Министр военной промышленности Пакистана рассказала о своих курдских корнях

автор RiaTAZA
365 просмотры

Во время интервью телеканалу Рудав министр военной промышленности Пакистана Зубайда Джалал Хан рассказала о курдских корнях своей семьи и заявила, что в Пакистане проживают более 100 тысяч курдов.

Зубайда Джалал рассказала, что в Пакистане долгое время живут несколько курдских племен.

В разговоре с корреспондентами Рудав министр военной промышленности Пакистана выразила надежду посетить Курдистан снова и сказала: «Я готова, на этот раз, приехать с супругом и сыном в Эрбиль».

В этом интервью Зубайда Джалал рассказала о цели своего визита в Ирак, положении курдов в Пакистане и отношениях между Пакистаном и США.

Рудав: Какова цель Вашего визита в Ирак и что Вы планируете?

Зубайда Джалал: Спасибо, что пригласили меня на интервью. Я рада выступать по курдскому телевидению. Я нахожусь здесь уже три дня. В Ираке мы обсуждаем не только вопросы координации в области оборонного производства, но, слава Богу, в течение последних трех дней я встретилась с президентом, а также с министрами обороны, нефти и промышленности Ирака. Сегодня утром я также посетила Национальный университет обороны. Для меня это стал общим визитом в то время, когда Пакистан стремится к совместной работе и координации с Ираком, особенно по линии министерств обороны. Как официальные лица Пакистана, мы надеемся не только на развитие, в узком смысле этого слова, наших отношений, а стремимся к сотрудничеству с Ираком в области высшего образования и развития человеческих ресурсов, которые стоят на первом плане. Поэтому наш визит очень весом и разносторонен, и, слава Богу, у нас всегда сохранялись исторические и культурные связи с вами. Вместе с тем в некоторых областях нашей страны у нас живут такие же этнические группы, например, курды. Да, у нас есть курды. Я сама из курдской семьи, мы выходцы из пакистанского Белуджистана. Вот почему эти отношения являются для нас историческими и очень старыми, уходящие корнями в несколько веков назад. И мы в некотором смысле гордимся этим. Я сегодня здесь по просьбе уважаемого премьер-министра Пакистана, и мой визит оказался очень важным и обширным, и, как я уже говорила, мы обсудили со своими иракскими коллегами несколько областей соьрудничества.

Рудав: Вы сказали, что являетесь курдянкой, можете ли Вы нам немного рассказать об этом?

Зубайда Джалал: Да, да, это правда… действительно, в пакистанской провинции Белуджистан есть много курдских племен, которые жили там веками. Наши корни, о которых сегодня утром я рассказала президенту [Республики Ирак], уходят в эти области. Мой свекор, который был одним из знатных представителей провинции Белуджистан, на самом деле, имел контакты [с курдами] в эпоху [Муллы] Мустафы Барзани. До этого его неоднократно приглашали в Ирак, но он сказал мне, что не может покинуть свою страну и землю своих предков, которые жили там веками. Поэтому мой свекор решил остаться [в Пакистане]. Связи между курдами Пакистана и Ирака сохраняются и до сих пор, особенно с курдами автономии. Помнится, как несколько лет назад, когда было сформировано новое иракское правительство, наша делегация приехала в Ирак, чтобы отпраздновать это событие. Тогда еще президент Джалал Талабани, в знак благодарности отправил мне курдское национальное платье. В то время я была министром просвещения. Как я уже говорила, такие приятные, религиозные и этнические взаимодействия действительно укрепляют наши отношения.

Рудав: Вы носили курдскую одежду?

Зубайда Джалал: Да, я как-то надела курдское платье. Оно было очень красивым. Наряд до сих пор хранится у меня. Если взглянуть на национальный костюмы Белуджистана, особенно те, которые носят мужчины, то мы увидим много сходств. То есть мы сохранили прежние обычаи и традиции.

Рудав: Каковы ваши отношения с Курдистаном? Планируете ли Вы посетить Эрбиль?

Зубайда Джалал: Даст Бог [мы приедем в Эрбиль]. В тот раз мы хотели [приехать], но, как Вам известно, из-за коронавируса и ограничений по времени я не смогла побывать там. Но с Божьей помощью я готова, в следующий раз, приехать с супругом и сыном в Эрбиль. Дай Бог, скоро мы приедем.

Рудав: Сколько курдов в Пакистане и где они в основном живут?

Зубайда Джалал: В Пакистане насчитывается более 100 тысяч курдов. Большинство из них  проживают в Белуджистане. Небольшое число из них живет в Кашмире и других приграничных районах Белуджистана. Но поскольку они [долгое время] жили на этих землях, они не говорят по-курдски, общаются между собой на белуджском и брагуйском, которые также являются древними языками. Но если взглянуть на них, то сразу видишь такие черты характера и традиции [курдов], как радость и приветливость в общении. Даже когда мы с мужем шутим друг с другом, я дразню его, говорю ему “Ты белудж!”, он тут же поправляет и говорит: “Нет, я не белудж, я курд!”. То есть их курдское происхождение в буквальном смысле впитано с молоком матери.

Рудав: Есть ли у семейства Вашего супруга истории о курдах, о которых Вы хотели бы рассказать?

Зубайда Джалал: Да… точно, когда мой муж был одним из лидеров в студенческой среде, он общался с Абдурахманом Касымло, и во время его политического руководства они поддерживали отношения. В этом смысле они были такими же курдами, воинами и бойцами, как и в Белуджистане. Вот почему между нами всегда существовали такие отношения. Несмотря на отсутствие прямых контактов, мы развивали отношения по обе стороны и на разных уровнях.

Рудав: Мы хотели бы посетить эти места и пообщаться с курдами в Вашей стране.

Зубайда Джалал: Пожалуйста, приходите! Мы будем рады вас видеть. Мы можем облегчить вам эту задачу посредством нашего посольства. Мы с распростертыми объятиями примем вас, в том числе и в Белуджистане.

 

Рудав: Если мы приедем, мы обязательно свяжемся с Вами.

 

Зубайда Джалал: Да-да, приходите, мы будем рады видеть вас.

 

Рудав: О чем Вы говорили с президентом и иракской стороной?

Зубайда Джалал: Мы говорили на две основные темы. Одна из них была связана с продуктами военной промышленности, которыми мы владеем, а также той техники, которая необходима Ираку для внутренней и пограничной безопасности. Этот вопрос был открыт в связи с тем, что в последние годы Ирак и Пакистан находятся в одинаковой ситуации, будь то проблема терроризма или же внутренней безопасности. Поскольку мы владеем различным арсеналом и специальным [военным] оборудованием, используемой во всех областей, в том числе военной, военно-морской, беспроводной связи и других. Другой вопрос коснулся развития отставшей иракской военной промышленности. Также мы говорили о том, как можно оживить эту отрасль, чтобы местные производители могли производить свою продукцию на местах. Это и были две основные темы, которые мы обсудили. С Божьей помощью мы надеемся продолжить эти переговоры.

Рудав: Вы встречались с министром нефти Ирака, о чем Вы говорили, и к чему пришли?

Зубайда Джалал: Да, действительно, мы говорили с министром нефти о порте Гвадар [Пакистан] и совместной экономической работе между Китаем и Пакистаном. В Пакистане из-за численности населения у нас сохраняется высокий спрос на нефть и другие нефтепродукты. В основном, мы говорили по вопросу нефтепровода из Басры в порт Гвадар или Карачи. Это не входило в программу моего визита, но, поскольку эти вопросы важны для правительства Пакистана, мы обсудили их. Мы надеемся, что большинство технических специалистов и наш министр нефти продвинут этот вопрос на новый уровень. Это в интересах обеих стран. Потому что у порта Гвадар хорошее будущее, и он может стать для Ирака воротами на пути к странам Центральной Азии. Переговоры в этом взаимовыгодном ключе продолжаются.

Рудав: Какие меры были приняты для получения высшего образования в университетах обеих стран?

Зубайда Джалал: Когда я занимала пост министра образования у нас было много возможностей в получении образования. Я говорю о 1999 и последующих годах. Но сегодня в Национальном университете обороны [Ирак] мы говорили о развитии профессионального потенциала офицеров, технической подготовке, обучении рядового и офицерского состава. То есть мы разговаривали на несколько тем. Но мы надеемся обсудить в будущем и другие точки соприкосновения.

Рудав: В эпоху Трампа ваши отношения с Соединенными Штатами обострились. Какой сегодня Вы видите новую администрацию США?

Зубайда Джалал: Есть большие надежды. Полный переход к правлению новой администрации занимает два-три месяца, но мы с нетерпением ждем этого и очень надеемся, что наши отношения, с Божей помощью, улучшатся.

 

Перевод  с курдского РиаТаза

Wezîra Berhemanîna Cengî ya Pakistanê: Ez û hevjînê xwe em Kurd in

 

1 комментарий
0

Related Posts

1 комментарий

Aza Avdali 10.06.2021 - 18:21

Сначала о том, что я чрезвычайно впечатлена, потому что даже те очень поверхностные знания о Пакистане, ну очень не комплиментарные. При том, вот ведь парадокс, что Пакистан считается самой европейской страной в исламском мире и женщины могут, да, такое в богатых семьях случается, получить образование и даже подняться по карьерной лестнице, все слышали про Беназир Бхутто, кстати, тоже с курдскими корнями, но это исключения, а нормы в отношении женщин не просто суровые, они безнравственны и так далеки от вменяемости и человечности, что даже простое упоминание о Пакистане вызывает тревогу. Пакистан не рекомендован для путешествий. В общем, если коротко, все там не просто, а очень противоречиво, на европейский и даже на взгляд многих мусульманских стран, часто криминально и аморально. Там другая этика, мораль, другие страсти, отношения и представления о приличиях и сострадании, другой цивилизационный фон, так много пугающего и шокирующего. Очень надеюсь, что у курдов Пакистана сохранился курдский культурный и социальный код, другие этические нормы. А за госпожу министра, курдянку, я рада, более того, я горда, как когда-то гордилась прелестной, невероятно умной Беназир Бхутто.

Ответить

Оставить комментарий