Ближний Восток готовится к выходу Соединенных Штатов из Сирии

автор RIATAZA
617 просмотры

Среди арабских стран идет гонка за восстановление связей с режимом Асада.

Арабский мир принял к сведению вывод войск США из Афганистана и начинает задаваться вопросом, будет ли Сирия, где у Соединенных Штатов все еще несколько сотен военнослужащих, следующей. Администрация Байдена уже дала понять, что готова отвернуться от арабских государств Персидского залива, восстанавливающих отношения с президентом Сирии Башаром Асадом, вместо того, чтобы активно препятствовать им в этом.

Это знаменует собой небольшой, но значительный сдвиг в политике США, о чем свидетельствует Закон о защите гражданского населения Цезаря Сирии от 2019 года.  В связи с тем, что Вашингтон проявляет все меньший аппетит к обеспечению изоляции Сирии — в том числе военными средствами, — некоторые арабские страны начинают выводить Сирию из ее дипломатической изоляции.

В последние месяцы арабские государства Персидского залива — в частности, Объединенные Арабские Эмираты, Бахрейн и Саудовская Аравия — углубили свое взаимодействие с сирийским правительством, хотя и в разной степени и преследуя разные цели. Кувейт и Катар, с другой стороны, по-прежнему не проявляют к этому никакого интереса.

Существуют пределы тому, насколько далеко арабские государства Персидского залива могут продвинуть свои отношения, на которые сильно влияет зарождающаяся политика администрации Байдена в Сирии и все еще широкий охват санкций Закона Цезаря. Но арабские лидеры, несомненно, помнят, что бывший президент США Дональд Трамп объявил о победе над террористической группировкой Исламским государством (ИГ, запрещена в РФ) в декабре 2018 года. Учитывая политику президента США Джо Байдена в отношении Афганистана, основанную на аналогичной декларации «миссия выполнена», они, вероятно, будут готовиться к выходу Вашингтона из Сирии. В конце концов, трудно найти кого-нибудь в администрации США, кто публично утверждал бы, что Сирия является жизненно важным интересом США.

По — видимому, некоторые арабские лидеры, в том числе из Иордании, ОАЭ и других стран, лоббировали на самом высоком уровне в Вашингтоне в пользу отмены санкций, чтобы поддержать расширение своего охвата в Сирии. Заманчиво охарактеризовать эту пропаганду как чистую реальную политику арабских стран — попытку завоевать влияние в Сирии и возглавить процесс восстановления, несмотря на зверства, совершенные режимом и его сторонниками, а также согласованные усилия, направленные на то, чтобы отучить Сирию от поддержки Турции и Ирана. Однако мотивация каждого арабского государства различна, и инициативы, которые они предприняли, лучше рассматривать как «подготовительные» шаги в преддверии предстоящего политического урегулирования, а не как окончательные шаги по нормализации отношений с Асадом при нынешнем статус-кво.

Действительно, достижение взаимопонимания с Асадом было бы слишком горькой пилюлей, чтобы проглотить ее, особенно для Саудовской Аравии, учитывая личную неприязнь к нему и его ближайшим родственникам. Хотя руководство Эмиратов и Бахрейна менее щепетильно и, действительно, первое говорило о братских отношениях, которые восходят к 1970-м годам, нынешняя обстановка была бы неумолимой, и награды вряд ли перевесят риски и последствия нормализации.

Тем не менее, после десятилетия конфликта арабские государства Персидского залива ищут пути разработки арабского решения войны и тем самым возвращают Сирию в так называемое «арабское лоно». Это непростая задача и, по правде говоря, маловероятно, что это произойдет, но работа над достижением этой цели дает арабским государствам Персидского залива преимущество, если Соединенные Штаты поспешат отступить или достигнут соглашения с Россией о форме политического урегулирования. Хотя эти варианты, возможно, выглядели диковинными несколько лет назад, сейчас они начинают выглядеть немного более реалистичными.

Усилия арабских государств Персидского залива по восстановлению отношений с сирийским правительством следует рассматривать в этом свете. Это попытка восстановить и развивать рабочие отношения после 10-летнего перерыва, но на этот раз они будут более транзакционными. Прошли те времена, когда арабские государства Персидского залива просто подходили к региональным кризисам с открытой чековой книжкой; этот подход с треском проваливался несколько раз, в том числе в Ливане и Ираке, поскольку арабские страны Персидского залива были опережены и перехитрены региональными конкурентами, такими как Иран. Действительно, у арабских государств Персидского залива мало желания финансировать восстановление страны без гарантий полного удовлетворения их политических интересов.

Оман поддерживал дипломатические отношения на высоком уровне с Сирией на протяжении всего конфликта и недавно увеличил свое дипломатическое присутствие в стране. Хотя ей не хватает политического капитала, чтобы добиться отмены приостановки деятельности Лиги арабских государств в Сирии, она присоединилась к ОАЭ, Бахрейну и Иордании для достижения этой цели.

Между тем, ОАЭ стали более мускулистыми с момента открытия своего посольства в Дамаске в 2018 году, мотивированные своей целью ослабить турецкое влияние в рамках более широкой борьбы с Анкарой на Ближнем Востоке, в Северной Африке и регионе Красного моря. Например, под предлогом гуманитарной дипломатии COVID-19 в течение 2020 года ОАЭ сотрудничали с Дамаском, чтобы побудить Асада нарушить перемирие при посредничестве России в Идлибе, Сирия, для борьбы с повстанцами, поддерживаемыми Турцией. В то же время ОАЭ не рассматривают сотрудничество с режимом Асада и возглавляемой курдами оппозиционной группировкой «Сирийские демократические силы» (SDF) как взаимоисключающее, полагая, что любое политическое урегулирование поможет примирить их разногласия. Действительно, Абу-Даби придал политический вес курдскому «нефтяному проекту» администрации Трампа, который должен был предоставить SDF независимый источник дохода — независимо от законности — чтобы он мог продолжать борьбу с ИГ и одновременно противостоять вторжениям Турции в регион.

Интересы Саудовской Аравии на данный момент более ограничены, хотя подрыв иранского влияния и сотрудничество с сирийским правительством, поддерживаемым Асадом, остаются долгосрочными целями.

Например, сообщения о встречах высокопоставленных офицеров разведки Саудовской Аравии с сирийскими коллегами предназначены не для придания легитимности самому режиму Асада, а для создания средств обмена разведданными и противодействия общим угрозам. Как таковые, они являются практическими шагами по восстановлению отношений на рабочем уровне, но не сводятся к полному восстановлению связей. Фактически, мосты, которые строятся сейчас, вполне могут поддержать переход к политическому урегулированию, исключающему Асада. Хотя в мае он выиграл четвертый президентский срок, который Запад счел мошенническим, предложение об уходе Асада из будущего правительства не может быть далеко от умов лидеров Совета сотрудничества стран Персидского залива.

Арабские государства Персидского залива будут продолжать выдвигать свои позиции — разными темпами и способами, которые согласуются с существующими санкциями в отношении Сирии, — в преддверии политического урегулирования в стране. Вопрос о том, когда произойдет такое урегулирование, будет зависеть от Соединенных Штатов. Учитывая жесткий реализм Байдена в Афганистане, легко представить, что президент заключил, что американские войска на северо-востоке Сирии не служат интересам США. Однако катастрофа с выходом США из Кабула и его явная бесчеловечность могут убедить Байдена в том, что достижение соглашения с Россией лучше, чем просто уйти и бросить своих союзников в Сирии.

Как писала Лина Хатиб в журнале Foreign Policy, Байден и президент России Владимир Путин могут начать сделку, в рамках которой Россия примет формирование переходного правительства, «состоящего из элементов нынешнего режима — но не из семьи Асада — и элементов различных оппозиционных групп и гражданского общества». В свою очередь, Россия получает международное признание своих интересов в Сирии, а также продолжение своего политического и военного влияния в стране. Этого было бы достаточно для арабских государств Персидского залива, все из которых благосклонны к Москве, чтобы нормализовать отношения с Сирией и извлечь выгоду из уже предпринятых шагов, даже если это означает, что Кувейт и Катар будут вынуждены играть в догонялки.

Автор: Нил Квиллиам — младший научный сотрудник программы по Ближнему Востоку и Северной Африке в лондонском аналитическом центре Chatham House.

Foreignpolicy.com   —    Перевод   Riataza.com

2 комментария
0

Related Posts

2 комментария

Мураз Аджоев 26.08.2021 - 16:33

В условиях слишком разнонаправленных интересов региональных игроков, противостояния ведущих арабских государств агрессивному продвижению идеологического и военно-политического влияния «революционного» режима ИРИ и «султанской» Турции на Ближнем Востоке, а также и ситуация в Афганистане, конечно, создают существенные предпосылки для значительного сближения позиций США и России как по Сирии, так и Ираку. Большинство региональных участников этой «большой геополитической игры», в которой они обоснованно и объективно признают ведущие роли США и России как великих мировых военно-политических держав, (по умолчанию) готовы к международному процессу (под эгидой Совбеза ООН) по обеспечению мирного раздела Ирака и Сирии, а также, конечно, образования независимого государства (Южный+Западный) Курдистан как в будущем ключевого фактора устранения главных угроз их собственной безопасности, способного просто своим существованием в качестве самодостаточной, полноценной страны надёжно обуздать имперские амбиции ИРИ и Турции в целом на Большом Ближнем Востоке. Так сейчас складываются обстоятельства и происходит резкое и непредсказуемое развитие событий в этом регионе, требующих принятие неординарных и срочных решений. Да, США прекратят военное присутствие в Сирии и Ираке, временно отстранившись от политического участия в их судьбе, но уже оставаясь в независимом Курдистане и опираясь на союзные связи, партнёрские отношения с властями этого нового государства на Ближнем Востоке. Россия сможет взять под свою всеобъемлющую опеку новую «САР» в её новых границах, не обременяя себя чрезмерными большими расходами на восстановление её экономики и инфраструктуры, ибо это будет относительно маленькое государство, где российские компании и предприятия будут комфортно заниматься бизнесом и развивать Сирию, полагаясь на тесное сотрудничество с дружественным соседним государством Курдистан, готовым к взаимовыгодному экономическому партнёрству.

Мураз Аджоев 26.08.2021 - 16:53

Кстати, обратил внимание на то, что в новостных материалах российских СМИ о ситуации в Афганистане чаще пишут — «посол РФ в Кабуле», а не «посол РФ в Афганистане», что, очевидно, больше соответствует реальности, поскольку наша дипмиссия, несмотря на якобы «хорошие деловые отношения» с руководством «Талибана», не имеет возможности осуществлять свою деятельность в стране.

Комментарии закрыты