Расстелены тысячи ковров, выставлены мешки и банки со специями: так в прошлом месяце проходила ярмарка в городе Дахук в Иракском Курдистане. Все сопровождалось шумом сотен иранских торговцев и иракских покупателей, торговавшихся и заключавших сделки.

Ранее торговой точкой для продажи иранских товаров служил курдский город Сулеймания. Тот факт, что теперь ярмарка проходит в Дахуке, расположенном неподалеку от турецкой границы, показывает, насколько Иран зависит от Ирака, как средства избегать экономических санкций. Между двумя странами пока не подписано никаких крупных договоров, но эта торговля уже служит спасательным кругом для мелких торговцев, страдающих от жесткого экономического кризиса в Иране.

Цены тут низкие: яркие ковры продают по 200-300 долларов, а в Европе их цена может достигать тысяч долларов. Однако для многих иракских покупателей и такие цены слишком высокие. Несмотря на то, что Ирак занимает четвертое место в мире по объемам добычи нефти, он остается бедной страной-банкротом. Сейчас Багдад стучится в двери Международного валютного фонда в надежде получить срочный кредит в шесть миллиардов долларов, чтобы обеспечить текущие расходы.

Может быть, было бы сложно понять разницу между лежащими под землей богатствами и банкротством правительства, но причины этому отлично известны. И за 18 лет после освобождения Ирака от власти Саддама Хусейна эти причины прочно укрепились.

Армия «работников-призраков»

Официальная статистика тревожит. Государственный бюджет на 2021 год составляет 113 миллиардов долларов, половина от этого — растущий дефицит. Официальный уровень безработицы оценивается в 36 процентов, но среди молодых людей, составляющих большую часть населения страны, этот показатель намного выше, он доходит почти до 50 процентов. Около 30 процентов иракцев живут за чертой бедности.

 

Банковская система разрушается. Уровень ликвидности банков опасно низок, практически невозможно взять кредит на открытие нового бизнеса, а правительственный долг перед банками просто огромен. Совершенно непонятно, как этот долг будут возвращать и откуда возьмут на это деньги. Иностранные инвесторы совсем не спешат в Ирак, а запутанная и полностью коррумпированная бюрократическая система блокирует любую возможность развития. Государственный долг составляет 69 миллиардов долларов, ожидается, что в этом году он достигнет 99 миллиардов.

Десятки миллиардов долларов, которые Ирак получил от Соединенных штатов и стран Европы после окончания войны, утекли в частные руки. Правительство и государственные компании являются самыми крупными работодателями в стране. Они выплачивают зарплату практически семи миллионам людей, но почти 20 процентов из них — «работники-призраки», которые появляются, только чтобы получить деньги.

Такие фиктивные сотрудники встречаются в каждой правительственной компании, министерстве и даже армии, там командующие регистрируют в качестве солдат несуществующих людей, получают их зарплаты и делят эти деньги среди собственных сторонников. Никто точно не знает, сколько таких «работников-призраков» существует, так как качественного официального реестра правительственных служащих не существует. Механизмы надзора и контроля существуют только на бумаге. Такое положение дел обходится государству в миллиарды долларов в год, но любые попытки искоренить его наталкиваются на каменную стену из мафиозных механизмов защиты со стороны политических лидеров, которые годами наживались на существующей системе.

Цепочка взяток

В октябре премьер-министр Мустафа аль-Каземи (Mustafa al-Kadhimi) представил новый комплекс экономических реформ, предназначенных преодолеть глубокий дефицит бюджета. В этот план также входит сокращение числа государственных служащих, усилия по развитию частного сектора, введение подоходного налога в 30-40 процентов для государственных служащих и 10 процентов налога на пенсионные выплаты.

На бумаге этот план выглядит многообещающе, но вот внедрить его будет сложно. Сокращение числа государственных служащих, например, — это политическое минное поле. Дело в том, что практически у каждого такого служащего есть «членский билет» политической партии, а сохранение этих рабочих мест лежит в основе политической власти фракций, обеспечивая льготы их сторонникам.

Улучшение бюрократии и повышение её эффективности означает компьютеризацию правительства, а для этого нужно нанимать квалифицированных работников, которых в Ираке хронически не хватает. Предприниматели и иностранные компании хорошо знают это из-за всех препятствий, которые им приходится преодолеть, чтобы получить лицензию. Такой процесс может занять годы, кроме того, придется дать взятки десяткам участвующих в нем чиновников. Некоторые местные власти махнули рукой на получение разрешения от государства и стали сами подписывать контракты на ремонт и строительство с частными компаниями. Они надеются получить государственное финансирование для своих проектов на поздних стадиях или предложить компаниям прибыль или какую-то иную выгоду от проектов, которые они строят.

Ошибка Джорджа Буша

Государственный бюджет еще не принят, так как политики заняты распределением долей между министерствами, происходит это на основе этнических и политических характеристик, а бюджет Иракского Курдистана до сих пор находится в подвешенном состоянии. Курды управляют своей территорией частично независимо и имею право примерно на 12% государственного бюджета. В обмен на это они должны продавать 250 тысяч баррелей нефти в день (нефть производят в районе города Киркук в Курдистане) и отдавать выручку правительству, кроме того, они должны передавать все таможенные пошлины, которые собирают на границе с Турцией и Ираном.

Курды просят центральное правительство платить зарплаты государственным служащим, в том числе солдатам Пешмерга, курдской частной армии, и, кроме того, выплатить суммы, которые, по мнению курдов, иракское правительство им задолжало за нарушение предыдущих соглашений.

Компромисса пока достичь не удалось. Сейчас курды подготовили два проекта своего бюджета. Один включает суммы, которые они надеются получить из государственного бюджета, а второй основан на продаже нефти без зависимости от правительства Ирака. Это значит, что, если стороны не придут к соглашению, Курдистан вполне может отделиться от Ирака в экономическом плане с потенциальными политическими последствиями.

В 2017 году даже был проведен референдум о независимости Курдистана, подавляющее большинство курдов проголосовали за отделение, и только давление со стороны США, Турции и Ирака заставило их отказаться от этой идеи. Курды восприняли это как предательство их особого партнерства с Соединенными Штатами, что облегчило российским нефтегазовым компаниям захват большинства курдских нефтяных месторождений и 60 процентов нефтепровода из Курдистана в Турцию.

В 2003 году президент США Джордж Буш планировал, что Ирак сам заплатит за своё восстановление, а американские компании отлично заработают на иракских нефтяных месторождениях.

Сегодня Вашингтон должен беспокоиться не только из-за присутствия России в северных регионах. На востоке Иран является основным поставщиком газа, бензина и электричества. Его вовлеченность может вырасти, если Соединенные Штаты вернутся к ядерному соглашению и снимут экономические санкции.

На остальной территории страны Китай, глобальный конкурент, уже играет важную экономическую роль. И оно, вероятно, только усилится, когда начнется реализация соглашения, подписанного между Багдадом и Пекином в 2019 году. Это соглашение включает также миллиарды долларов инвестиций в иракскую инфраструктуру.

Вот какой подарок ожидает нового президента США Джо Байдена в Ираке, и там совсем не конфеты.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ и Riataza.

https://inosmi.ru/politic/20210220/249187013.html