, в текущих геополитических условиях и обстоятельствах, когда курдский вопрос стал очень существенным, значимым и широко признанным ключевым фактором в «Большой игре» на Большом Ближнем Востоке в целом.

Aza Avdali 06.10.2021 - 16:05

С чем абсолютно согласна с авторами этого анализа — это оценка роли и последствий явления РПК в курдском политическом пространстве в целом и особенно на территории Курдистана. РПК — это тот ядовитый и опасный организм, который был изобретен турецкими спецслужбами исключительно для разрушения любых курдских поползновений, любой попытки реализовать свое законное право на независимость и свободу. Ну не странно ли, что вторая по значимости армия НАТО якобы никак не может справиться с РПК? Турция лелеет это свое изобретение, которое так искусно уничтожает курдскую молодежь, руками самих курдов истощает курдский дух и извращает курдскую национальную идею. РПК успешно эту свою функцию отрабатывает. Турции нет нужды уничтожать руководство РПК, они ее кадры. А вот молодежь курдскую истребить, не вкладывая в это никаких особых средств и сил, это пожалуйста, с превеликим удовольствием. Сколько глупости и тупости РПК поместила в те курдские головы, которые лишены даже намека на мозг, чьи сердца изъедены плесенью, а глаза и уши восприимчивы только к оскорблениям и ненависти ко всему курдскому. Но самое недопустимое — это та опасность, которая грозит Курдистану нахождение порочной, позорной, опасной, озлобленной, лживой, во многом смешной и нелепой, коварной иностранной военной организации для будущего Курдистана, для суверенитета Курдистана. И это правда, что ни одно суверенное государство не позволит никаким пришлым военизированным группировкам, абсолютно криминализированным, действовать на своей территории. Это более чем неадекватно и опасно, этому нет оправдания.

Мураз Аджоев 08.10.2021 - 00:20

Турции уже всё сложнее и всё труднее под предлогом якобы борьбы со своей диверсионно-террористической «РПК»проводить военные операции (на севере и/или северо-востоке Сирии) с целью оккупации территорий Западного Курдистана. США, конечно, знают практически всё о Турции и об этой её «палочке-выручалочке», поэтому президент Джо Байден продлил на год санкции США по Сирии, введенные против Турции в 2019, и заявил, — «Ситуация в Сирии и вокруг нее, в особенности действия властей Турции по проведению военного наступления на северо-востоке Сирии, подрывает кампанию по разгрому ИГИЛ*, а также ставит под угрозу гражданское население и угрожает подрывом мира, безопасности и стабильности в регионе». И вероятность расширения и усиления санкций США против Турции в самое ближайшее время очень велика.

Комментарии закрыты