Еврейская община Курдистана: большая история в маленькой статье

автор Валерий Емельянов
354 просмотры

История еврейской общины Курдистана началась задолго до разрушения Первого Храма и продолжалась на протяжении многих поколений. Древняя традиция гласит, что евреи были поселены в Курдистане 2800 лет назад, входя в состав десяти «колен Израилевых», рассеянных ассирийским царем Салманасаром по Ближнему Востоку. Курдские евреи идентифицируют себя с теми, кто описан в ТаНаХе (еврейском варианте Ветхого Завета): «…царь Ассирии захватил Самарию. Он отправил израильтян в Ассирию и поселил их в Халах, у [реки] Хабор, у реки Гозан…» (2 Царств 17:6). Эти места, которые на самом деле находятся на территории нынешнего Региона Курдистан.

Первым, кто обратил внимание на древнюю традицию курдских евреев, был средневековый еврейский путешественник второй половины XII века раввин Вениамин Тудельский (уроженец города Тудела), посетивший Курдистан в 1170 году. Он описывает обнаружение более ста еврейских общин, включая общину Амадия численностью 25 000 человек, для которых арамейский все еще был разговорным языком. Курдские евреи называли свой язык (на самом деле семитский арамейский, смешанный с некоторыми персидскими, турецкими, курдскими, арабскими и еврейскими словами) «Лишна яхудийя» (еврейский язык) или «Лашон ха-Таргум» (язык таргума) и называли себя «Аншей Таргум» (люди [языка] Таргума) ( Таргумы (ивр-перевод) — переводы священных книг Библии со считавшегося сакральным языка иврит на арамейский, бывший у древних евреев разговорным – ВиМ). Действительно, их использование древней формы арамейского языка (формально называемой сурияни, то есть «ассирийский»), тесно связанной с арамейским языком Талмуда, еще больше подтверждает традицию древнего происхождения их общины.

Ученые сходятся во мнении, что к началу второго века н. э. иудаизм прочно утвердился в центральном Курдистане. В течение четвертого и пятого веков Курдистан был благодатной почвой для обращения в христианство, однако большинство евреев сохранили свою приверженность еврейской вере. Были найдены записи из курдистанской генизы (гениза — название хранилища еврейских религиозных рукописей — ВиМ), которые датируются шестым веком.

В двенадцатом веке, когда Вениамин Тудельский посетил Курдистан в целом и его еврейскую общину в частности, они находились на пике своей истории. Бенджамин описывает финансово и религиозно активные общины со многими синагогами и раввинами. Но стабильность и процветание общины вскоре ухудшились. Когда испанский еврейский поэт Иехуда аль-Харизи посетил его в 1230 году, он говорил о великолепных синагогах, полных невежественных верующих. В течение четырнадцатого и пятнадцатого веков вообще не существует никаких записей о евреях Курдистана. В течение этого двухсотлетнего периода евреи, как и их соседи-неевреи, возможно, были заняты главным образом спасением от уничтожения монгольскими завоевателями.

В 1534 году Курдистан стал частью Османской империи, оставаясь под турецким владычеством до конца Первой мировой войны. Начиная с шестнадцатого века, основное письменное наследие курдской еврейской общины (в первую очередь труды ее раввинов) сохранилось. Эти документы отражают общество, многие члены которого жили в простоте и бедности, но при этом поддерживали иешивот и еврейскую стипендию. В семнадцатом и восемнадцатом веках как еврейское, так и нееврейское население сократилось, а в некоторых случаях даже вымерло в результате вооруженных конфликтов между турецким правительством и местными племенными лидерами. Но евреи оставались относительно большой группой в Курдистане (многие деревни были полностью населены евреями) вплоть до их иммиграции в Израиль в середине двадцатого века.

На протяжении веков евреи Курдистана редко жили в мире и спокойствии с мусульманами; их жизнь была подвержена серьезной политической и экономической нестабильности, поскольку они часто были вынуждены внезапно переезжать или платить огромные мусульманским властям налоги за защиту (джизья). С другой стороны, их географическая изоляция на протяжении трех тысяч лет позволила им избежать бурных периодов, которые затронули другие народы, а также евреев соседних стран. Эта изоляция также помогла сохранить отличительные религиозные, социальные и культурные особенности еврейских общин в Курдистане, хотя она одновременно отрезала их от центров еврейского общества на протяжении большей части их истории. Таким образом, хотя это было единственное место в еврейском мире, где арамейский оставался живым языком еврейской среды. В Курдистане проживало население, мало знавшее иудаизм, хотя они религиозно практиковали несколько еврейских обычаев и заповедей, переданных от предыдущих поколений. Хотя в определенные периоды относительного процветания еврейская образованность процветала, неграмотность была обычным явлением; только лидеры общины и несколько других были грамотными.

Суровые географические и климатические условия страны также способствовали созданию уникальной экономической структуры небольших сельских общин курдского еврейства, которые были единственными в еврейском мире, которые поддерживали традиционное сельское хозяйство в качестве основного источника средств к существованию. Хотя курдские евреи говорили по-арамейски в своей собственной общине, в торговле в более широком обществе они говорили по-курдски. Многие аспекты курдской и еврейской жизни и культуры настолько переплелись, что некоторые из самых популярных народных историй, рассказывающих о курдском этническом происхождении, связывают их с евреями.
После Первой мировой войны модернизация и индустриализация начали оказывать влияние на общину — процесс ускорился после их массовой иммиграции в Израиль в 1950–1951 годах, когда многие традиционные обычаи перестали существовать или получили иное толкование. Тем не менее, курдские евреи живут в своих собственных районах в Израиле и все еще празднуют курдскую жизнь и культуру, фестивали, костюмы и музыку в символических этнических формах.

Курды — патриархальное общество, однако курдская еврейка пользуется гораздо большей свободой, чем ее еврейские сестры в других традиционных еврейских общинах, и она гораздо более независима, чем ее коллеги среди курдских, турецких, иранских или иракских мусульманских женщин. Отношения между мужем и женой гораздо более спокойные, чем в других общинах. Еврейские женщины работали в поле вместе со своими мужьями, и им редко приходилось закрывать лицо вуалью. Хотя отношения между высшими и низшими существовали, как и в любом патриархальном обществе, еврейские курдские мужчины относились к женщинам с большим уважением, благодаря вкладу женщин в богатство и тяжелую работу большой семьи.

Курдские евреи – женский вопрос

Курдские евреи ничем не отличались по своей одежде от остального населения. Мужчины ходили в тюрбанах, обмотанных разноцветными шарфами. На них был широкий топ с большими широкими рукавами, широкие брюки и широкий пояс вокруг талии. Женщины были одеты в длинные полосатые платья с широкими шарфами на головах. Они украшали свои руки, кисти и ноги золотыми и серебряными украшениями. Таким образом, по своему внешнему виду и поведению евреи полностью и полностью сливались с местным коренным населением. Во время торжеств и вечеринок не было разделения между мужчинами и женщинами; держась за руки, они вместе танцевали народные танцы в характерном для них замедленном стиле. Кроме того, хотя женщины очень усердно работали с утра до ночи, они находили время, чтобы вместе купаться в реке, петь и шутить — своего рода ритуал, занимающий много часов.

В семнадцатом веке относительная свобода курдских женщин в их общине привела к рукоположению первой женщины-раввина, рабби Асенат Баразани, дочери известного раввина Шмуэля Баразани (1630), основавшего множество иудейских йешив (религиозных школ) в Курдистане. Ее называли таннаит (талмудистка). Асенат стала главой престижной иудейской академии в Мосуле. Ее случай воистину уникален, так как женщинам в иудаизме до сих пор не только запрещено быть раввинами и толкователями Талмуда, но даже подниматься на биму (кафедру в синагоге), для чтения свитков Торы. Это прерогатива исключительно мужчин.

Поведенческие особенности еврейки в Курдистане были результатом сочетания традиционных местных обычаев коренного населения и еврейских религиозных законов. В этом обществе потребностям и чувствам женщин уделялось определенное внимание, отчасти благодаря вкладу женщины в семейную рабочую силу. Тем не менее ее основными обязанностями были деторождение, удовлетворение потребностей мужа и обучение дочерей выполнению домашних обязанностей, когда они выйдут замуж.

Британский мандат не принес социально-экономического процветания, современности и секуляризации, как это было с иракскими городскими евреями, поскольку еврейские курды были изолированы географически, социально и культурно от своих иракских единоверцев. Как и в иракской общине, большинство по-прежнему возражало против обучения девочек. И в целом, хахамы (раввины) особенно не вкладывались средства в обучение молодежи, потому что они были заняты выполнением других. Сугубо обрядовых задач, таких как ритуальное забой животных и обрезание младенцев. Часто очень немногие сами были грамотными. Мальчики учились в хедере, а девочки изучали только молитву Шма Исраэль (Молитва Шма Исраэль своего рода «Кредо» иудейской веры, подчеркивающее ее строгий монотеизм. Текст «Шма Исраэль, Адонай Элохейну, Адонай Эхад — Слушай Израиль, Господь Бог наш — Господь Единый — ВиМ). От своих матерей, сестер и бабушек девочки научились выполнять все домашние обязанности и вести себя как жены и матери. Еще в 1906 году Всемирный Израильский альянс открыл школы для мальчиков и девочек, а также многие другие учреждения для обучения и содействия прогрессу среди еврейских курдов. Курды-неевреи также получили огромную выгоду, поскольку дети принимались в эти школы независимо от их религиозной принадлежности. Операции Альянса продолжались до тех пор, пока не был создан Израиль. Однако очень немногие девочки учились в этих школах более трех-четырех лет. Большинство женщин не учились.

Дела еврейские – дела курдские

Уже упоминалось, что курдские евреи отличались от остального еврейского мира — обрабатывали плодородную землю и держали овец, работали на полях и виноградниках от восхода до заката. Каждый вечер женщины из большой семьи и их соседи собирались, чтобы помочь друг другу очистить рис, просеять пшеницу и испечь хлеб, все время пели, болтали и смеялись. Во время сбора урожая все члены семьи работали вместе, включая женщин. До иммиграции в Израиль большинство евреев продолжали заниматься сельским хозяйством в качестве основного источника дохода, но дополняли его такими занятиями, как пошив одежды, ткачество, живопись, изготовление обуви, торговля мелкими товарами и бартер. Около семидесяти семей из Захо преуспели в доставке леса и грузов из Курдистана вниз по рекам в засушливые районы. Исследователи обнаружили, что в 1936 году многие еврейские фермеры, страдавшие от нищеты, особенно в годы засухи, были вынуждены продавать своих дочерей из-за голода. Были случаи, когда кредиторы выдавали дочерей еврейских крестьян за своих сыновей вместо причитающихся им денег. В глазах арабов еврейские девушки считались привлекательным товаром в обмен на товары.

ЕВРЕИ И НЕЕВРЕИ

Обращение в ислам не было редкостью, но о многих случаях обращенные евреи отказывались разводиться со своими женами. Из-за страха, что они станут агунот (женщинами без мужа, но при этом не получившими развод- ВиМ), раввин Йосеф Хаим сделал таккану (правовой вердикт, аналогичный мусульманской фетве — ВиМ) для защиты женщин, в которой говорилось, что каждый мужчина должен написать в кетуббе (брачном контракте), что, если он изменит свою религию, киддушин (брак) будет недействительным. Таким образом, правом женщин на повторный брак не злоупотребляли мужчины, решившие обратиться в христианство. По мере улучшения положения евреев число обращенных резко сократилось.

Рассказывается о нередких случаях, когда между семьями был заключен брак, был выплачен выкуп за невесту и состоялась помолвка, но девушка передумала и отказалась выходить замуж за мужчину. Со своей стороны, он отказался разводиться с ней. После этого женщина пригрозила принять ислам и выйти замуж за нееврея. Эта угроза привела к такому давлению со стороны сообщества, что жених в конце концов предоставил женщине согласие о расторжении помолвки.

Вообще говоря, у евреев были хорошие отношения с мусульманами и христианами, за исключением одной проблемы. Арабы любили еврейских женщин, находили их очень красивыми и привлекательными и хотели жениться на них. В результате произошло много инцидентов, в ходе которых мусульмане похищали девушек и женились на них. Охваченные ужасом семьи тщательно охраняли своих дочерей, особенно если девочки были молоды и очень хороши собой. Как только девочку похищали, ее семья мало что могла сделать, чтобы вернуть ее, и шансы на то, что ее найдут, были очень малы.

В сегодняшнем Израиле, единственном современном обществе западного типа, в тяжеловесный патриархальный уклад курдских евреев вторглись серьезные изменения. Курдские женщины стали рожать меньше детей (сегодня в семьях курдских евреев их не более трех), но получили больше свободы выбора и равноправия. Теперь муж и жена в курдских семьях не столько мужчина и женщина, сошедшиеся вместе для рождения детей, но партнеры, взаимно помогающие друг друга. И наряду с отказом от «груза патриархальности» курдские евреи в Израиле бережно сохраняют свое наследие.
Регулярно проходят фестивали курдской культуры, есть музыкальные коллективы, исполняющие песни на курдском языке. Словом, курдских евреев сего дня можно назвать в полном смысле слова «послами курдской культуры».

Подготовлено ИАЦ «Время и мир» специально для RiaTaza.com

1 комментарий
1

Related Posts

1 комментарий

Aza Avdali 15.09.2021 - 18:26

Какой пленительный текст. Читала с интересом и удовольствием. Как многого мы не знаем. «О, сколько нам открытий чудных готовят просвещенья дух…». Спасибо, господин Емельянов.

Ответить

Оставить комментарий