Водный вопрос открывает новое направление турецко-российского сотрудничества

автор RIATAZA
487 просмотры

Турецкая и российская военные делегации достигли соглашения о сотрудничестве в поиске решения проблемы водоснабжения, связанной с электричеством, на северо-востоке Сирии во время своего визита на водную станцию Аллук и электростанцию Мабрука на этой неделе.

Расположенная в провинции Хасаке водная станция Аллук рассматривается ООН как единственный жизнеспособный источник воды на северо-востоке Сирии. Он испытывает перебои, вызванные сирийско-курдскими Отрядами народной самообороны (YPG), которые являются сирийским крылом запрещенной Рабочей партии Курдистана (РПК). YPG занимает электрический центр в Дарбасийе, где штаты работают от электричества. Турецкая и российская военные делегации уже некоторое время ведут переговоры по решению этой проблемы.
Станция Аллук обеспечивает водой почти 460 000 человек в обоих районах, контролируемых турецкими войсками и YPG на северо-востоке Сирии. Однако сообщалось, что YPG с апреля лишила людей, проживающих в районах, контролируемых Турцией, электроэнергии, производимой из плотин на реке Евфрат. Это негативно сказалось на сельскохозяйственном секторе, который является основным источником дохода для этого региона.

С другой стороны, YPG утверждает, что Турция использует воду в качестве инструмента давления на местные власти, чтобы они давали им больше электроэнергии в районах, контролируемых Турцией. В попытке разжечь международную враждебность против Турции, YPG и сирийский режим часто заявляли, что Турция была причиной нехватки воды.

По данным сирийских СМИ, спикер Народного собрания Сирии Хаммуде Саббаг направил 48 писем генеральному секретарю ООН, верховному комиссару по правам человека и арабским парламентским организациям, призывая их осудить Турцию за отключение воды в северо-восточной провинции Хасаке. Этот вопрос также поднимался ООН, но Анкара отвергла подход, принятый международным органом, попросив его избегать необъективных действий по этому вопросу.

Это не первый случай, когда сирийский режим выносит на обсуждение водный вопрос в попытке создать международное давление на Турцию. На протяжении 1990-х годов трения по поводу водных ресурсов между Турцией и Сирией были связаны с проблемой безопасности Турции. Поэтому важно объяснить, в чем заключается водный спор. Разногласия между Турцией и Сирией по поводу присвоения нижележащих вод рек Евфрат и Тигр разгорелись в 1970-х годах, когда Турция начала строить плотины на этих реках для развития сельского хозяйства и промышленности на юго-востоке страны. Заполнение Турцией плотины Ататюрка в 1990 году сократило приток воды в Евфрат и привело к нехватке воды в Сирии и Ираке.

Проект Турции в Юго-Восточной Анатолии (GAP), который включает строительство плотин на Евфрате, еще больше углубил спор между Турцией и Сирией и побудил последнюю поддержать организацию РПК. По словам Йоста Йонгердена, эксперта по курдскому вопросу, «хотя GAP начинался как энергетический и ирригационный проект, направленный на использование потенциала богатых водных и земельных ресурсов региона, проект также превратился в ключевой элемент в решении турецким государством курдского вопроса».

В качестве ответной меры на водную политику Турции Сирия использовала РПК в качестве рычага давления в 1990-х годах. Это позволило организации и ее лидеру Абдулле Оджалану укрыться в Сирии и создать тренировочные лагеря на ее территории и в Ливане. По мере эскалации мятежа РПК в конце 1980-х и начале 1990-х годов, осознав необходимость дипломатического урегулирования с Сирией, высокопоставленные турецкие официальные лица выступили с инициативами по поиску решения, которое бы решило проблемы Сирии с водой в обмен на прекращение поддержки РПК. После того как эти инициативы провалились, турецкие официальные лица ужесточили свою риторику в отношении Сирии. Здесь стоит записать речь тогдашнего министра иностранных дел Турции Дениза Байкала: «Сирия, как соседняя страна, должна перестать быть штаб-квартирой террористической организации. Можно подумать, что руки с кровью ужаса можно было бы омыть большим количеством «воды». Однако Турция никогда не станет торговать террором ради войны».

Таким образом, водный вопрос и РПК стали неразрывно связанными вопросами между Анкарой и Дамаском на протяжении 1990-х годов. Позиция Дамаска по оказанию давления на Турцию в споре о воде получила максимальную поддержку со стороны других арабских стран.

Похоже, Турция хочет избежать такой поддержки сейчас, особенно после того, как Ирак и Сирия недавно подписали соглашение о регулировании водных ресурсов между двумя странами. После такого развития событий турецкая сторона сразу же объявила, что направит делегацию Министерства водных ресурсов Турции в Ирак для переговоров. Министр водных ресурсов Ирака Махди Рашид Аль-Хамдани и его сирийский коллега Таммам Раад подписали совместное соглашение об обмене данными, касающимися импорта рек Тигр и Евфрат «периодически и в чрезвычайных ситуациях». Сделка также включала создание технических комитетов и унификацию позиций в отношении количества воды, получаемой на турецко-сирийской границе.

В своем выступлении перед иракскими государственными СМИ генеральный консул Турции в Мосуле заявил, что проблема воды имеет большое значение и что президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган сформировал команду для решения водных проблем, затрагивающих Ирак. Что касается низкого уровня воды в этом году, генеральный консул заявил, что причина кроется в малом количестве осадков, заявив, что «Анкара никогда не блокировала воду», текущую по ее территории.

Два государства Астанинского мирного процесса, в котором также участвует Иран, сочли водный вопрос новой областью сотрудничества

Синем Ченгиз

Несмотря на их противоречивые интересы, Сирия была главным политическим вопросом между Анкарой и Москвой в течение десятилетия. Благодаря двойственным отношениям в турецко-американских отношениях Россия воспользовалась возможностью преодолеть свои разногласия с Анкарой по Сирии. Вопрос о поддержке США YPG/SDF особенно испортил отношения между Вашингтоном и Анкарой и подтолкнул последнюю к расширению сотрудничества с Россией в связи с курдской угрозой. В последние годы Москва и Анкара были заинтересованы в совместной работе по противодействию влиянию США на северо-востоке Сирии и американскому сотрудничеству с силами YPG/SDF.

Россия и Турция пережили бури в своих сложных отношениях благодаря сотрудничеству во многих областях. Таким образом, два государства Астанинского мирного процесса, в котором также участвует Иран, сочли водный вопрос новой областью сотрудничества. В водном вопросе Россия, а не США, стала главным действующим лицом на местах, стремясь найти решение между Турцией и курдскими ополченцами. Россия решительно не хочет, чтобы водный вопрос превратился в серьезную проблему между курдскими ополченцами и Турцией, в то же время Анкара не хочет, чтобы история повторилась с водой и терроризмом.

Синем Ченгиз — турецкий политический аналитик, специализирующийся на отношениях Турции с Ближним Востоком.

Arabnews.com    —   Перевод  Riataza.com

Мнения, выраженные автором в этой статье, являются его собственными и не обязательно отражают точку зрения Riataza.

0 комментарий
0

Related Posts