15.1 C
Kurdistan
Вторник, 13 апреля, 2021

Foreign Policy: Конкуренция между Турцией, Ираном и Израилем определит будущее региона

Видеоблог

От «бесполетной зоны» до Курдского автономного региона в Ираке

5 апреля исполнилось тридцать лет со дня принятия резолюции 688 Совета Безопасности ООН, которая была одобрена после прекращения огня в Персидском заливе в 1991...

Интервью с известным курдским художником Темури Кулиани

Интервью с известным художником Темури Кулиани. Ведущая - Аза Авдали Гость - Темури Кулиани https://youtu.be/5kORQrfpP_A https://youtu.be/pu4L7n85bME

Издательский дом «LÎS» распространяет избранную продукцию советских курдов по всему Курдистану

Гость: Лал Лалеш - писатель, издатель и генеральный директор издательства "LÎS", расположенного на севере нашей родины - Амед. Ведущий: Темуре Халил https://youtu.be/rw3yzrCACHE  

Курдская диаспора: проблемы и перспективы

За последнее столетие в результате гонений и притеснений на исторической Родине и жестокой антикурдской политики властей в странах их проживания, курды вынуждены покидать свои...

На протяжении более двух десятилетий Соединенные Штаты рассматривали политику на Ближнем Востоке как перетягивание каната между умеренностью и радикализмом — арабы против Ирана. Но за четыре года президентства Дональда Трампа он не заметил более глубоких трещин, растущих между тремя неарабскими державами региона: Ираном, Израилем и Турцией, пишет Foreign Policy

В течение четверти века после Суэцкого кризиса 1956 года Иран, Израиль и Турция объединили свои силы, чтобы с помощью США установить баланс против арабского мира. Но арабские государства все глубже погружаются в паралич и хаос после вторжения США в Ирак в 2003 году, за которым последовала неудавшаяся арабская весна, приведшая к новым линиям разлома. Действительно, конкуренция, которая, скорее всего, будет формировать Ближний Восток, идет больше не между арабскими государствами и Израилем или суннитами и шиитами, а между тремя неарабскими соперниками.

Возникающая конкуренция за власть и влияние стали достаточно серьезными, чтобы нарушить порядок после Первой мировой войны, когда Османская империя была разделена на осколки, которые подобрали европейские державы, пытаясь контролировать регион. Хотя расколотый и находящийся под каблуком Европы, арабский мир был политическим сердцем Ближнего Востока. Европейское правление углубило раскол между этническими группами и сектами и сформировало соперничество и военные порядки, сохранившиеся до наших дней. Колониальный опыт также стимулировал арабский национализм, который охватил регион после Второй мировой войны и поставил арабский мир в центр стратегии США на Ближнем Востоке.

Все это сейчас меняется. Арабский момент прошел. Сейчас преобладают неарабские державы, и именно арабы чувствуют угрозу, поскольку Иран расширяет свое присутствие в регионе, а Соединенные Штаты сокращают свои обязательства. В прошлом году, после того как Иран был признан виновным в нападениях на танкеры и нефтяные объекты в Саудовской Аравии и Объединенных Арабских Эмиратах, Абу-Даби назвал иранскую угрозу причиной для заключения исторического мирного соглашения с Израилем.

Но это мирное соглашение является такой же опорой против Турции, как и против Ирана. Вместо того, чтобы направить регион на новый курс на мир, как утверждала администрация Трампа, сделка сигнализирует об усилении соперничества между арабами, иранцами, израильтянами и турками, что предыдущая администрация не приняла во внимание. Фактически, это может привести к более крупным и опасным региональным гонкам вооружений и войнам, в которые Соединенные Штаты не хотят и не могут позволить себе втягиваться. Таким образом, внешняя политика США должна пытаться сдерживать, а не разжигать это новое региональное соперничество .

Стремление Ирана к обладанию ядерным потенциалом и использование им своих прокси-сил для влияния на арабский мир и нападения на интересы США и Израиля не новость.  Новым является то, что Турция стала непредсказуемым нарушителем стабильности в гораздо более крупном регионе. Больше не предвидя будущего на Западе, Турция теперь более решительно принимает свое исламское прошлое, оглядываясь на линии и границы, проведенные столетие назад. Ее притязания на влияние, которое она имела в бывших владениях Османской империи, больше не могут быть отклонены как риторика. Турецкие амбиции теперь являются силой, с которой нужно считаться.

Например, Турция сейчас оккупирует часть Сирии, имеет влияние в Ираке и сопротивляется влиянию Ирана как в Дамаске, так и в Багдаде. Турция активизировала военные операции против курдов в Ираке и обвинила Иран в предоставлении убежища курдскому противнику Турции, Рабочей партии Курдистана (РПК).

Турция вмешалась в гражданскую войну в Ливии и совсем недавно решительно вмешалась в спор на Кавказе между Арменией и Азербайджаном из-за Нагорного Карабаха. Официальные лица в Анкаре также присматриваются к расширению своей роли на Африканском Роге и в Ливане, в то время как арабские правители обеспокоены поддержкой Турцией «Братьев-мусульман» и их заявлением о том, что они имеют право голоса в арабской политике.

Каждое из трех неарабских государств оправдывает такие посягательства необходимостью для безопасности, но есть и экономические мотивы — например, доступ на иракский рынок для Ирана или выгодные позиции для Израиля и Турции в освоении богатых газовых месторождений в Средиземном море.

Как и следовало ожидать, турецкий экспансионизм сталкивается с региональными интересами Ирана в Леванте и на Кавказе, что вызывает ассоциации с имперским прошлым Турции. Недавнее чтение президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом стихотворения, оплакивающего разделение исторического Азербайджана, южная часть которого находится внутри Ирана, во время триумфального визита в Баку вызвало резкий упрек со стороны руководителей Ирана. Это не была единичная ошибка.

Эрдоган в течение некоторого времени предполагал, что Мустафа Кемаль Ататюрк был неправ, отдавая территории османских арабов  далеко на юг, к примеру Мосул. Возрождая интерес Турции к этим территориям, Эрдоган заявляет о большем патриотизме, чем у основателя современной Турции, и ясно дает понять, что он порывает с кемалистским наследием, отстаивая прерогативы Турции на Ближнем Востоке.

На Кавказе, как и в Сирии, интересы Турции и Ирана переплетаются с интересами России. Интерес Кремля к Ближнему Востоку возрастает не только в конфликтах в Ливии, Сирии и Нагорном Карабахе, но и на дипломатической арене от ОПЕК до Афганистана. Москва поддерживает тесные связи со всеми ключевыми игроками в регионе, иногда склоняясь в пользу одного, а затем другого. Она использовала этот баланс, чтобы расширить свое преимущество. Чего она хочет от Ближнего Востока, остается неясным, но с ослаблением внимания со стороны США сложная сеть связей Москвы готова сыграть огромную роль в формировании будущего региона.

Израиль тоже расширил свое присутствие в арабском мире. В 2019 году Трамп признал полувековые претензии Израиля на Голанские высоты, которые он захватил у Сирии в 1967 году, и теперь израильские лидеры планируют расширить свои границы, официально аннексировав части Западного берега. Но Авраамов соглашения предполагают, что арабы смотрят сквозь пальцы на все это, чтобы укрепить свои позиции. Они хотят компенсировать снижение интереса Америки к Ближнему Востоку союзом с Израилем против Ирана и Турции. Они видят в Израиле опору, которая удерживает их в большой игре за влияние в регионе.

Напряженность между Ираном и Израилем заметно обострилась в последние годы по мере того, как Иран все глубже проник в арабский мир. Эти двое сейчас вовлечены в войну на истощение в Сирии и в киберпространстве. Израиль также напрямую нацелился на ядерную и ракетную программы Ирана, и совсем недавно его обвинили в убийстве ведущего иранского ученого-ядерщика.

Но борьба за Ближний Восток касается не только Ирана. Отношения Турции с Израилем, Саудовской Аравией, ОАЭ и Египтом ухудшаются в течение десятилетия. Подобно тому, как Иран поддерживает ХАМАС против Израиля, Турция последовала его примеру, но также разозлила арабских правителей, поддержав «Братьев-мусульман». Нынешняя региональная позиция Турции в Ираке, Ливане, Сирии, и в районе Африканского Рога,  и защита Катара и правительства Триполи в Ливии, находится в прямом противоречии с политикой, проводимой Саудовской Аравии, ОАЭ и Египта.

Все это говорит о том, что движущей силой на Ближнем Востоке стали уже не идеология или религия, а старомодная реальная политика. Если Израиль укрепит позицию Саудовской Аравии, можно ожидать, что те, кто чувствует угрозу от него, например Катар или Оман, будут полагаться на Иран и Турцию в вопросах защиты. Но если израильско-арабский союз даст Ирану и Турции повод объединить усилия, агрессивная позиция Турции на Кавказе и в Ираке может стать проблемой для Ирана. Военная поддержка Азербайджана со стороны Турции теперь согласуется с поддержкой Баку, а Иран, Саудовская Аравия и ОАЭ пришли к согласию, беспокоясь о последствиях успешного маневра Турции в этом конфликте.

Поскольку это перекрывающееся соперничество распространяется по всему региону, оно, вероятно, станет более непредсказуемым, как и модель тактических союзов. В свою очередь, это может вызвать вмешательство России, которая уже доказала, что умеет использовать трещины в регионе в своих интересах. Китай тоже может последовать ее примеру; его разговоры о стратегическом партнерстве с Ираном и ядерной сделке с Саудовской Аравией вполне могут быть всего лишь вступительным актом. Соединенные Штаты думают о Китае с точки зрения Тихого океана, но Ближний Восток граничит с западной границей Китая, и именно через эти ворота Пекин будет реализовывать свое видение евразийской зоны влияния.

Администрация Байдена могла бы сыграть ключевую роль в снижении напряженности, поощряя региональный диалог и, когда это возможно, использовать свое влияние для прекращения конфликтов и восстановления отношений. В ответ на перемены в Вашингтоне враждующие противники сигнализируют о перемирии, и это дает новой администрации возможность.

Хотя отношения с Турцией испортились, она остается союзником НАТО. Вашингтону следует сосредоточиться на улучшении связей не только между Израилем и Турцией, но и между Турцией, Саудовской Аравией и ОАЭ, а это означает подтолкнуть Эр-Рияд и Абу-Даби к истинному налаживанию отношений с Катаром. Соперники из Персидского залива объявили перемирие, но фундаментальные проблемы, разделявшие их, сохраняются, и, если они не будут полностью решены, их разногласия могут привести к новому нарушению.

Иран — более сложная проблема. Официальным лицам США сначала придется поспорить о будущем ядерной сделки, но скорее раньше, чем позже Тегерану и Вашингтону придется говорить об экспансионистских усилиях Ирана в более широком регионе и его баллистических ракетах. Вашингтону следует побудить своих арабских союзников принять этот подход и привлечь Иран. В конечном итоге обуздать ставленников Ирана и ограничить его ракеты можно за счет регионального контроля над вооружениями и построения региональной архитектуры безопасности. Соединенные Штаты должны способствовать и поддерживать этот процесс, но региональные субъекты должны принять его.

Ближний Восток находится на краю пропасти, и будет ли будущее мирным, зависит от того, каким курсом последуют Соединенные Штаты. Если администрация Байдена хочет избежать бесконечных столкновений США на Ближнем Востоке, она должна, как ни странно, вкладывать больше времени и дипломатических ресурсов в этот регион сейчас. Если Вашингтон хочет делать меньше на Ближнем Востоке в будущем, он должен сначала сделать больше, чтобы достичь хоть какой-то стабильности. Он должен начать с более широкого взгляда на региональную динамику и сделать ослабление соперничества новых региональных сил своим приоритетом.

Вали Наср (Vali Nasr)

https://news.am/rus/news/631833.html?utm_source=yxnews&utm_medium=desktop&utm_referrer=https%3A%2F%2Fyandex.ru%2Fnews%2Fsearch%3Ftext%3D

Аналитика RiaTaza

К ситуации в Сирии и возможным путям выхода из сирийского тупика

Несмотря на разгром сил наиболее крупной террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ), военно-политическая обстановка в Сирии продолжает оставаться весьма напряженной. Все усилия мирового...

Может ли Персидский залив уравновесить Иран в Ираке?

0
Израильская газета Jerusalem Post пишет, что премьер-министр Ирака Мустафа Аль-Казими должен занять осторожную позицию, "поскольку он идет со шляпой в руке в Персидский залив,...

Почему новая визовая система Багдада может повторить успех иракского Курдистана

0
Несколько лет назад центральное правительство Багдада стремилось отменить сравнительно либеральную визовую систему Регионального правительства Курдистана (КРП). Сегодня он копирует страницу из книги КРП с реформами,...

Соглашение между Китаем и Ираном сигнализирует о новой смене власти на Ближнем Востоке

1
27 марта Иран и Китай подписали в Тегеране долгожданное стратегическое соглашение, вызвавшее огромные споры в отношении амбиций Китая на Ближнем Востоке и решительности Ирана...

Курды Ирака отмечают 30-летие резолюции 688 ООН — мнение

0
Курды должны продолжать усилия по развитию своих институтов в соответствии с правами человека и верховенством закона, включая те права и законы, которые касаются свободы...

Последние новости

Частичная блокировка Эрбиля снята, мечети открыты для Рамадана

Ночной комендантский час в Эрбиле в рамках мер по сдерживанию распространения коронавируса будет отменен в понедельник, сообщил губернатор провинции. Хотя частичная блокировка, введенная в Курдистане...

Барзани в Багдаде: чего ожидает курдская общественность

Представители курдской общественности рассказали телеканалу Rudaw в воскресенье о своей надежде  в отношении доли федерального бюджета Эрбиля, поскольку президент Курдистана Нечирван Барзани встречается с...

Президент Курдистана обратился к иракским лидерам: «Мы все совершили ошибки и должны открыть новую страницу».

На второй день визита в столицу Ирака президент автономного Курдистана призвал иракских лидеров создать новую главу в  спорных отношениях между Багдадом и Эрбилем и...

Очередное нападение на конвой коалиционных сил в Салахеддине

В воскресенье сообщалось, что еще один взрыв на обочине дороги был нацелен на конвой возглавляемых США коалиционных сил в иракской провинции Салахаддин. Иракские СМИ со...

Автономная администрация объявила о полной блокировке в Сирии

Автономная администрация на севере и северо-востоке Сирии объявила о полной блокировке в регионе, где ситуация с коронавирусом ухудшилась. "Полный комендантский час будет введен во всех...
jQuery(function(){ setInterval(() => { jQuery('.sliderblock').find('.td-ajax-next-page').click() }, 8000) })