«Эрбильская трагедия». Контекст

автор Валерий Емельянов
131 просмотры

Тут после последней статьи автора этих строк возникли два момента. Первый: вопрос к автору, журналист ли он и предложение рассказать свое мнение, почему курды идут в РПК?  Можно бы было повременить с ответом, но какая-никакая журналистская жилка, именуемая «не мы делаем события, а события нас» все-таки взыграла. Нашелся информационный повод, чтобы дать ответы на некоторые вопросы. Повод, к сожалению, трагический.

Речь идет об «убийстве чести» в Эрбиле 21-летней женщины ее мужем.

После этого у читателей сразу возникает реакция – «вот он, страшный исламский шариат»! Но проблема стоит гораздо тоньше. Прежде всего, как приходилось писать, законов шариата в природе не существует. Есть принципы шариата, и это ни что иное, как сам Коран и предание-Сунна. На основе принципов Корана и Сунны, а также других источников затем уже вырабатываются нормы исламского права-фикха.

Четвертая сура Корана называется «Женщины» (ан-Ниса). В ней помимо прочего широко рассматриваются права девушек и женщин, в том  числе семейные. Говорится и о проблемах, связанных с  возможным адьюльтером. В аяте 27 сказано: «И если они совершат мерзость, когда уже связаны браком, то для них – половина того наказания, что на свободных женщинах».

Казалось бы, вот оно, «богословское» оправдание случившегося в Эрбиле. Да, здесь говорится о наказании за грех прелюбодеяния, однако нигде не упоминается о том, что оно связано с убийством и смертью. Убийство также грех, как и прелюбодеяние, а наказание за один грех другим грехом, еще более тяжким невозможно. Кроме того, необходимо четыре(!) свидетеля для доказательства акта прелюбодеяния, а такой грех, по определению не происходит при таком количестве зрителей-свидетелей.

Но почему же, несмотря на возможно в чем-то прогрессивные коранические идеи подобные явления происходят именно в мусульманской среде?  В исламе нет церкви с папой-патриархом, который бы формулировал четкие законы-указивки для верующих, поэтому в традицию многих мусульманских народов вошли принципы доисламской жизни. Более того на уровне простых людей, особенно на Ближнем и Среднем Востоке и, прежде всего в сельской местности, прочно сидит в головах мысль, что именно их традиция и есть самый настоящий шариат, а не что-то либо еще. И это особенно проявляется по отношению к женщинам.

У доисламских арабов, женщина, в полном смысле личностью не считалась. Нежелательных девочек новорожденных живыми закапывали в землю. Ислам отменил этот варварский обычай, и вся первая часть упомянутой нами суры «ан-Ниса» посвящена правам женщин, в том числе праву наследования. Но вот парадокс – у большинства исламских народов в реальности дочери не наследуют ничего из имущества, хотя это противоречит принципам шариата. И это, хочешь не хочешь, изначально ставит женщину в подневольное положение.

А теперь представим себе типичное курдско-мусульманское селение в Башуре. Есть семьи, где детей не много, а очень много (сам наблюдал). Родить их не проблема, но воспитать, обучить, а затем надежно отправить в мир возможностей не очень много. В семьях царят тяжелые патриархальные нравы. Часто девушку ждет принудительное замужество, напоминающее рабство с наказаниями, а возможно и «эрбильская трагедия», у сыновей также бывает сложно найти хорошую работу и источник доходов.  Народу много, а возможностей мало. Что делать этой молодежи курдской? Один из проторенных путей, к сожалению,  в РПК и иже с ней.

Вот почему у апочистов  очень часто женское лицо.

Валерий Емельянов   ИАЦ  « Время и мир»   специально для  RiaTaza соm

В статье выражено исключительно личное мнение автора, необязательно совпадающее с позицией редакции RiaTaza.com

0 комментарий
0

Related Posts