Бельгийская журналистка раскрывает «теневую структуру» РПК в Западном Курдистане

автор RIATAZA
259 просмотры

Бельгийская журналистка опубликовала задокументированную информацию о «теневой структуре», членами которого являются кадры Рабочей партии Турецкого Курдистана (РПК), которая фактически захватила власть в Западном (Сирийском) Курдистане на территории Автономной администрации, контролируемой Партией Демократический союз (PYD).

Бельгийская журналистка Хедвиг Куижперс, которая много лет провела в четырех частях Курдистана, опубликовала в своем личном блоге документально подтвержденный отчет о кадрах РПК, которые берут на себя бразды правления в администрации Западного Курдистана.

В своем материале бельгийский журналист затрагивает «хорошую» репутацию, которую Автономная администрация приобрела в Западном Курдистане, в Европе и на Западе благодаря войне с ИГИЛ и «народному стилю правления».

Хваленый проект «Рожава» на северо-востоке Сирии приобрел большую часть своей популярности на Западе благодаря их борьбе с террористической группировкой Исламским государством (ИГИЛ, запрещена в РФ) и их идеологии «Демократический конфедерализм», которая продвигает форму массового управления местным населением на местах, структурированных от соседних «коммун» до «городских советов» и вплоть до «кантонов». Эта система всенародно избираемых административных советов, позволяющая местным общинам осуществлять автономный контроль над своими активами, в то же время связываясь с другими общинами через сеть советов конфедерации, казалась освежающей для многих, кто следит за развитием событий на Ближнем Востоке.

И это действительно было бы интересным развитием событий, если бы регион не управлялся теневой властной структурой с окончательными полномочиями по принятию решений за пределами упомянутых выше местных органов управления. Эта теневая структура власти состоит из кадров РПК, которые «прячутся в тени» и подрывают авторитет этих местных органов управления, отменяя решения, которые не отвечают их целям.


Прекрасным примером этой теневой структуры власти является присутствие высокопоставленных членов РПК (и ее родственной организации PJAK) на северо-востоке Сирии. На изображениях выше вы можете видеть Амира Карими, бывшего члена координационного совета PJAK, ныне учителя истории в университете Кобани из Махабада, Иран. Амир Карими был активным лидером PJAK в течение многих лет и руководил группой как из Кандиля, так и из Швеции. В Кандиле Амир был известен под псевдонимом «Мездек».

Прошло полдесятилетия с тех пор, как он переехал в Кобани, где он участвовал в создании Университета Кобани, которым он руководит за кулисами и где преподает «Историю Курдистана» под своим последним прозвищем «Малек».

«Рожава» как проект РПК с архитекторами РПК

То, что многие сторонники проекта «Рожава», похоже, быстро забывают — так это то, как он на самом деле начинался. Его основы были заложены в 2002 году, когда РПК была основана зонтичная организация «Союз сообществ Курдистана» (KCK), чтобы вести вооруженную борьбу в страны с курдским меньшинством за пределами Турции, являющейся главной целью РПК на протяжении последних четырех десятилетий. В Сирии был открыт филиал KCK под руководством Нуреддина Софи, получивший название «KCK-Рожава». Партия Демократического союза (ПДС) была основана в 2003 году как прямой результат этого плана. То же произошло и с Ираном. Был основан «КСК-Рожхелат», за которым последовали политическое крыло «Кодар» и вооруженное крыло PJAK, которое Амир Карими помог создать.

Когда в 2011 году начался сирийский конфликт, YPG была основана как вооруженное крыло PYD. На первом этапе массовой мобилизации YPG большинство ополченцев состояло из обученных бойцов РПК, которые проникли в Сирию через маршруты контрабанды. Долгое время ответственным за проект «Рожава» оставался гражданин Турции Сабри Ок — «комиссар РПК». Он покинул Сирию в 2020 году, поскольку США настаивали на том, чтобы руководство РПК покинуло страну.

«Пока YPG остается связанной с РПК своими «партийными кадрами» и пока последняя остается в ожесточенном конфликте с турецким государством, боевые действия на севере Сирии вряд ли прекратятся», — говорится в докладе Кризисной группы. «Сегодня группа, похоже, осознает присущие ей уязвимости и более склонна предлагать меры, которые могут стабилизировать ситуацию в этом регионе».

В заявлении Мазлума Абди, который долгое время был высокопоставленным членом РПК из Сирии, говорилось: «Сегодня у нас более двухсот тысяч сирийцев, зачисленных в наши гражданские и военные институты, и нет реальной необходимости в региональной курдской поддержке [несирийских членов РПК]. Мы не установили сроки их полного вывода, но процесс уже начался и будет продолжаться».

И действительно, за последние месяцы в социальных сетях исчезли аккаунты многих не сирийских бойцов SDF, что свидетельствует об уменьшении численности несирийских военных кадров (или просто о новой политике в отношении социальных сетей) в попытке угодить США и уменьшить оправдания Турции для нового вторжения на территорию, контролируемую SDF.

Насколько глубоко укоренилось это «теневое правительство»?

Тем не менее, это сокращение несирийских военных кадров является довольно обманчивым явлением, поскольку деятельность кадров РПК на Северо-Востоке Сирии идет гораздо дальше, чем просто военная деятельность, ведь группировка управляет этим районом уже почти семь лет.

Для разделения своей деятельности в терминологии РПК группа использует «правовое поле» (legal alani) и «незаконное поле» (illegal alani). «Незаконное поле» состоит из вооруженной деятельности, «правовое поле» — из организационной деятельности, часто осуществляемой среди гражданского населения. А некоторые исследования из открытых источников показывают, что количество кадров РПК, работающих в «правовом поле», нисколько не уменьшилось.

Пример того, насколько глубока «структура теневой власти» на северо-востоке Сирии, можно увидеть, если внимательнее взглянуть на главную пропагандистскую структуру проекта, Ronahi TV, один из нескольких телеканалов, управляемых организацией, предназначенных для аудитории в Северо-Восточной Сирии. Он круглосуточно транслирует новости и идеологию организации и в основном управляется высокопоставленными членами РПК.

Одним из этих высокопоставленных членов является Насех Юсефи, более известный под псевдонимом «Айхан» из Маривана, Иран. Юсефи был арестован в 2007 году иранскими властями в горах Иранского Курдистана и отсидел пять лет за вооруженные действия и членство в PJAK. Он вернулся в организацию после того, как был освобожден в 2014 году. В период с 2014 по 2017 год мы можем видеть, как он брал интервью у нескольких высокопоставленных лидеров РПК в горах Кандиль для Sterk TV. После 2017 года он был назначен руководителем отдела графики и монтажа Ronahi TV в Камышло. Почти еженедельно он выкладывает селфи в своем аккаунте в Facebook.

К Юсефи присоединился Эмир Эхмеди, ирано-курдский ведущий новостей. Как и Юсефи, Эхмеди была членом PJAK до того, как была назначена на работу на телестудию Ronahi TV в Камышло.

Еще один интересный человек, всплывающий в социальных сетях в Камышло, — это Каве Сакзи из курдского городка Саккез, Иран. Каве в настоящее время возглавляет городской комитет мучеников, комитет, который оказывает финансовую помощь семьям мучеников и обеспечивает надлежащие похороны бойцам, погибшим в бою. Тем не менее, если посмотреть дальше, можно увидеть, что несколько семей в Иране пытались на законных основаниях преследовать Кавеха Сакзи за участие в вербовке несовершеннолетних для PJAK.

Эти четыре иранских курда, которые в настоящее время действуют на северо-востоке Сирии, образуют лишь верхушку айсберга. Любой, кто достаточно интересуется и приложит усилия, может найти других иранских, иракских и турецких членов РПК, которые все еще действуют в Рожаве. Тем не менее, четыре профиля, которые я предоставляю, иллюстрируют «теневую структуру власти», которая имеет высшие полномочия по принятию решений на северо-востоке Сирии. Фактически, высокопоставленные члены РПК размещены в каждом городе, принадлежащем SDF, где они подрывают процесс принятия решений местными жителями, которые были избраны для того, чтобы делать то, что они хотят, для защиты целей РПК на местах. Они не только активны в военном отношении, как это часто было показано ранее, они глубоко укоренились в социальных телах Рожавы.

Автор — Хедвиг Куижперс

hedwigkuijpersjournalism

3 комментария
0

Related Posts

3 комментария

Aza Avdali 13.02.2021 - 14:20

Ну что сказать? Конечно, РПК — структура, которая мощно организована, чрезвычайно мобильна, активна, «глубоко укоренилась в курдском социальном теле» и невероятно опасна и токсична для курдского мира. Автор исследования, при всем кропотливом изучении материала, также грешит заблуждениями. Этот громоздкий механизм маневренен и финансово успешен благодаря и хорошо организованной коммерческой деятельности на местах, шантажу, поборам, рэкету, но также и тем огромным финансовым потокам, которые поступают на поддержку от разведструктур Ирана и Турции. Влась курдистанская по моему недооценивает опасность всей той деятельности, которую РПК развернула в их доме, на их территории. Во всяком случае, так это видится со стороны.

Станислав Иванов 13.02.2021 - 15:47

Все, к сожалению, так, уважаемая Аза. Уже давно спецслужбы Турции и Ирана превратили турецкую РПК в «троянского коня» на курдских территориях Сирии и Ирака. К вышеизложенному можно еще добавить, что боевики РПК не гнушаются заниматься контрабандой наркотиков, оружия, нелегальной миграцией, обложили данью пастухов в Кандильских горах, водителей грузовиков на границах и т.д. Это обычная транснациональная ОПГ, которая паразитирует на курдском национальном движении. Понятно, что в условиях продолжающейся гражданской войны в Сирии боевики РПК ловят там «рыбку в мутной воде» и никто им серьезно помешать не может. Но почему в Иракском Курдистане региональная власть проявляет такую пассивность по отношению к пресечению преступной деятельности РПК? Гибнут десятки курдов, сотни семей вынуждены покидать свои деревни из-за обстрелов ВС Турции и Ирана, а власть в Эрбиле и Сулеймании молча взирает на эти безобразия и безмолвствует… Страусиная позиция барзанистов и талабанистов ведет к гибели все большего числа простых курдов и разрушению сотен деревень вдоль границ…

Идрис Маджидов 13.02.2021 - 19:44

КСК было учреждено в 2005 году, а не 2002г. Это к сведению некоторых. В Донбассе ополченцы, нет, ни в коем случае не боевики, а в Северном Курдистане те же борцы за освобождения своего народа устами некоторых «деятелей» легко в боевиков превращаются. Где справедливое рассуждение!

Комментарии закрыты