В этом как раз и парадокс, ведь в конкретной современной политике для Турции не существует так называемого армянского вопроса, а США своим признанием Геноцида армян показывают Еревану, что не только Москва готова понимать и защищать его интересы. Поэтому Анкара не опасаться, что ее слабая реакция на признание геноцида создаст ей какие-либо проблемы во внутренней политике, хотя признает, что нанесен серьезный удар по ее международному имиджу. Отсюда у Эрдогана выбор: двинуться дальше в российскую сторону или стать мостом для американской политики в Закавказье. Тем более что премьер-министр Армении Никол Пашинян назвал признание США Геноцида армян необходимым посланием международному сообществу, хотя юридической силы эта акция не имеет. Главная интрига будет заключаться в том, удастся ли Эрдогану на предстоящих переговорах с Байденом сохранить баланс сил и интересов между турецко-американскими и турецко-российскими отношениями. Его, как считает аналитик Фонда Джеймстауна Владимир Сокор, будут склонять занять более активную позицию «по сдерживанию России», начать продвигать членство Украины и Грузии в НАТО. Правда, не ясно, что Турция получит взамен, состоится ли отказ США от поддержки курдских военизированных формирований в Сирии.

Владимир Путин и Реджеп Эрдоган
Владимир Путин и Реджеп Эрдоган
Kremlin.ru

 

Но, как бы то ни было, полагает профессор аналитического центра Фонда Карнеги за международный мир в Брюсселe Марк Пиерини, «отношения между США и Турцией, скорее всего, будут определяться сектором безопасности, а не высказываниями о прошлом» и «возмущение Эрдогана по поводу заявления Байдена может быть кратковременным, если он получит что-то от США». Тем более что турецкий лидер выразил Байдену готовность двигаться дальше и не демонстрирует намерений начать новую конфронтацию с Вашингтоном.