Военное присутствие Турции в Ираке, как орудие борьбы против курдов в целом

автор RiaTAZA
496 просмотры

За последние две недели турецкие войска оккупировали  все новые районы в Иракском Курдистане.

Эта  новая турецкая военная кампания является частью плана расширения Турции, возглавляемой авторитарным президентом страны Реджепом Тайипом Эрдоганом. Новая кампания началась под  старым предлогом – «положить конец» присутствию Рабочей партии Курдистана (РПК) в горах Кандиль. Турецкие войска развернули много солдат в трех основных районах и пригородах столицы  мухафазы ( провинции) Дохук, включая деревню Киста и горные районы Мета и Авшин. Через несколько дней после военных операций и новых захватов курдских деревень министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу объявил о создании еще одной военной базы в регионе. Вскоре после этого министр обороны Турции Хулуси Акар посетил турецких солдат на военной базе вблизи недавно оккупированных районов. Новая турецкая эскалация против курдов связана с рядом внутренних и внешних проблем внутри Турции, включая экономические и политические неудачи в период  правления Эрдогана.

Турецкое присутствие в Ираке

В 1996 году турецкие войска, воспользовавшись гражданской войной в Курдистане, построили свою первую военную базу в приграничном с Турцией районе Бамерни. С тех пор турецкая пропаганда утверждает, что их присутствие в регионе направлено на борьбу с РПК, прокурдской организацией, борющейся за права курдов в Турции, которая также внесена в список террористических группировок Соединенными Штатами и ЕС. С момента создания баз в  автономии турецкие войска непрерывно бомбят курдские районы, что приводит к гибели десятков мирных жителей и эвакуации деревень в этом районе. Сегодня турецкое присутствие в Иракском Курдистане   представляет собой, по меньшей мере,   41 военную базу и штаб, расположенные в 25 километрах в глубине курдских земель в Ираке, простирающихся с запада на несколько километров от иранской границы на восток. Турция сформировала здесь  «зону безопасности», аналогичную той что создана в оккупированных районах Сирии. Большинство турецких военных пунктов начали строиться в мае 2018 года, когда Турция официально объявила о своих военных операциях в Курдистане. За ними последовали многоэтапные военные вторжения под различными названиями, не вызвавшие  никакой реакции со стороны Багдада, Америки или международного сообщества, кроме пресс-релизов, осуждающих эти шаги.

Турецкое вторжение в Курдистан включает в себя присутствие тысяч военнослужащих, и  намного превышают присутствие Турции  в оккупированных районах Сирии и  Ливии. Например, в Сирии Турция провела три кампании этнической чистки против курдов и создала военные базы в районах их оккупации в Джараблусе, эль-Бабе, Африне, Таль-Абьяде и Рас-эль-Айне. Турция продолжает полагаться на наемников-джихадистов с 2011 года для оккупации региона, турецкое прямое  военное присутствие в Сирии меньше по численности, но более специализировано, чем в Ираке. Конечно, поддержка Турции, особенно по воздуху, помогла наемникам-джихадистам укрепиться и запугать курдов. Но не турецкая армия была там  главной силой.

Кроме того, в Ливии турки  опирались  на джихадистов, связанных с «Братьями-мусульманами» и «Аль-Каидой», чтобы оккупировать районы и поддержать одну из сторон ливийского конфликта.  Военное присутствие Анкары здесь остается опасным, но оно меньше, чем в Ираке.

Турецкая оккупация Ирака имеет долгосрочные геополитические последствия. Например, с 1996 года турки не покидали баз,  созданных ими  в Курдистане , и в то же время так и  не смогли победить РПК,  что, как они утверждали, было целью  их военных вторжений. Сменявшие друг друга турецкие правительства не смогли решить курдский вопрос, и с 1979 года борьба с РПК не привела ни к каким победам; напротив,  скорее она принесла больше проблем в Турции. Тем не менее, новая оккупация является еще одной экспансионистской вехой, заложенной за счет курдов.

Прекращение деятельности регионального правительства Курдистана (КРП)

Несмотря на огромные экономические и коммерческие интересы Турции в регионе, термин  Курдистан по-прежнему запрещен как  название территории или субъекта государственности того или иного уровня. Исторически сложилось так, что Турция чувствовала себя неуверенно даже в отношении слова «Курдистан», даже когда курды страдали от этнических чисток и массовых убийств, предпринятых турецким государством. Более того, международная легитимность, обретенная  курдским регионом Ирака, только подпитывает  враждебную политику Турции по отношению к иракским курдам. Например, после  референдума о независимости иракских курдов, не предусматривавшего его юридически обязывающих последствий Эрдоган и его правительство сотрудничали с Тегераном и Багдадом в их войне с Курдистаном осенью 2017 года. Они считают, что ослабление любого курдского образования будет способствовать облегчению ликвидации других курдов. Например, если Турции удастся сорвать возглавляемую курдами Автономную администрацию на Севере и востоке Сирии (AANES), то нацелиться на регион Курдистан будет намного проще, и наоборот. Турецкая оккупация территорий иракского Курдистана может быть лучшим сценарием для Эрдогана, поскольку она не привлекла достаточного международного внимания и считается скрытой войной.

До сих пор Турция и Эрдоган добились некоторого успеха в своей кампании против курдов благодаря нескольким факторам. Например, нерешенные проблемы между Багдадом и Эрбилем и отсутствие доверия между двумя сторонами с 2003 года привели к тому, что обе стороны использовали Турцию в качестве рычага  давления. Кроме того, существующие слабости иракского государства привели к тому, что Турция стала альтернативой Багдаду для Курдистана, а для Багдада, – средством ослабить курдов. Часто Турция призывает иракское правительство изгнать РПК из страны. На самом деле в Ираке есть пограничники, состоящие из курдcких Пешмерга, но Турция их не признает и иногда убивает. С другой стороны, возвращение иракских федеральных сил в регион означает возвращение к периоду до 2003 года, когда Курдистан страдал от жестокости иракской армии при диктаторе Саддаме Хусейне. Все это не решает курдский вопрос в Турции или задачи  войны турецкого государства против РПК, но предоставляют Турции рычаги для нападения на Ирак.

Неудачи правительства Эрдогана выливаются в борьбу с курдами

С 2015 года экономические проблемы Турции усилились из-за авторитарной политики Эрдогана и коррупции в турецких государственных институтах, возглавляемых Партией справедливости и развития (ПСР). Экономика Турции находится на грани краха, но Эрдоган не предложил никаких реформ; скорее, он вернулся к своему старому методу отвлечения внимания  общественности страны, прибегнув к началу новых войн с курдами. Например, после первого поражения Эрдогана на парламентских выборах в июне 2015 года он начал войну с курдским регионом в Турции и положил конец мирному проекту между правительством и РПК. К сожалению, его план привел к ослаблению голоса курдов на повторных выборах, и он смог перетянуть  общественное мнение.

К середине 2016 года Эрдоган вернулся к различным методам преследования курдов и демократии, особенно после неудачной попытки переворота против него правыми турками в июле 2016 года. Однако он отомстил за попытку переворота…  Демократической партии народов (ДПН) за переворот, которая первой осудила попытку путча. В то же время он начал атаку на сирийских курдов в августе 2016 года, когда Турция начала свою военную кампанию в Сирии; ее первой целью было уничтожение курдских сил, поддерживаемых Соединенными Штатами, которые воевали против ДАИШ. Осенью 2016 года Эрдоган упрятал  в тюрьму лидеров ДПН, продолжив свою кампанию по ослаблению прокурдской партии. Через несколько месяцев ему удалось провести референдум, который превратил турецкую систему в президентскую и провозгласил себя абсолютным правителем.

В каждом случае Эрдоган использовал войну с курдами, чтобы остаться у власти и ввести турок в заблуждение относительно «опасности» курдов. Эрдогану удалось скрыть экономические и политические проблемы Турции, такие как высокий уровень безработицы и резкое падение турецкой лиры по отношению к доллару США в 2018 и 2019 годах, когда Турция начала кампании этнической чистки против сирийских курдов.

Сегодня Турция Эрдогана страдает от тех же внутренних проблем и международных кризисов. Несмотря на успехи Турции в оккупации и оказании помощи своим союзникам (например, Азербайджану в Нагорном Карабахе ), она не смогла заручиться поддержкой международного сообщества. Причина в том, что Турция сыграла роль диверсанта, а не предоставила решения, особенно в Сирии и Ливии. Турция также ничего не добилась в Восточном Средиземноморье, которое Эрдоган использовал в качестве инструмента в течение нескольких месяцев и смог в меньшей степени завоевать общественное мнение, отстаивая антизападные теории заговора.

В настоящее время Турция Эрдогана отказалась от конкуренции с арабскими странами, особенно после недавних попыток Эрдогана примириться с Египтом и Саудовской Аравией и при необходимости «продать» организацию «Братья-мусульмане», обосновавшуюся в Турции. Неправильная внешняя политика Эрдогана привела к тому, что Греция, Израиль, Италия, Египет, Кипр и Иордания объединились  для совместных усилий по противостоянию  экспансионистских амбиций Турции. После многих лет иллюзий и войн многие турки понимают, что их ужасные условия жизни были порождены  президентом и его режимом. Эрдоган в очередной раз прикрыл свои внешние и внутренние неудачи, вновь развязав новую войну против курдов.

Опасность того, что Турция останется в Ираке

В 2015 году Турция экспортировала свой эксперимент из Сирии в Ирак, создав суннитские ополчения в мухафазах Ниневия и Киркук. В Ниневии Турция создала и обучила арабскую суннитскую группу, а также создала группу ополченцев из туркменского меньшинства Киркука. Одновременно Турция построила военную базу в районе Талафар в Ниневии. С тех пор Турция отказалась покинуть Ирак и начала свободно вмешиваться в его внутренние дела. Членство Турции в НАТО было единственным аргументом для их вторжения, несмотря на то, что Эрдоган сделал Турцию врагом НАТО, став союзником России в противоречии с основными принципами  Североатлантического альянса.

Новая оккупация Иракского Курдистана под предлогом присутствия РПК будет иметь долгосрочные последствия для безопасности Ирака и региона, особенно для курдов. В последнее десятилетие Эрдоган прославился поддержкой террористических группировок, в том числе ДАИШ. В Сирии тысячи джихадистов под руководством Турции использовались в качестве союзной силы, то же можно сказать о войне  против Армении и в гражданском  противостоянии  в Ливии. Турция может легко использовать этот регион, особенно горы Кандиль, для развертывания своих джихадистских союзников против курдов в Ираке. Местность является идеальным местом для поселения любой террористической группы, так как она похожа на убежища талибов в Афганистане. В политическом плане военная оккупация региона также превратится в политический рычаг давления  Эрдогана и турецкого государства   на Иракский Курдистан и Ирак в целом, где у них есть история вмешательства, которое может резко  продолжиться и далее.

Сайт Вашингтонского курдского института. Перевод  RiaTaza.com.

https://dckurd.org/2021/05/11/turkey-presence-in-iraq/

1 комментарий
2

Related Posts

1 комментарий

Aza Avdali 12.05.2021 - 11:17

Этот Вашингтонский курдский институт вызывает много вопросов. Всякий раз, когда аналитический материал о состоянии турецко — пккашных отношений проецируется на влияние этих отношений на перспективу, автономность и достижения Курдистана, то есть независимость от всей этой грязной и подлой игры и предрекаются крах и проигрыш по всем фронтам для Курдистанского региона, возникает подозрение, что это — с одной стороны есть полное непонимание происходящего, а с другой — набившая оскомину попытка выдать желаемое за действительное. Изъян и порча уже в самой трактовке деятельности РПК. Эта контра создавалась исключительно как инструмент поражения и обессмысливания всего курдского движения сопротивления. Выдвигать иные трактовки преступно и подозрительно. РПК как ледокол очищает путь для турецко-иранско-арабского захвата Курдистана, причем руками самих курдов — глупых, примитивных, недалеких умом, а когда и алчных, трусливых и продажных. Таковых очень много, очень. В каком-то смысле какая-то часть нации тяжко больна, и это надо признать. Пожалуй, здесь я остановлюсь, потому что верю абсолютно в здравый смысл и силу той невероятно мощной и здоровой курдской природы, которая сохранила народ наш на протяжении многих тысяч лет и преодолела все: врагов, недругов, лжецов, предателей, придурков, трусливых демагогов и прочую дрянь.

Комментарии закрыты