Может ли ДПК восстановить свои позиции в Киркуке?

автор RIATAZA
546 просмотры

Через четыре года после того, как Демократическая партия Курдистана (ДПК) покинула Киркук, заявив, что он был «оккупирован» федеральными силами, партия стремится вернуться в спорные районы, начав с выдвижения 14 кандидатов в Киркуке и Ниневии на парламентских выборах 10 октября, а затем опираясь на победы на выборах для решения проблем безопасности и отношений. Но партия сталкивается с трудностями при возвращении на эти горячо оспариваемые территории.

В октябре 2017 года, через несколько недель после референдума о независимости Курдистана, иракская армия и поддерживаемые Ираном Силы народной мобилизации (PMF, или Хашд аш-Шааби) вытеснили курдские силы Пешмерга из районов, на которые претендовали как Эрбиль, так и Багдад. Потеря территории, особенно богатого нефтью Киркука, стала сокрушительным ударом для курдов.

Большинство курдских политических партий закрыли свои офисы в этих районах. ДПК не смогла вновь открыть большинство из них, хотя ее соперник Патриотический союз Курдистана (ПСК) открыл свой главный офис в Киркуке.

На выборах в Ираке в мае 2018 года ДПК не баллотировалась в Киркуке. Тем не менее, она выдвинула кандидатов в Ниневии и получила шесть мест.

Чтобы вернуться в Киркук в этом году, ДПК получила гарантии от Багдада, сказал ИА Rudaw в прошлом месяце Шахаван Абдулла, бывший депутат иракского парламента, представляющий Киркук, и самый сильный кандидат от ДПК в городе. Партии было обещано, что она сможет поднять флаг Курдистана и провести кампанию без давления со стороны сил безопасности. Абдулла сказал, что это соглашение с Багдадом было бы невозможно без «рычагов влияния» лидера партии Масуда Барзани в Ираке.

Воссоединение с избирателями

ДПК почти полностью отсутствовала в большинстве спорных районов в течение четырех лет, что затрудняет связь с избирателями, поскольку она пытается вновь заявить о себе в районах, чреватых этнической напряженностью и столкновениями сил.

«Контакт со сторонниками ДПК в Мосуле и Ниневии был очень слабым. Силы Хашд аш-Шааби несколько раз притесняли и задерживали кадры Пешмерга и ДПК на равнинах Ниневии», — сказал ИА Rudaw Шерван Дубардани, кандидат от ДПК в Ниневии, проводящий кампанию за переизбрание.

Он сказал, что они не могут свободно передвигаться или посещать сторонников в провинции из-за сил Хашд, и «это серьезно повлияло на связь со сторонниками ДПК».

В Киркуке кампания ДПК ограничивается собраниями во временных офисах, в то время как ее собственное здание все еще находится под контролем сил безопасности.

Ситуация еще более чревата трудностями в таких местах, как Шангал, северная провинция Ниневия, где действуют несколько вооруженных сил, в том числе те, кто считает ДПК врагом.

В прошлом году Багдад и Эрбиль достигли соглашения о безопасности и управлении проблемным Шангалом, которое возложило на федеральное правительство ответственность за ликвидацию вооруженных группировок и создание новых сил, которые должны быть сформированы из местного населения, чтобы восстановить безопасность, чтобы езиды, пострадавшие от террористической группировки «Исламское государство» (ИГ, запрещена в РФ), могли вернуться в свои дома. Сделка еще не полностью реализована.

В субботу группа должностных лиц и кандидатов ДПК в сопровождении иракской армии направилась в Шангал для проведения предвыборной кампании, но группа людей не позволила им войти в город.

Касым Шашо, глава сил Пешмерга в Шангале, сообщил ИА Rudaw, что они провели все приготовления с иракской армией для проведения мероприятия, но были остановлены членами Рабочей партии Курдистана (РПК) и Отрядами самообороны Шангала (YBS), «которые были замаскированы под гражданских лиц». После нескольких неудачных попыток достичь соглашения с группой на дороге, команда ДПК вернулась в Дахук.

СМИ РПК сообщили, что люди были злы на ДПК за то, что они бросили их, когда ИГ напало на Шангал в 2014 году.

РПК и ДПК — непримиримые соперники с долгой историей антагонизма, который порой приводит к смертельным столкновениям.

Махма Халил, мэр Шангала и кандидат от ДПК, сказал ИА Rudaw в конце сентября, что его плакаты были разорваны группами, связанными с РПК. «Избирательные кампании в Шангале проходят не совсем нормально. Наши плакаты подвергаются нападениям, и кандидаты от ДПК в Ниневии не могут посещать наших людей, и наша безопасность не гарантирована», — сказал он.

Партия рассчитывает сохранить свои шесть мест в Ниневии и надеется, что сможет улучшить свой результат там. В Киркуке ДПК хотела бы, чтобы курдские партии заняли не менее шести мест.

Предвестник перемен?

Заместитель главы ДПК Нечирван Барзани, который также является президентом Региона Курдистан, заявил, что открытие их офисов в спорных районах является «хорошим шагом», но их проблемы простираются гораздо дальше.

«Офисы ДПК определенно будут вновь открыты там. Однако речь идет не о возобновлении работы офисов … Киркук — это глубокая и серьезная проблема», — заявил он официальным СМИ партии в прошлом месяце.

Киркук является домом для курдов, арабов и туркмен с историческими враждебными отношениями между ними. Курдские партии и силы были вытеснены после того, как Киркук принял участие в референдуме о независимости Курдистана в 2017 году. Курдского губернатора сменил араб Ракан аль-Джабури, и курды подверглись новой волне «арабизации», когда арабы захватили курдские земли, а курдов вытеснили с официальных должностей.

Джабури призвал к небольшой задержке выборов в Киркуке из-за опасений предвзятости среди курдских сотрудников в офисе избирательной комиссии.

Абдулла считает, что они смогут внести изменения в Киркуке, если вернутся.

«С возвращением ДПК многое изменится. Например, продолжающаяся несправедливость не должна продолжаться в плане услуг и маргинализации курдов в [правительственных] учреждениях», — сказал он.

«Что касается дела безопасности, мы считаем, что нынешняя реальность должна измениться», — сказал он, добавив, что у курдов должны быть люди на всех уровнях безопасности. «Невозможно, чтобы руководителем операций был представитель другой этнической группы, в то время как курды являются самой большой силой».

Возвращение Пешмерга в город Киркук категорически отвергается арабами и туркменами. Эрбиль и Багдад предпринимают шаги по улучшению своего сотрудничества в спорных районах, где ИГ использует разрыв в безопасности между двумя сторонами. Однако командиры Пешмерга настаивают на том, что они будут присутствовать только в сельских районах и под командованием Багдада.

Зрян Роджхалат — научный сотрудник Исследовательского центра Rudaw считает, что успех на выборах может проложить путь для возвращения ДПК в спорные районы и может улучшить безопасность. «Это также может сыграть определенную роль в обеспечении безопасности районов», — сказал он. «Возвращение ДПК и всех других политических партий, несомненно, будет эффективным».

Rudaw.net    —   Перевод   Riataza.com

3 комментария
0

Related Posts

3 комментария

Aza Avdali 03.10.2021 - 14:03

Говорить и рассуждать о ДПК в контексте с РПК как о равнозначных и соперничающих силах — это оскорбительно для памяти курдской, для чести и достоинства народа нашего, истории его борьбы и тех целей и идей, что есть курдская национальная идея, смысл и конечный результат всех потерь и всех обретений. РПК — это оголтелый враг. И только с этих позиций можно и должно рассматривать эту организацию, так яростно, кроваво выполняющую в Курдистане какой уже десяток лет спецзадание своих создателей по обрушению Курдистана. А что касается Киркука, уверенна, он вернется в свою родную гавань, все идет к этому.

Мураз Аджоев 03.10.2021 - 14:55

ДПК должна возглавить Движение национально-патриотических политических сил с целью начала процесса выполнения суверенного волеизъявления убедительно самоопределившегося народа Южного Курдистана на основе мирного правового урегулирования принципиальных споров и проблем с Ираком. При необходимости власти автономного Региона Курдистан должны быть готовы задействовать вооружённые силы армии, службы безопасности и полиции для обеспечения защиты населения, освобождения всех районов, городов, провинций, оккупированных незаконными группировками «всех мастей и любых оттенков», в том числе диверсионных и террористических бандформирований, а также оказать вооружённое сопротивление всем Иракским военным силам и подразделениям, оказывающим помощь и поддержку этим группировкам и бандформированиям на территории Южного Курдистана.

Мураз Аджоев 03.10.2021 - 17:05

Багдад только на словах будет выступать за обеспечение безопасности предвыборной кампании и выборов на оккупированных Ираком так называемых «спорных (курдских) территориях», но Иракские власти, вероятнее всего, не предпримут никаких решительных действий против незаконных группировок арабского шиитского про-Иранского ополчения и примкнувших к нему отрядов вражеской диверсионно-террористической «РПК». Багдад будет делать только заявления, якобы осуждающие нарушения и неправомерные действия этих сил, и создавать «комитеты и комиссии по расследованию фактов». Поэтому Эрбиль должен действовать, готовиться к выполнению волеизъявления народа Южного Курдистана, а не ждать «жеста доброй воли и добрососедства» от враждебного Багдада, не обладающего доверием большинства избирателей и жителей уже катастрофически несостоявшейся «Иракской федеративной республики».

Комментарии закрыты