«Апатия и отчаяние» в ожидании октябрьских выборов в Ираке

автор RIATAZA
398 просмотры

Израненный войной Ирак проведет парламентские выборы в следующем месяце, но Саджаду, 23-летнему мужчине, сидящему со своими друзьями в багдадском кафе, на самом деле все равно.

«Я вижу плакаты политиков на улице, но я не знаю ни имен, ни программ», — говорит мужчина с бритой головой и татуированными предплечьями.

«Я думаю, что у всех у них одна и та же программа: «Мы сделаем это, мы сделаем то». Это все обещания», — усмехается он, и его друзья разделяют это мнение.

Ирак выходит из почти двух десятилетий войны и мятежей с тех пор, как в 2003 году вторжение под руководством США свергло диктатора Саддама Хусейна и пообещало принести свободу и демократию.

Хотя парламентские выборы должны состояться 10 октября, у населения мало надежды на серьезные перемены с помощью избирательных урн, и широко распространено разочарование в отношении политической касты, которую многие считают неумелой и коррумпированной.

Саджад, который работает в медиа-продюсерской компании, говорит, что не планирует голосовать.

Многие люди чувствуют то же самое, и есть опасения, что явка избирателей может упасть ниже официального показателя в 44,5 процента по сравнению с последними выборами в законодательные органы в 2018 году.

На общественных площадях Ирака и вдоль главных проспектов вывешены плакаты кандидатов, а митинги, в которых часто принимают участие местные знатные люди и вожди племен, направлены на мобилизацию поддержки.

Но в целом шумихи было немного, поскольку большинство иракцев больше беспокоятся о болезненном экономическом кризисе, усугубленном низкими ценами на нефть и пандемией Ковид.

«Почему я должен голосовать?»

Первоначально выборы были запланированы на 2022 год, но премьер-министр Мустафа аль-Казими перенес их на июнь этого года, а затем перенес на октябрь.

Ранние опросы были уступкой протестному движению, которое вспыхнуло осенью 2019 года, выразив гнев против коррупции, растущей безработицы среди молодежи и развала государственных служб.

Почти 25 миллионов иракцев имеют право голосовать, чтобы избрать 329 законодателей из более чем 3200 кандидатов в 83 избирательных округах.

25-процентная квота была зарезервирована для женщин в Совете представителей, однопалатной ассамблее, расположенной в Зеленой зоне строгого режима в Багдаде.

Новый закон о выборах расширяет число избирательных округов и отменяет голосование по спискам в пользу голосов за отдельных кандидатов.

Но кандидаты все еще могут баллотироваться от имени партии или коалиции, а это означает, что традиционные блоки и сети патронажа, скорее всего, останутся мощными.

Мохаммед, выпускник экономического факультета, работающий в магазине по продаже оливкового, миндального и других видов масел, говорит, что, по его мнению, «выборы не принесут перемен».

В возрасте 30 лет он продолжает откладывать идею брака из-за острых экономических трудностей.

«Основные услуги мне не предоставляются. Почему я должен идти голосовать?» говорит он, жалуясь, что в стране ежедневно происходят отключения электроэнергии.

«В последний раз дороги в моем районе были проложены до 2003 года», — добавил Мохаммед, который, как и многие иракцы, предпочитает не называть своего полного имени при обсуждении политики.

В своем избирательном округе в Багдаде он сказал, что знает двух из пяти кандидатов, но не удосужился проверить их избирательные платформы.

«Политические фракции остаются неизменными с 2003 года; единственное, что меняется, — это лица», — сказал он.

Он осудил укоренившийся в Ираке клиентоориентированность, заявив, что «голосуют только те, кому обещана работа, или люди, которые голосуют за кого-то близкого им или из их племени».

«Распространение оружия»

Трудно предсказать победителя в гонке, где мощные блоки включают проиранский шиитский лагерь вокруг военизированной сети Хашд аш-Шааби и лагерь садристов популярного шиитского лидера Муктады Садра.

Политолог Марсин Альшамари заявил, что выборы пройдут в атмосфере «апатии и отчаяния, особенно среди молодежи».

«Большинство людей думают, что эти выборы ничего не дадут», — добавил исследователь из американского Центра Белфера по науке и международным делам.

По ее словам, явка избирателей «снижалась по сравнению с предыдущими циклами выборов». «В 2018 году было очень плохо. Существует очень большая вероятность того, что эти выборы будут еще хуже».

Мрак усилился после того, как протестное движение, начавшееся в октябре 2019 года, закончилось незначительными изменениями и многими обманутыми ожиданиями.

Многие активисты были убиты, похищены или запуганы. Никто не взял на себя ответственность за насилие, и никто не был привлечен к ответственности.

Активисты обвиняют «ополченцев» в стране, где финансируемые Ираном вооруженные группировки неуклонно набирают влияние.

Еще один иракец, заявивший, что не будет голосовать, — 28-летний Али, который утверждает, что не хочет быть соучастником «преступления», которое для него представляют выборы.

«Прозрачных выборов не будет», — сказал молодой человек.

«Деньги политиков доминируют, во всех избирательных округах наблюдается распространение оружия. Тот, у кого есть оружие, победит».

Rudaw.net    —    Перевод Riataza.com

0 комментарий
0

Related Posts