Эрдоган пытается заручиться поддержкой курдов на фоне падения его рейтинга

автор RIATAZA
683 просмотры
Визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в крупнейший город Турции с курдским большинством рассматривается как знак его признания того, насколько решающим будет голос курдов в его заявке на переизбрание в следующих опросах.

Недавний визит президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана в Диярбакыр, центральный город преимущественно курдского юго-востока Турции, в значительной степени рассматривается как попытка набрать голоса курдов в преддверии потенциальных досрочных выборов, поскольку опросы общественного мнения сообщают о снижении его народной поддержки как среди курдов, так и по всей стране.

Эрдоган пользуется солидной популярностью среди консервативных курдов, опираясь в основном на свои исламские взгляды, а его Партия справедливости и развития (ПСР) была единственным реальным соперником на юго-востоке Демократической партии народов (ДПН), знаменосца курдского движения в Турции. Он также заслужил большую похвалу за переговоры об урегулировании с Рабочей партией Курдистана (РПК), вооруженной группировкой, которая воюет с Анкарой с 1984 года и признана террористической группировкой. Но с тех пор, как переговоры провалились в 2015 году, он перешел к жесткой националистической повестке дня, отмеченной жестоким подавлением РПК и ДПН, и объединился с крайне правой Партией националистического движения (ПНД), чтобы укрепить свою электоральную удачу.

Поездке Эрдогана в Диярбакыр 9 июля — первой за 2 с половиной года — предшествовали предположения, что он может быть готов возобновить мирный процесс, чтобы загладить вину перед курдами, на фоне растущего ожидания, что он может перенести следующие выборы с 2023 года, прежде чем экономические проблемы Турции еще больше подорвут его народную поддержку. Член парламента от ДПН Эрол Катирчиоглу развеял слухи в преддверии визита, заявив, что ДПН будет готова наладить отношения с Эрдоганом, если он возобновит процесс урегулирования.

Однако на улицах Диярбакыра мало кто казался оптимистом. Большинство жителей, которые общались с «Al-Monitor», сказали, что у них не было больших ожиданий от визита, хотя один владелец магазина настаивал на том, что курды должны продолжать поддерживать Эрдогана в знак признания его прошлых усилий по решению курдского вопроса.

Тем не менее, тысячи людей заполнили место, где должен был выступить Эрдоган. Некоторым было любопытно увидеть его вживую, другие, чтобы выразить свою озабоченность отсутствием работы. Один молодой человек сказал, что пришел выразить свое недовольство союзником Эрдогана, лидером ПНД Девлетом Бахчели.

В своем обращении к толпе Эрдоган не стал объявлять о новом процессе урегулирования, но признал, что он был нарушен, и отверг ответственность за его крах. Ссылаясь на свою речь 2005 года в Диярбакыре, когда он незабываемо заявил: «Курдская проблема — это моя проблема», Эрдоган сказал, что он стоял за своими словами. Он набросился на ДПН и РПК, сказав: «Да, мы были теми, кто начал процесс урегулирования, но не мы положили ему конец. Что положило конец процессу урегулирования, так это их недоброжелательность, злонамеренные намерения и тайные планы. И те, кто утверждает, что они политики, никогда не дистанцировались от насилия и терроризма».

В своем самом заметном обещании Эрдоган объявил, что тюрьма Диярбакыра, печально известная своими камерами пыток во время военного правления после переворота 1980 года, будет преобразована в культурный центр.

ДПН провела собрание в Диярбакыре два дня спустя. Отвечая на сообщения Эрдогана, заместитель сопредседателя партии Тайип Темель сказал: «Что бы ни говорили лидеры и представители ПСР, [курдский народ] не имеет ничего общего с мышлением, которое оставило его волю, совесть, справедливость и и демократическое решение курдского вопроса отдано на откуп ПНД».

Исследователь и аналитик из Диярбакыра Реха Рухавиоглу считает, что визит Эрдогана преследовал две основные цели: укрепить свою базу в преддверии потенциальных досрочных выборов и завоевать расположение администрации Джо Байдена, чтобы ослабить напряженные связи Анкары с Вашингтоном.

По словам Рухавиоглу, Эрдоган стремится достучаться до многих курдов, которые, как правило, отдаляются от него, но остаются в нерешительности, кого поддержать. Он в основном говорит им: «Я все еще здесь. Мы решим [курдский] вопрос, когда придет время». Сообщения Эрдогана, скорее всего, не смогут вернуть потерянных избирателей, но могут помочь замедлить распад его курдской базы, сказал он «Al-Monitor».

Четверть избирателей ПСР на юго-востоке отдаляются от партии, которая набрала около 35% голосов в преимущественно курдском регионе на выборах 2018 года, согласно опросу, проведенному в конце декабря исследовательской компанией Rawest, базирующейся в Диярбакыре. Менее 30% заявили, что поддержат переизбрание Эрдогана на пост президента.

Что касается влияния, связанного с Вашингтоном, Рухавиоглу указал на акцент Байдена на демократических ценностях, который, по его словам, заставляет Эрдогана «напускать на себя вид демократизации».

Исследователь сказал, что не видит признаков серьезной подготовки к возобновлению усилий по урегулированию курдского вопроса, но утверждал, что послания Эрдогана оказали моральное воздействие на курдских избирателей, которые хотят придерживаться ПСР, несмотря на их недовольство альянсом партии с ПНД, и могут способствовать продлению нерешительности тех, кто колеблется в отношении оппозиционных партий. «Тем не менее, вряд ли можно сказать, что визит вызвал какой-либо ажиотаж среди избирателей, которых ПСР уже проиграла, или тех, кто входит в оппозиционный блок», — добавил он.

Седат Юртдас, который представлял курдов в парламенте в начале 1990-х годов и сейчас является заместителем главы аналитического центра в Диярбакыре, сказал, что Эрдоган столкнулся с большой проблемой доверия. Президент, возможно, и признал свои прошлые обещания решить курдский вопрос, но «те, кто участвовал в этом процессе или способствовал ему, сейчас либо находятся в тюрьме, либо предстают перед судом, им грозят суровые приговоры», — сказал Юртдас Al-Monitor, имея ввиду высокопоставленных членов ДПН.

Он согласился с тем, что визит Эрдогана в Диярбакыр, по-видимому, был инвестицией в выборы, подчеркнув, что выборы мэра 2019 года в Анкаре и Стамбуле поразительно продемонстрировали, насколько важным может быть голосование курдов. Кандидаты от главной оппозиционной Народно-Республиканской партии отстояли два крупнейших города Турции от ПСР при поддержке коалиции оппозиционных сил, в том числе курдов.

Юртдас сказал, что Эрдоган будет бороться за то, чтобы заманить курдов обратно, если его правительство не предпримет некоторые смелые шаги на местах и не выступит с самокритикой по поводу своей репрессивной политики, особенно с тех пор, как Эрдоган принял широкие исполнительные полномочия в 2018 году при поддержке ПНД. «Ясно как божий день, насколько курды подверглись остракизму, насколько сократилось их политическое пространство и как люди были подавлены, не имея возможности выражать свои мысли и мнения», — заключил он.

Al-Monitor.com    —    Перевод Riataza.com

3 комментария
0

Related Posts

3 комментария

Мураз Аджоев 18.07.2021 - 13:39

Все эти эксперты не учитывают, что Р.Эрдоган как глава Турецкого государства вырабатывает президентский взгляд на турецкую национальную стратегию через призму не только внутренней, но и внешней политики. И он, конечно, понимает, что «султанские» амбиции пора умерить, поскольку геополитическая ситуация как на ББВ в целом, так и на БВ в частности радикально и быстро меняется, особенно в Ираке и Сирии, создавая все условия для образования независимого государства (Южный+Западный) Курдистан. Эрдоган уже готовится к такому развитию событий, чтобы с максимальной выгодой приспособить власть и государство Турции к новый реальности, обеспечивая безопасность суверенитета и территориальной целостности страны. Прежняя «игра» с использованием военной агрессии, оккупации, диверсионно-провокационных операций с целью недопущения образования государства Курдистана на Ближнем Востоке уже проиграна. Р.Эрдоган старается поучаствовать в будущем «торге» при обсуждении суверенных границ государства (Южный+Западный) Курдистан, получив ну хотя бы статус «наблюдателя с правом совещательного голоса» на заседаниях, возглавляемых США и, видимо, Россией.

Мураз Аджоев 18.07.2021 - 14:48

Надо отметить, что помимо Ирака и Сирии на Ближнем Востоке появлюсь ещё одно явно несостоявшееся государство. Речь идёт о Ливане, где ситуация уже напоминает Иракской кризис. В Ираке доминирует про-Иранское объединение (шиитского ополчения) «Хашд аш-Шааби», претендующее на установление своей «революционной» исламской теократической власти, а вот в Ливане такой силой является подконтрольная Иранскому режиму «Хезболла», которую считают «государством в государстве». А ведь этот «треугольник» является «шиитским революционным поясом» от Ирана до побережья Восточного Средиземноморья, проект которого агрессивно продвигается в полном соответствии с действующей военно-политической стратегией авторитарно-тоталитарного теократического режима ИРИ на Ближнем Востоке. Уже очевидно, что не будет никакого соглашения о возобновлении участия США в сделке (СВПД) по ядерной программе ИРИ. А что же будет, покажет время уже в самом ближайшем будущем.

Мураз Аджоев 18.07.2021 - 18:07

По всей видимости, Р.Эрдоган меняет вектор своей военно-политической стратегии в Сирии, перенаправляя часть военных подразделений Турции и подконтрольных Анкаре про-Турецких группировок на Афганистан.
«Как передает Sözcü со ссылкой на Сирийский центр мониторинга за соблюдением прав человека (SOHR) со штаб-квартирой в Лондоне, лидеры протурецких вооруженных формирований сирийской оппозиции в Африне и других регионах Сирии, воевавших в Ливии и Нагорном Карабахе, согласились переправить боевиков в Афганистан нетрадиционным способом. Сирийские диссиденты будут вербоваться по официальному контракту через турецкие частные охранные предприятия в Афганистане. Эта процедура начнется в сентябре и будет проводиться через турецкие охранные предприятия, поскольку боевики сирийской оппозиции не доверяют своим лидерам. В обязанности наемников в Афганистане будет входить охрана международного аэропорта, государственных учреждений, военных штабов и международных сил в Кабуле, при этом они не будут принимать участия в военных действиях против талибов (организация, деятельность которой запрещена в РФ). Их заработная плата будет составлять от 2000 до 3000 $ в месяц», https://regnum.ru/news/polit/3324853.html.

Комментарии закрыты