Личность в контексте истории: Марк Сайкс- офицер, путешественник, дипломат (окончание)

автор Валерий Емельянов
16 просмотры

Предварительные дипломатические «телодвижения» в направлении создания будущей системы «Сайкс-Пико» начались в конце 1915 года.  Утром 16 декабря 1915 года сэр Марк Сайкс прибыл на Даунинг-стрит, 10 для встречи с премьер-министром Асквитом по поводу ситуации с Османской империей. Сайкс сделал «заявление военному совету». При нем была  карту и трехстраничный  аналитический памфлет, содержащий размышления о ближневосточной политике.

В этом памфлете Сайкс был потрясен грязью и убожеством жизни в Османской империи, на примере городов Алеппо и Дамаска.  Он всячески восхвалял французов за то, что активно создавали инфраструктуру для «неграмотных арабов»,  при этом  замалчивая вклад Германии в строительство железных дорог, серьезно стимулировавшее развитие региона.

В коридорах власти Сайкса за глаза называли «безумным муллой», хотя все видели, что у него хорошие карьерные перспективы, и он мог занять пост статс-секретаря кабинета министров. Одновременно внутри кабинета все яснее вырисовывались различные позиции в отношении Турции. Военный министр Дэвид Ллойд Джордж хотел как можно скорее «разобраться» с Османской империей, в то время, как лорд адмиралтейства Бальфур был настроен куда менее воинственно.

В принципе, не следует рассматривать систему «Сайкс-Пико», как некий дележ британскими и французскими «буржуинами» неоколониального  «пирога» Ближнего Востока. В значительной мере создание этой системы было обусловлено и соображениями безопасности после военной Европы.

1916 год. Маятник военной удачи все более склонялся в строну Антанты. Одновременно война очень остро продемонстрировала непрочность многонациональных, «лоскутны» империй, которые явно шли к своему развалу. Речь идет об Австро-Венгерской  и Османской империях в прогерманском альянсе и Российской – в Антанте. Особенную головную боль доставлял именно «больной человек Европы» — Оттоманская Порта. «Младотурецкая революция» 1908, вроде бы как предполагала серьезные шаги в сфере экономических и политических реформ, но… ценой того, что все жители империи, вне зависимости от национальности в принудительном порядке  должны были «стать турками». Какими методами это достигалось до сих пор помнят армяне, ассирийцы и курды-езиды. Но основную угрозу представляли арабы. Демографически они составляли большинство в империи, были хорошо консолидированы в общественном и военном отношении, к туркам как правящей нации относились с неприязнью, в том числе, считая их «неправильными» мусульманами. Если бы процесс дальнейшего распада Порты пошел на самотек, то на восточных границах Европы мог отнюдь не гипотетически образоваться панарабский исламский халифат, более мощный в военном отношении и, может быть, даже более враждебный, нежели Османская империя. Поэтому в концепции системы Сайкс-Пико, ключевой идеей было применение принципа «разделяй и властвуй» ( в его мягком варианте), к арабам, при одновременной поддержке региональных арабских военно-политических элит, как опоры и проводника интересов тогдашних мировых держав.

Первыми шагами на пути формирования системы Сайкс-Пико стали заключенные с Россией и Италией еще весной 1915 года, соответственно Константинопольское и Лондонское соглашения. Тогда после ряда успешных операций российских войск, министр иностранных дел России Сергей Сазонов, убежденный консерватор и славянофил по убеждениям и семейной традиции послал письма английскому и французскому послам с притязаниями Петрограда на Константинополь, контроль над проливами Босфор и Дарданеллы, а также монопольную опеку над святыми местами христианства в Турции и Палестине. После переговоров, длившихся пять недель, Лондон и Париж согласились на контроль России над черноморскими проливами, Констнтинополем и Западной(турецкой) Арменией хотя рассмотрение вопроса об опеке над христианскими святынями откладывалось до окончания войны. Взамен Франция выдвинула требования о расширении сферы собственного влияния в Сирии, а Великобритания – в Иране. На все это Россия согласилась и договоренность была зафиксирована документально.

С Италией же на основании Лондонского соглашения от 26 апреля 1915 года была достигнута договоренность о том, что если Британия, Франция и Россия оккупируют земли нынешней Османской империи, то и Италии достанется своя территориальная доля на средиземноморском побережье Анатолийского полуострова.

В то время как Сайкс и Пико сосредоточили свою деятельность на «европейском» направлении, активные переговоры в формате переписки с потенциальным панарабским лидером, шерфом Мекки Хуссейном бин Али аль-Хашеми. Британское правительство соглашалось признать арабскую независимость в обмен на то, что арабы поднимут восстание против Османов. Границы будущего арабского независимого образования на севере имели границу по линии Мерсин-Адана вплоть до иранской границы с Ираном, на востоке таковой была граница с Ираном вплоть до залива Басра, на юге — граница шла по побережью Индийского океана ( при этом исключался Аден и прилегающие территории исторического Йемена, а западной границей считалось побережье Красного моря, а затем Средиземного вплоть до Мерсины, кроме «частей Сирии, лежащих к западу от Дамаска, Хомса, Хамы». При этом, деликатно не упоминалось, что западные страны ведут речь не о создании мощного арабского халифата, а нескольких «паранезависимых» арабских государств, являющихся по сути опорой и проводниками влияния держав. Шериф на это, в целом, согласился, но дал понять, что его «озадачивает» приход в регион французов, к которым арабы не питали особых симпатий. Об этом сразу же было доложено в британский МИД с замечаниями о том, что такая позиция определенным образом на руку Лондону, поскольку, по определению, ограничивает французские неоколониальные амбиции в регионе. Кстати глава МИД Британии Эдвард Грей быстро информировал об этом своего  французского коллегу Жюля Камбона, но Париж не воспринял эту ситуацию всерьез.

Основы соглашения и будущей системы «Сайкс-Пико» были сформулированы  по результатам переговоров нашего героя и его французского визави, проходивших с 23 ноября 1915 по 3 января 1916 г, когда британский и французский дипломаты подписали согласованный текст меморандума, который позднее, соответственно 9 и 16 мая 1916 г был ратифицирован правительствами договорившихся стран в лице глав дипломатических ведомств Эдарда Грея и Жюля Камбона.

По соглашению «Сайкс- Пико» арабские территории за пределами Аравийского полуострова делились на сферы британского и французского контроля и влияния. Британия получала контроль над южной частью нынешнего Израиля , Палестиной, Иорданией и Южным Ираком, а также небольшими территориями вокруг городов Хайфа и Аккра, являющихся портовыми. Сфера влияния Франции распространилась  на юго-восток Турции, Северный Ирак, Сирию и Ливан. О доле России мы уже говорили, но вскоре последовавшая революция вывела эту страну из системы Сайкс-Пико.

Это соглашение 1916 года, имевшее «рамочный» характер, послужило основой для других соглашений, имеющих более конкретный и поэтому, более юридически значимый характер  с точки зрения конкретного применения.  Также вскоре после войны Франция передала свои мандатные права на  часть территории Палестины и Мосул британцам. Эта передача прав была легализована на конференции в Сан-Ремо в апреле 1920 года, которая и была созвана с целью практической реализации соглашений «Сайкс-Пико». Британский мандат на Палестину действовал вплоть до 1948 года, то есть до образования Государства Израиль, что касается «мандата» на Месопотамию, то он был преобразован в двусторонний договор с полунезависимым «королевством Ирак». Французский мандат на Сирию и Ливан сохранял свою силу вплоть до 1946 года.

Итак, что дало миру, и, прежде всего, «державам» соглашение «Сайкс-Пико». Во-первых военно-геополитические дивиденды — ослабление Османской империи и при этом сдерживание панарабского национализма, потенциально могущего превратиться в еще один враждебный фактор для европейских держав. Это положение вещей сохранялось вплоть до Второй мировой войны. С точки зрения геоэкономической, «державы» получили контроль над ключевыми торговыми коммуникациями из Европы в Азию и Африку, а также ключевые для тогдашнего мира нефтяные месторождения Северного Ирака. О богатых залежах «черного золота» в не попавшей тогда в географические границы ,предусмотренные пактом «Сайкс-Пико» Аравии еще ничего не было известно. Их разведка начнется только в  начале 30-х, а первая коммерческая добыча произойдет в 1938-39 гг.

Немного о курдском вопросе в рамках системы Сайкс-Пико. Надо сказать, что Марк Сайкс был достаточно широко мыслящей личностью, и он связывал будущее Ближнего Востока с самоопределением не только арабского, но и всех народов региона. Севрский договор, предусматривавший курдскую государственность, во многом, видимо отражал логику первоначального соглашения, однако дальнейшее динамичное развитие событий, в регионе поставила державы перед выбором, в котором поддержка курдских национальных устремлений означала бы конфликт и ослабление поддержки со стороны левантийских арабов и, в какой-то мере новой кемалистской Турции, на которые и делалась ключевая ставка. Это чисто логическое заключение автора во-многом объясняет позицию Британии и других держав по отношению к курдскому национальному движению в прошлом, да и в нынешнем столетии. Из истории, как из песни, слов, увы не выкинешь.

Наше повествование было бы неполным, если бы мы не упомянули еще об одном эффекте соглашений «Сайкс-Пико» и личной роли в нем нашего героя. Речь идет о создании еврейского национального очага в Палестине, через три десятка лет в государство Израиль. Это самым активным образом продвигала тогдашняя экономическая и политическая элита Великобритании, в которой евреи были очень влиятельны. Именно богатые британские евреи организовывали первые кампании по переселению своих соплеменников на земли Палестины.

Есть свидетельства, что Сайкс приложил руку к составлению и продвижению Декларации Бальфура ( по имени ставшего в то время главой МИД лорда Бальфура) в Кабинет министров, опубликованной 2 ноября 1917 года и предусматривавшей создание еврейского национального очага в  подманадатной Британии Палестине. В марте он посетил Палестину, чтобы встретиться с   лидером сионистов Хаимом Вейцманом.  Сайкс  явно поддерживал сионизм, но с оговорками. Он писал: «Правительство Его Величества благосклонно относится к созданию в Палестине национального очага для еврейского народа и приложит все усилия для содействия достижению этой цели, ясно понимая, что не будет сделано ничего, что могло бы нанести ущерб гражданским и религиозным правам существующих в Палестине нееврейских общин…»

Но серьезно взгляды Марка Сайкса на сионизм изменились уже в 1918 году. Его биограф пишет:

«Будучи проповедником сионизма во время войны, он вернулся в Париж с чувствами, потрясенными той сильной горечью, которая была вызвана пребыванием  в Святой Земле. Дело дошло до стадии, выходящей за рамки его представлений о том, что такое сионизм. Его последнее путешествие в Палестину вызвало много сомнений, которые не были устранены визитом в Рим. Католическому Кардиналу Гаске он признался, что его взгляды на сионизм изменились, и что он полон решимости квалифицировать, направлять и, если возможно, спасти быстро возникавшую опасную ситуацию. Если бы смерть не настигла его, было бы еще не слишком поздно». Речь идет о том, что очень быстро, вскоре после образования «еврейского национального очага» возник острый с применением вооруженного насилия конфликт между арабским населением, и евреями, преимущественно ашкеназами (выходцами из Европы).

Еще очень молодой Марк Сайкс продолжал активную дипломатическую деятельность. Но судьба, увы, распорядилась иначе. В феврале 1919 года он прибыл в Париж для участия в многосторонних международных переговорах, которые через некоторое время завершились подписанием т.н. «Версальского договора», зафиксировавшим изменения в международном положении после окончания Первой мировой войны. В те дни в послевоенном Париже свирепствовала эпидемия гриппа-испанки. Эта хворь и стала причиной смерти 39-летнего Марка Сайкса 16 февраля 1919 года в парижском отеле «Лотти».

Британский историк дипломатии и писатель Гарольд Никольсон, написал в своем дневнике на следующий день после кончины Марка Сайкса: «именно благодаря его бесконечному упорству и настойчивости, его энтузиазму и вере использование  арабский национализма и сионизма стали двумя наиболее успешными из наших  дипломатических достижений времен войны».

Валерий Емельянов   ИАЦ  «Время и мир» для  RiaTaza.com

0 комментарий
0

Related Posts