Турция: «возвращение приблудного сына» Эрдогана в лоно НАТО

автор RIATAZA
673 просмотры

Только что состоявшиеся встречи президентов России и США Владимира Путина и Джозефа Байдена, турецкого президента Реджепа Эрдогана с Байденом и главой Франции Эммануэлем Макроном, а также саммиты НАТО, ЕС и G7 определят на ближайшее время не только ход мировой политики в целом, но и повлияют на расклад сил в треугольнике Россия — Запад — Турция в частности

Куда не кинь — почти везде клин

В отличие от легендарного царя Мидаса, который обладал даром превращать в золото всё, к чему он прикасался, турецкий президент Реджеп Эрдоган наделён умением любую проблему, которую можно было бы решить, что называется, по-хорошему, обставляет скандалами и угрозами, превращая ближних и дальних соседей в недругов и противников. За десяток лет Турция умудрилась рассориться со многими странами ЕС, арабского мира, средиземноморья и с США.

В период обострения ливийского кризиса у Анкары возникли сложные проблемы с Францией и рядом арабских стран, в первую очередь с теми, кто непосредственно поддерживал командующего Ливийской национальной армией маршала Халифу Хафтара: Египтом, ОАЭ, Саудовской Аравией. С египтянами у турок дело вообще чуть до войны не дошло в 2020 году. К тому же Каир страшно недоволен Анкарой, которая помогает идеологически близким ей ливийским и египетским исламистам типа «Братьев-мусульман» (террористическая организация, запрещённая в РФ). Именно они взорвали осенью 2015 года российский самолёт над Синаем, и до сих пор ведут вооружённую борьбу против египетского режима.

Эр-Рияд был взбешён разоблачениями Анкары в связи с убийством саудовского журналиста и диссидента Джамаля Хашогги. Кроме того, все богатые арабские монархии Персидского залива скрипели зубами и были готовы порвать Турцию за то, что та встала на защиту бросившего им вызов Катара в 2017 году. Багдад возмущался вторжениями турецких солдат в северные районы Ирака, населённые курдами и другими нацменьшинствами. О сирийцах и говорить не приходится. Эрдоган, которого никто не приглашал в Сирию, призывает к свержению Башара Асада, претендует на часть её территории и всячески поддерживает джихадистов.

Трудно назвать нормальными и отношения между Анкарой и ЕС. Европейцы откровенно презирают турок, но в то же время боятся, что Анкара откроет шлюзы и многомиллионный поток мигрантов устремится в Старый свет. Чтобы сдерживать турок от такого шага, Брюсселю приходится платить миллиарды евро. Но Турция всё равно злится за то, что её, несмотря на многолетние обещания, в ЕС не принимают и продолжают водить за нос.

Европейцы боятся, что Анкара откроет шлюзы и многомиллионный поток мигрантов устремится в Старый свет.
© msb.gov.tr
 Европейцы боятся, что Анкара откроет шлюзы и многомиллионный поток мигрантов устремится в Старый свет.

Короче говоря, энергично работая локтями, чтобы растолкать соседей ради своих интересов, нацеленных на возрождение Османской империи, Турция, пожалуй, и не заметила, как оказалась в весьма сложной ситуации, близкой к внешнеполитической изоляции.

Это особенно неприятно в условиях коронавирусной пандемии, пагубно влияющей на экономику страны. Как говорится, куда ни кинь — почти везде клин.

Отчего у наших турок вдруг возник переполох?

В дым переругавшись с США и многими странами ЕС, арабского и мусульманского мира, а с иными из них и едва не подравшись, загнав свою страну в состояние близкое к изоляции и наградив собственную экономику симптомами тяжёлой гипертонии, турецкий президент Реджеп Эрдоган с месяц назад вдруг вновь обратил свои взоры в сторону Вашингтона. Турецкие СМИ наполнились материалами, сигнализирующими о намерениях Анкары снова вернуться в лоно Запада, восстановить дружбу с Америкой, а заодно дистанцироваться от Москвы.

Так, выступая в конце мая перед руководителями 20 крупнейших американских компаний, Эрдоган заявил: «Хотя слова президента Байдена по поводу событий 1915 года в Османской империи (имеется в виду турецкий геноцид армянского народа. — Авт.) стали дополнительным бременем для турецко-американских отношений, я верю, что наша встреча на саммите НАТО ознаменует собой новую эру». Есть и другие «сигналы», говорящие в пользу такой версии. Агентство Bloomberg, например, на днях вбросило сообщение о том, что турецкие власти якобы отправили на родину всех российских специалистов, которые помогали местным военным осваивать комплексы С-400. «Новость» на поверку оказалась фальшивкой, о чём с соответствующим заявлением выступила ФСВТС России. Просто Bloomberg желаемое выдал за действительное.

Поставка зенитной ракетной системы С-400 в Турцию.
© msb.gov.tr
 Поставка зенитной ракетной системы С-400 в Турцию.

Анкара решила сыграть в обиженку

Причины, по которым Турция в очередной раз затеяла интригу против России, ни для кого не секрет. Анкара недовольна тем, что Москва до сих пор не возобновила авиарейсы с туристами из России, хотя в последние две-три недели Россия запустила сотни рейсов в альтернативные туристические центры. А без наших туристов турецкую экономику, и без того ослабленную пандемией коронавируса, заметно лихорадит. Кремль объясняет свою позицию сложной эпидемиологической обстановкой в Турции, хотя в то же время у Кремля накопилось немало законных и вполне обоснованных претензий к Турции.

Во-первых, Москву крайне не устраивает военная и политическая поддержка Турцией Украины против России. Турция уже поставила на Украину шесть ударных дронов Bayraktar TB2, три станции наведения и заключила соглашение о поставке Киеву нескольких корветов. Дроны вовсю используются против сил самообороны в Донбассе. В то же время, пишет турецкая газета «Сабах», в Анкаре знают, что НАТО желает превратить Украину, как и Грузию, в подконтрольную этому блоку страну и полностью окружить Россию с юга. Таким образом, Турция берёт на себя роль помощника НАТО в этом окружении.

Турция уже поставила на Украину шесть ударных дронов Bayraktar TB2.
© ssb.gov.tr
 Турция уже поставила на Украину шесть ударных дронов Bayraktar TB2.

Москву, разумеется, не могут радовать и достигнутые между Анкарой и Варшавой договорённости о поставках турецких беспилотников Польше. Последняя, хоть и не внесена в список недружественных России стран, но всем известно, что она занимает одну из наиболее агрессивных по отношению к нам позиций.

Во-вторых, Москву раздражает лицемерная забота Анкары о так называемых меньшинствах. В первую очередь речь идёт о крымских татарах, якобы страдающих под властью России. Интересное получается «кино». До 2014 года, то есть до воссоединения Крыма с Россией, Турции положение крымских татар и других народов, проживающих на полуострове, было абсолютно фиолетово, а сегодня Эрдоган вдруг ими озаботился. С чего бы это? И почему такое беспокойство Анкара не проявляет по отношению к жителям Донбасса, вообще к русским, молдаванам, венграм, ко всем неукраинцам, живущим сегодня в нацистской Украине? Да с того, что, по словам официального представителя МИД РФ Марии Захаровой, вся эта показная забота носит исключительно конъюнктурный характер. Кому-кому, но никак не туркам поднимать вопрос о меньшинствах. То, что делают турецкие военные с курдами, с езидами, алавитами, христианами и другими на территории Турции, Сирии и Ирака, мало чем отличается от турецкого геноцида армян столетней давности. Чья бы корова мычала…

В-третьих, Россия недовольна тем, что Турция всё настойчивее проводит линию на окончательное отделение от Сирии части её территории, которая фактически находится под контролем Анкары, а также лояльных ей вооружённых группировок, в том числе исламистских. В таких районах, как зона Идлиба и других, уже создаются собственные органы управления. Совместное российско-турецкое патрулирование это, пожалуй, немногое, что остаётся от некогда заключённых между Анкарой и Москвой соглашений о координации совместной деятельности в Сирии.

Кроме того, Москву не может не беспокоить турецкая активность в бывших среднеазиатских республиках СССР, особенно в зоне киргизско-таджикского пограничного конфликта и на Кавказе. Здесь эта активность часто проявляется в попытках вытеснить или ослабить влияние Москвы, а также в различных провокациях в Нагорном Карабахе, особенно в подзуживании Баку действовать в своих интересах, даже в нарушение имеющихся договорённостей между Россией, Арменией и Азербайджаном.

Как бы то ни было, в ответ на высказанное Турции вполне естественное пожелание Москвы не разыгрывать украинскую, да и иные сомнительного свойства карты, Анкара в привычной для неё тональности ответила, что дескать, это её дело решать, с кем и когда дружить, кому и что продавать. Спору нет, Турция, конечно же, суверенное государство. Однако, учитывая уровень делового партнёрства с нашей страной и даже время от времени называя турецко-российские отношения дружескими, Москва была вправе надеяться на понимание со стороны Турции и её готовность идти навстречу по вопросам, касающимся нашей национальной безопасности.

Но такого не происходит. Почему?

«Ангельское» терпение Москвы и шизофреническая политика Анкары

В отличие от нормального партнёрства, которое стремится выстроить и на деле выстраивает Россия с Турцией, у Анкары с Москвой отношения, по мнению турецких же журналистов из влиятельной «Джумхуриет», складываются исключительно «шизофренические». Судите сами. Россия на протяжении долгих лет «подгоняет» туркам контракты один другого «слаще», начиная со строительства АЭС «Аккую» и заканчивая покупкой турецких помидоров, которых и у неё самой под боком полно, а также предлагает весьма грамотные компромиссные решения острых политических вопросов на пространстве от Ливии и Сирии до Нагорного Карабаха.

Строящаяся на русские деньги атомная электростанция «Аккую».
© akkunpp.com
 Строящаяся на русские деньги атомная электростанция «Аккую».

Более того, Кремль не слишком «выступал» даже после того, как турецкий пилот в 2015 году из засады сбил наш самолёт над северными районами Сирии, а прикормленные турками джихадисты расправились над нашим лётчиком, ни после того, как Эрдоган не уберёг от пуль убийцы российского посла Карлова. А когда летом 2016 года турецкие военные подняли путч, Владимир Путин оказал своему турецкому коллеге вообще неоценимую услугу, возможно, спас тому жизнь.

При этом Москва никогда не повышает голос, не изрыгает ругательства или угрозы в адрес Анкары, а набирается терпения и старается доходчиво объяснить, почему при решении непростых вопросов лучше всё-таки избегать конфронтации.

Осенью 2015 года российский самолёт был сбит над Синаем.
© РИА Новости
 Осенью 2015 года российский самолёт был сбит над Синаем.

А что Турция? А Турция каждый раз, когда дело касалось, например, нападения Грузии на Южную Осетию, украинских провокаций на Донбассе или воссоединения Крыма с Россией, тут же обвиняла Москву в имперских намерениях, вставала на сторону провокаторов, выливая на Москву потоки грязи, лжи и оскорблений.

Примерно то же самое происходило и в Ливии, особенно когда туркам надо было оправдать присутствие там своих военных или лояльных Анкаре сирийских наёмников. Да и в Сирии, несмотря на договорённости, Эрдогана часто «заносило» на поворотах, что приводило к очередному обострению обстановки как в регионе, так и в двусторонних отношениях.

Правда, президенту Путину обычно удавалось «разруливать» ситуацию. Благодаря своим дипломатическим талантам, глава России убеждал турецкого коллегу в необходимости действовать с мирных, доброжелательных позиций, придерживаясь предварительных договорённостей, а не заниматься самодеятельностью, заранее настраивая себя на конфронтацию и исходя только из собственных интересов. До недавнего времени такой подход вполне себя оправдывал.

Удалось ли Байдену и Эрдогану выйти из клинча?

Однако для того, чтобы и дальше интриговать против Москвы, Эрдогану нужно было заручиться поддержкой Вашингтона, а для этого сначала получить что-то вроде индульгенции, хотя бы частичного отпущения своих грехов перед США и вообще перед Западом. Поэтому не случаен был выбор места и времени для встречи с президентом США Байденом, а заодно и президентом Франции Макроном — на полях саммита НАТО. Было разыграно что-то вроде фарса под названием «Возвращение блудного сына».

На полях саммита НАТО было разыграно что-то вроде фарса под названием «Возвращение блудного сына».
© tccb.gov.tr
 На полях саммита НАТО было разыграно что-то вроде фарса под названием «Возвращение блудного сына».

Эрдоган вместе с проправительственными СМИ попытались представить итоги встреч с Байденом и Макроном как триумф турецкой дипломатии, почти как полное преодоление имеющихся разногласий. На самом деле, никаких конкретных решений принято не было.

Стороны договорились лишь о том, чтобы заморозить наиболее сложные противоречия, перенести их урегулирование «на потом». Да и американцы оценивают итоги встречи с Эрдоганом намного сдержаннее. По словам бывшего американского посла в Турции Джеймса Джеффри, американцы не горят желанием стремительно решать на саммите американо-турецкие проблемы. Контакт между Байденом и Эрдоганом больше напоминал обмен письмами о намерениях нормализовать отношения между Вашингтоном и Анкарой, наладить между ними широкий диалог.

Эрдоган заявил об успешных переговорах с Макроном.
© tccb.gov.tr
 Эрдоган заявил об успешных переговорах с Макроном.

Эрдоган ещё раз пытался оправдаться перед Байденом за покупку российских комплексов С-400, отказавшись от которых он полностью потерял бы лицо, прежде всего, перед своими гражданами. Совсем недавно он зарабатывал очки, хвастаясь перед ними тем, как сумел «нагнуть» американцев. Вот и тогда Эрдоган дал понять, что не намерен отказываться от современной российской техники. В свою очередь, американцы тоже демонстрируют твёрдость своих позиций. Пока турки не откажутся от С-400, Вашингтон не снимет санкции против ряда турецких предприятий и чиновников. А уж о том, чтобы возобновить поставки в Турцию самолётов пятого поколения F-35 и вернуть страну в программу по изготовлению деталей для этой машины, речь вообще пока не идёт.

Глава Турции вновь поднял вопрос о выдаче из США проповедника Фетхуллаха Гюлена, который якобы стоял за попыткой мятежа в Турции летом 2016 года. Вашингтон обычно игнорировал такую просьбу. По всей видимости, туркам ничего не ответили и на тот раз.

Эрдоган даже осмелился намекнуть американцам на то, что те делят террористов на «хороших» и «плохих». Имеются в виду курды из Сирийских демократических сил, которых поддерживают американцы на севере Сирии, и курды из Рабочей партии Курдистана. И тех и других Анкара считает террористами. Кроме того, остаются ещё и другие разногласия. Белый дом, например, не в восторге от откровенно антиизраильской политики Анкары, с помощью которой турки стремятся получить симпатии арабской улицы.

Тем не менее, американцы, со слов Эрдогана, на этот раз не стали поднимать болезненный для Анкары вопрос с правами человека. Для турок это стало приятным сюрпризом, своего рода бонусом, заработанным тем, что Анкара поворачивается спиной к Москве.

В свою очередь, Анкара покорнейше предложила Вашингтону помощь во время вывода американской армии и натовского контингента из Афганистана, в том числе для охраны аэропорта в Кабуле, правда при условии логистической, материальной и финансовой поддержки со стороны Америки. Скорее всего, такое предложение было воспринято в США и НАТО вполне благосклонно. Проблема, однако, в том, что стремительно наступающие на всех фронтах талибы уже попросили турок не беспокоиться и держаться от Афганистана подальше.

Замиряясь с Западом, Эрдоган не мог пройти и мимо отношений с Францией, отношения с которой порядком испортились во время ливийского кризиса. В разговоре с Макроном Эрдоган обещал в ближайшее время вывести свои войска и прикормленных им сирийских наёмников из Ливии. Очевидно, турецкие инициативы по Афганистану и Ливии, а, возможно, и другие, пока не объявленные предложения, помогут Анкаре заработать побольше очков в торге с НАТО и США.

Грядёт момент истины

Пока рано говорить со всей определённостью, как повлияют итоги встреч в Женеве на весь комплекс российско-турецких отношений. Однако уже сейчас можно предположить, что договорившись отложить решение наиболее сложных проблем с США и НАТО, Эрдоган мог получить карт-бланш на продолжение своих внешнеполитических авантюр, особенно тех, что могут иметь антироссийскую направленность. Не случайно уже через два дня после встреч в Женеве глава Турции оказался в Азербайджане, где подписал вместе с президентом республики Ильхамом Алиевым Шушинскую декларацию. Она во многом напоминает подписанное в конце 2019 года соглашение о военном сотрудничестве между Анкарой и правительством Ф. Сараджа в Ливии, закрепляет военно-политические позиции Турции на Кавказе и не вызывает восторгов в Москве.

Не случайно уже через два дня после встреч в Женеве глава Турции оказался в Азербайджане, где подписал вместе с президентом республики Ильхамом Алиевым Шушинскую декларацию.
© president.az
 Не случайно уже через два дня после встреч в Женеве глава Турции оказался в Азербайджане, где подписал вместе с президентом республики Ильхамом Алиевым Шушинскую декларацию.

Ведущий научный сотрудник ИМЭМО имени Е.М. Примакова РАН Виктор Надеин-Раевский считает, что туркам скоро придётся делать выбор из двух вариантов.

На перекрёстке двух дорог

1. Анкара в качестве основного стратегического партнёра выберет Запад и вместе с ним будет и дальше сворачивать сотрудничество с Москвой, участвуя в попытках удушения России. За исключением, может быть, тех немногих проектов, которые разрешит Турции иметь «дядя Сэм» или отказ от которых нанесёт ощутимый ущерб экономике страны.

2. Эрдоган предпочтёт уже опробованное им балансирование между Вашингтоном и Москвой, продолжив играть на российско-американских противоречиях, как это уже делали арабские страны во время холодной войны.

Гипотетически может быть и третий вариант. Если Турция поддержит Москву в ущерб своим отношениям с США и ЕС. Но это из области фантастики.

По мнению В. Надеина-Раевского, наиболее вероятным окажется второй вариант. Во-первых, Эрдоган любит складывать яйца в разные корзины и оказывать давление по всему фронту, в надежде, что где-нибудь ему удастся нащупать слабое место, сулящее успех. Во-вторых, Турция, как, впрочем, и Саудовская Аравия или Египет, в условиях снижения активности США в регионе будут стараться заполнить остающийся после них вакуум и стремиться к созданию собственных коалиций и союзов — вместо тех, что создавались в своё время под диктовку США. В-третьих, Россия с её огромными природными ресурсами, научно-технической базой, военно-промышленным комплексом наверняка сохранит свою привлекательность для Турции.

Источник — https://zvezdaweekly.ru/news/20216171337-R79YN.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews%2Fsearch%3Ftext%3D

3 комментария
0

Related Posts

3 комментария

Мураз Аджоев 18.06.2021 - 11:53

Очевидно, что «выбор» Турции и «выбор» ИРИ будут определять не «султан» Эрдоган и не «революционный» Иранский режим соответственно, а уже востребованное соглашение между США и Россией по урегулированию наиболее значимых проблем, кризисных конфликтов и опасных угроз на (Большом) Ближнем Востоке. Иного варианта просто нет, поскольку ни Вашингтон, ни Москва не заинтересованы в разжигании «Большой войны» на БВ. Надо отметить, что КНР, вероятнее всего, не будет препятствовать достижению разумного, приемлемого и справедливого соглашения между США и Россией по (Большому) БВ, подчёркивая готовность участвовать в поиске и принятии взаимовыгодных компромиссов.

Мураз Аджоев 18.06.2021 - 13:30

«Развертывание военной инфраструктуры стран-членов альянса (базы Турции) вблизи наших границ (в Азербайджане) является поводом для нашего особого внимания, а также причиной для наших шагов, необходимых для обеспечения нашей безопасности и наших интересов», — сказал Песков журналистам.

Мураз Аджоев 18.06.2021 - 15:56

Успеют ли Байден и Путин перевести переговорный процесс на межведомственном уровне между США и РФ на путь конструктивных договорённостей и взаимоприемлемых соглашений по всем глобальным и региональным вопросам и проблемам, представляющим взаимный интерес сторон? Видимо, Байден, отметив, что у США и РФ есть (около) 6 месяцев для достижения конкретных результатов в ходе двустороннего переговорного процесса, намекнул Путину на высокую вероятность своей «добровольной» досрочной отставки с должности президента «по разного рода (скорее внутриполитическим и внутрипартийным, чем медицинским) причинам», а поэтому на необходимость договариваться быстро там, где взаимопонимание уже остро востребовано геополитической и региональной напряжённостью, особенно на (Большом) Ближнем Востоке со множеством факторов — Сирия, Ирак и Курдистан, Ливия, Ливан, Йемен, Палестина, а также и Южный Кавказ, и всё это, конечно, в контексте как ИРИ, так и Турции.

Комментарии закрыты