15.1 C
Kurdistan
Вторник, 13 апреля, 2021

Почему «бархатный развод» стал возможен в Чехословакии и невозможен в Ираке?

Видеоблог

От «бесполетной зоны» до Курдского автономного региона в Ираке

5 апреля исполнилось тридцать лет со дня принятия резолюции 688 Совета Безопасности ООН, которая была одобрена после прекращения огня в Персидском заливе в 1991...

Интервью с известным курдским художником Темури Кулиани

Интервью с известным художником Темури Кулиани. Ведущая - Аза Авдали Гость - Темури Кулиани https://youtu.be/5kORQrfpP_A https://youtu.be/pu4L7n85bME

Издательский дом «LÎS» распространяет избранную продукцию советских курдов по всему Курдистану

Гость: Лал Лалеш - писатель, издатель и генеральный директор издательства "LÎS", расположенного на севере нашей родины - Амед. Ведущий: Темуре Халил https://youtu.be/rw3yzrCACHE  

Курдская диаспора: проблемы и перспективы

За последнее столетие в результате гонений и притеснений на исторической Родине и жестокой антикурдской политики властей в странах их проживания, курды вынуждены покидать свои...

Чехословакия и Ирак – два этнически разнородных государства с бурной политической историей. Чехословакия, в отличие от большинства других стран, оказавшихся в подобной ситуации внутриэтнического конфликта, разделилась мирным путем, по обоюдному согласию глав чешских и словацких государств. Иракский Курдистан имеет подавляющую поддержку среди своего населения за  провозглашение независимости, но также и значительную оппозицию со стороны центрального правительства. Почему Чехословакия смогла мирно отделиться в 1993 году,  а  Ирак и  в 21 веке не может этого сделать?

На протяжении всей истории государства раскалывались, объединялись и распадались по разным причинам, будь то этнические, религиозные, идеологические или иные. После окончания Второй мировой войны многие конфликты, происходившие по всему миру, были связаны с изменением границ. Корейская и вьетнамская войны решали идеологическую судьбу двух разделенных государств. Распад Югославии был кровавым националистическим конфликтом между различными этническими и религиозными группами бывшего коммунистического государства, причем некоторые группы стремились к независимости, такие как боснийские мусульмане, а другие надеялись удержать то, что они считали частью своей исконной земли, например сербы, стремившиеся сохранить мусульманскую и албанскую по населению провинцию Косово. Почти каждая часть мира пострадала от этих конфликтов, от Африки, где Южный Судан стал новым государством-членом ООН в 2011 году, после долгой и кровопролитной войны за национальное освобождение, до Азии, где мусульманское большинство населения Кашмира давно добивалось независимости от индуистского центрального правительства в Нью-Дели. Общее между этими  столь различными конфликтами заключается в том, что почти каждый случай, когда страна раскалывалась по этническим и/или религиозным признакам, происходил в интенсивных, часто длительных гражданских войнах. И  даже если территориальная целостность государства сохранялась, стабильности в нем  не было.

В случае с Северным Ираком, где большинство составляют курды, ситуация не отличается. Этот регион на протяжении десятилетий был очагом курдских движений за независимость, в основном  возглавляемых  двумя крупнейшими политическими партиями региона-Демократической партией Курдистана (ДПК) и Патриотическим союзом Курдистана (ПСК). Эти партии автономно управляют Иракским Курдистаном с 1992 года, а региональное правительство Курдистана (КРГ) было узаконено и закреплено в Конституции Ирака после падения арабского националистического и суннитского правительства Саддама Хусейна в 2003 году. Это был огромный шаг вперед в деле курдской независимости, когда курды впервые в истории заимели свой собственный парламент, вооруженные силы и правительственные министерства. Тем не менее, из-за сочетания исторических репрессий, отчетливой культурной и политической идентичности и слабого,  но враждебного центрального правительства, которое не могло сдержать рост «Исламского государства»(запрещено в России), региональное правительство Курдистана (КРП) решило в октябре 2017 года провести официальный референдум о независимости. Референдум прошел во всех районах, официально входящих в состав КРП, а также и в курдских районах Ирака, которые иракские курдские Пешмерга освободили от ИГ. Это привело к международному осуждению как со стороны союзников, так и со стороны противников, а также к военной операции иракской армии и поддерживаемых Ираном Сил народной мобилизации (Хашд), в ходе которой территория, освобожденная Пешмерга, включая крупный город Киркук, была насильственно захвачена и оккупирована. С тех пор КРП не приблизилась к независимости, как это было до референдума, несмотря на то, что  провозглашение независимости  получило подавляющую (93,25%) поддержку иракских курдов.

Учитывая историю этнических конфликтов, перерастающих в насилие, и тот факт, что борьба за независимость иракских курдов в 2017 году закончилась насилием, важно рассмотреть, какие национальные разделения были наиболее успешными с точки зрения переходного процесса, в ходе которого обе страны стали независимыми, стабильными и мирными государствами. Надо признать, что таких случаев немного, но они действительно существуют, и, пожалуй, самым заметным из них является так называемый “бархатный развод”. Так называлось разделение Чехословакии в 1993 году на страны, которые сегодня известны как Чешская Республика и Словацкая республика соответственно. Этот термин был создан на основе термина, используемого для антикоммунистической революции 1989 года в тогдашней Чехословакии, называемой «бархатной революцией» из-за того, насколько мирной она была. Раскол страны был столь же мирным, что особенно примечательно, учитывая пути, по которым шли другие бывшие коммунистические государства, когда они были разделены. Распад Югославии на семь стран был долгим и жестоким процессом, который занял почти десятилетие (хотя Черногория мирно отделилась от Сербии в 2006 году), и по сей день существует напряженность в Боснии, а также  и между Сербией и Косово.

Точно так же многие бывшие советские республики оказались жестоко разделенными по этническому признаку, такие как Грузия  и Азербайджан, Молдова и Украина. Подпитка этой напряженности внешними державами, такими как поддержка Турцией продолжающегося наступления Азербайджана против армянских сил в спорном( с большинством армянского населения Нагорно-Карабахском регионе), только усугубила эту напряженность. В результате при рассмотрении вопроса о том, каким образом может быть достигнуто мирное, в будущем независимое урегулирование между Курдистаном  и центральным правительством в Багдаде, крайне важно изучить мирный раскол Чехословакии.

Для того чтобы определить, как и возможно ли мирное урегулирование вопроса о независимости между двумя государствами, важно изучить, какие факторы, относящиеся к Чехословакии, позволили ей осуществить раскол между двумя ее основными регионами, как факторы, существовавшие де-факто в составе страны, так и подход, принятый руководством чешского и словацкого образований страны. Факторы, которые будут рассмотрены, — это история  отношений между основными этническими группами, которые разделяются, в данном случае чехами и словаками, курдами и арабами. Уделяется внимание религиозным различиям, обнаруженным в обоих государствах, народной поддержке обоих разделений среди населения и политических партий, а также   тому будущему, которое различные этнические группы и политические партии видят для своих соответствующих народов/стран. Сравнивая и противопоставляя эти факторы между Чехословакией и Республикой Ирак, можно определить, могут ли быть достигнуты условия для мирного раскола в Ираке, как это было в Чехословакии.

Чешский народ имеет долгую и разнообразную историю, которая прослеживается вплоть до расселения славян на современной территории Чехии в 6 веке. Но как народ с единым государством и языком,  он сформировался во времена герцогства Богемского в конце 8 века в составе Священной Римской Империи. Этнический состав региона стал более германским в результате австрийского и Священного римского влияния в течение сотен лет, пока регион в конечном итоге не был включен в состав Австрийской империи. Чехи, однако, никогда не были народом, который легко насильственно инкорпорировать. В 1419 году, после казни чешского христианского реформатора Яна Гуса от рук Католической Церкви, его последователи, известные как гуситы, восстали в серии конфликтов, которые происходили в течение 15 лет. Папа призвал к крестовым походам против гуситских «еретиков», и в конце концов наиболее радикальные элементы внутри движения были разгромлены, а умеренные гуситы заключили сделку с католическими силами, что позволило им сосуществовать бок о бок. Они восстали против австрийцев во время Тридцатилетней войны, которая опустошила Европу в 17 веке, хотя и проиграли, и репрессии Габсбургов только усилились, с обширными усилиями по германизации наряду с экономическими и политическими трудностями, которые привели к сокращению чешского населения примерно на треть. Это продолжалось вплоть до чешского национального возрождения 19-го века, которое ознаменовалось новой волной возрождения  чешской культуры и политической активности на волне националистических революций того периода по всей Европе. Кульминацией этого процесса стали чехословацкие легионы, которые сражались вместе с союзными державами в Первой мировой войне против  германо-австро-итальянского альянса, что привело к независимости Чехословакии от Австро-Венгрии в конце конфликта.

История Словакии как нации схожа, но отличается от истории Чехии. Как и чехи, славяне жили на территории современной Словакии с 6 века, а в 9 веке стали частью Моравской империи. Однако, в отличие от немецкого господства на большей части Чешских земель после распада Чехии, Словакия была покорена в основном венграми, и их  влияние сохранялось над словаками до независимой Чехословакии в конце Второй мировой войны. По сей день в Словакии существует значительное венгерское меньшинство. Идея «словацкой нации» была в значительной степени результатом Славянского национального возрождения, которое имело место в славянских частях Австро-Венгерской империи в середине 19-го века. Тем не менее и чехи, и словаки образовали новое Чехословацкое государство после распада Австро-Венгрии. В межвоенные годы это было относительно процветающее либерально-демократическое государство. Население росло, экономика росла, и вооруженные силы страны также стали относительно значительными. Тем не менее, подъем фашизма также привел к упадку этой первой  «интегрированной» Чехословакии, когда Германия оккупировала чешские земли  провозгласив здесь  «Протекторат Богемии и Моравии», а Словакия стала независимым, но клерикально-фашистским марионеточным государством Германского Рейха с крайне правым священником Юзефом Тисо в качестве  лидера. Война в конечном итоге закончилась в 1945 году, когда Чехословакия стала частью возглавляемого Советским Союзом «Восточного блока» и однопартийным коммунистическим государством ( в Чехословакии, как и в таких соцстранах, как ГДР и Польша даже в коммунистические времена, хоть и достаточно формально сохранилась многопартийная система- RiaTaza, вплоть до революций 1989 года, когда закончилась Холодная война. Тем не менее, Чехословакия просуществовала до 1993 года, когда она раскололась на два государства по этническому признаку.

Существует ряд различий между словацким и чешским народами, которые смогли привести к желанию расколоть их страну. Помимо умеренной лингвистической разницы между языками, словаки заметно более религиозны, чем чехи, причем 63% словаков являются католиками, а чехи-почти наоборот, поскольку 72% не связывают себя с религией. Это важный фактор, который сыграл свою роль в их истории. Фашистское правительство Словакии времен Второй мировой войны имело во главе священника и сильно подчеркивало клерикальный характер своего режима. Чешское население было более дружелюбно по отношению к воинственно атеистическим коммунистам, а Коммунистическая партия заняла первое место на выборах 1946 года и даже имеет одну из немногих коммунистических партий в бывших государствах Восточного блока, которая остается достаточно  популярной. На последних парламентских выборах она заняла пятое место, получив пятнадцать мест. Во время самой коммунистической эры режим попытался индустриализировать словацкие части страны, доведя ВВП Словакии до ¾ чешского уровня к 1992 году. Эта ориентация на индустриализацию Словакии породила враждебность среди чехов, а  словаки также  никогда не ценили это, поскольку  воспринимали это так, как  будто бюрократы в Праге, решали судьбу словацких земель.

История курдов и арабов Ирака, возможно, более сложна, чем история словаков и Чехов, особенно учитывая насилие, которое преобладало  в отношениях между обеими сторонами после распада Османской империи. Считается, что курды по большей части прибыли в этот район примерно 4000 лет назад. К 1500-м годам они в основном находились под властью Османской империи. Однако национальная  идея иракских курдов возникла только с соглашением Сайкса-Пико 1916 года, которое было разработано союзными державами для окончательного раздела Османской империи. Курдам было обещано собственное государство в Севрском договоре 1920 года, но турецкая война за независимость вынудила победившие державы  заключить  Лозаннский договор 1923 года, который определил границы современной Турецкой республики, основанной Мустафой Кемалем Ататюрком.

Курдское движение в Ираке начало формироваться в середине 20-го века, с момента основания Демократической партии Курдистана (ДПК) в 1946 году. Она выступала за курдскую автономию и в 1961 году инициировала восстание против правительства Республики Ирак. Курды в Ираке достигли своего первого соглашения с иракским правительством в 1970 году, в результате которого Саддам Хусейн, лидер правящей партии Баас, и Мустафа Барзани, лидер ДПК, договорились по основным пунктам, касающимся курдской автономии, включая то, что курдский язык станет официальным языком, районы с курдским большинством будут самоуправляться, курды получат высшие посты в правительстве и т. д. Тем не менее, соглашение так и не было выполнено, и режим Саддама Хусейна продолжал политику арабизации, а в 1974 году конфликт между курдской оппозицией и иракским правительством возобновился. Кроме того, Иран, долгое время соперничавший с Ираком, сократил свою поддержку ДПК в 1975 году. В том же году Джалалом Талабани  была  основана  партия ПСК, и внутрикурдская конкуренция достигла своей  кульминации,  закончившейся  гражданской войной в середине 1990-х годов. Между 1986 и 1989 годами иракское правительство провело кампанию «Анфаль», геноцид против курдов Ирака, с целью уничтожения всей курдской оппозиции. Кульминацией этого события стала резня в Халабдже, в ходе которой 16 марта 1988 года тысячи курдов были убиты с помощью горчичного газа.

Курдская автономия в Иракском Курдистане впервые появилась после создания  западными державами бесполетных зон  в ответ на события в Халабдже в 1992 году. После вышеупомянутой Гражданской войны в Ираке РПК, курдские боевики, воюющие с турецким правительством, сделали свою базу в горах Кандиль. В 2003 году Соединенные Штаты возглавили небольшую коалицию стран в Ираке, чтобы свергнуть Саддама Хусейна. Это привело к представительству шиитов в центральном правительстве и легитимизации регионального правительства Курдистана в 2005 году. С тех пор, по мере усиления иранского влияния в стране, напряженность между Багдадом и Эрбилем также возросла. В 2017 году Иракский Курдистан провел референдум о независимости, на котором за независимость проголосовали более 93% опрошенных. Иракское правительство сочло это незаконным и вторглось в спорные районы, удерживаемые курдскими силами, такие как Киркук, захватив около 40% территории, удерживаемой курдами. Большую часть боевых действий вели проиранские шиитские ополченцы. С тех пор центральное правительство в Багдаде и иракское курдское правительство пытались прийти к соглашению по некоторым вопросам, таким как управление родиной езидов — Синджаром, который был одним из этих регионов, взятых ираскими военными под контроль в 2017 году. Тем не менее напряженность сохраняется.

Курды и арабы имеют много различий не только в Ираке, но и в целом. В отличие от чехов и словаков, которые этнически и лингвистически являются западными славянами, курды-индоиранская этническая группа с культурой и языком, гораздо более близкими к персидскому, чем к арабскому. Кроме того, Ирак является одним из немногих государств на Ближнем Востоке с шиитским большинством, а курды-в основном мусульмане-сунниты. В то время, как курды, как правило, более светские, чем их арабские коллеги, сектантский характер многих современных ближневосточных конфликтов привел к тому, что эти религиозные различия стали более заметными. ДАИШ – это ортодоксальная суннитская группировка, которая считала шиитов Ирака еретиками. В то же  время так как Иран поддерживает многие шиитские экстремистские группировки, действующие под эгидой  Хашд аш-Шааби.  Эти  последние  не только презирают мусульман-суннитов, но и плохо относятся к этническим меньшинствам в Ираке, точно так же, как иранский режим относится к своим собственным меньшинствам с крайним презрением. С тех пор как было свергнуто преимущественно светское, но суннитское  баасистское правительство Саддама Хусейна, в центральном правительстве Ирака доминировало шиитское большинство, что усилило влияние Ирана и вышеупомянутых шиитских боевиков, поддерживаемых Ираном. В целом, разница между курдами и арабами Ирака намного больше, чем между чехами и словаками, и из-за внешних сил, таких как Иран, которые еще больше разжигают межконфессиональную напряженность, эти различия усугубляются и создают трения между иракскими общинами, что часто приводит к насилию.

Следующим важным фактором для оценки является стремление населения и основных политических партий к разделению соответствующих государств. Именно здесь можно обнаружить существенное различие между этими двумя случаями. Как правило, когда государства разделяются или пытаются это сделать, это происходит потому, что одно или несколько соответствующих групп населения имеют широкомасштабное стремление к независимости. Такого не было ни в Чехословакии до 1993 года, ни в чешских или словацких образованиях. 37% словаков и 36% Чехов поддержали разделение страны в 1993 году, что свидетельствует о решительной поддержке сохранения единства страны. Упомянутые ранее факторы, включая религиозные различия, а также экономические и политические факторы в истории существования Чехословакии как государства, в значительной степени объясняют поддержку разделения среди этих 37 и 36 процентов граждан. И все же страна была успешно расколота. Это связано с тем, что вопрос не был вынесен на референдум, как это обычно делается, и как это было сделано в Иракском Курдистане в 2017 году. Это было в значительной степени решено двумя премьер-министрами соответствующих словацких и чешских образований Чехословакии, Вацлавом Клаусом в Чешской области и Владимиром Мечьяром в словацкой, из-за их собственных политических и экономических целей.

Премьер-министр Клаус хотел продолжить реформы свободного рынка и массовую приватизацию в Чешской Республике, а централизация власти в чешской столице путем превращения ее в независимое национальное государство облегчила бы эту задачу без возможности возникновения разногласий со Словакией. В 1990-е годы эти реформы брали Европу штурмом и в конечном итоге привели к масштабной коррупции и неравенству в благосостоянии по всему бывшему Восточному блоку. В Словакии премьер-министр Мечьяр, известный теперь как коррумпированный и авторитарный (включая похищение Михала Ковача-младшего, сына тогдашнего президента Словакии, в 1995 году, якобы словацкой разведкой, хотя закон «Об амнистии», принятый Мечьяром, положил конец расследованию этого дела), хотел централизовать власть в Словакии и лучше использовать для этого свой доступ к государственной собственности. Во время его пребывания в должности путь страны к Европейскому Союзу и НАТО значительно замедлился, хотя ситуация изменилась после его поражения на выборах в 1998 году.

В Ираке же  ситуация была и остается совершенно иной. Иракский Курдистан провел референдум о независимости в 2017 году, и население региона подавляющим большинством проголосовало за независимость-93%. Однако, несмотря на отсутствие цифр относительно поддержки курдского раскола в остальной части Ирака,   силовой ответ иракских военных и союзных им шиитских ополченцев, ясно показывает, что вряд ли существует сильная поддержка потенциального раскола страны. Если Иракский Курдистан действительно отделится, а вместе с территориями, которые он удерживал до референдума в 2017 году, Ирак потеряет значительные экономические активы, включая ценные нефтяные месторождения Киркука. Это общая и неудивительная тенденция во всех четырех частях Курдистана. Правительства этих государств, как правило, националистичны и авторитарны,  и полагаются  на популистский милитаризм для того, чтобы заручиться поддержкой большинства населения. В Ираке каждое правительство последовательно считало любую попытку отделения неконституционной, и ответ на референдум в 2017 году привел не только к военной операции, но и к юлокаде Багдадом международных аэропортов Сулеймания и Эрбиль, а также к требованиям Багдада к Ирану и Турции закрыть свои границы с курдской автономии.

Сравнения здесь находятся в очень резком контрасте. Чехословакия была расколота из-за соглашения между главами обоих словацких и чешских правительств в рамках федеративного чехословацкого государства. Практически не было никаких попыток предотвратить раскол-ни извне, ни изнутри. Тем не менее, общественная поддержка независимости иракских курдов среди собственного населения дала  правительству там больше полномочий для такого шага, чем в случае с Чехословакией. Кроме того, тот факт, что курды есть в четырех странах, а не только в Ираке, означает, что независимое курдское государство, возможно, придаст стимул другим курдским частьям в борьбе за самоопределение. По крайней мере, так считают другие государства, и поэтому они столь же воинственно выступают против независимости Иракского Курдистана. Соседи Чехословакии практически не имеют словацкого или чешского населения, и как таковое это не является проблемой. Кроме того, внутренние разногласия внутри Иракского Курдистана, главным образом между партиями ДПК и ПСК, создают еще больше беспорядков и затрудняют курдам создание единого фронта за свою независимость. Как упоминалось ранее, между двумя основными сторонами, вовлеченными в Чехословакию, существовала договоренность. Этого не было и нет  в отношениях между ДПК и ПСК, и разделение между различными курдскими политическими фракциями неизменно приводило к слабости в стремлении к курдской свободе на протяжении всей истории.

Если продолжить, то история чехов и словаков, иракских курдов и арабов сильно отличается. Чехи и словаки, хотя и имеют различия, а иногда и не идеальные отношения, являются обеими западнославянскими этническими группами, что означает значительное культурное и языковое сходство, хотя религиозные различия являются одной из основных областей, которая выделяется. Тем не менее исторически между ними практически не было насилия. Самый близкий пример, который можно привести, — это Вторая Мировая война, когда Словакия была марионеточным союзником Германии. Однако этот режим не был особенно популярен, и в 1944 году произошло национальное восстание словаков, которое почти свергло фашистский режим, и немецким военным пришлось вмешаться, чтобы подавить его. Иракские курды и арабы имеют историческую вражду, с которой они все еще мирятся и продолжают испытывать. На протяжении десятилетий суннитское правительство Саддама Хусейна совершало ужасные преступления против курдского меньшинства Ирака. После его свержения шиитское большинство в значительной степени взяло под свой контроль Багдад, и именно шиитские ополченцы насильственно вытеснили курдов из спорных районов после референдума 2017 года, в том числе в Киркуке. Эта история насилия создает враждебную обстановку, которая еще больше затрудняет достижение договоренностей по таким важным вопросам, как потенциальное отделение.

Наконец, будущее каждой соответствующей организации — это вопрос, который также должен быть обсужден. Чехи и словаки после распада в основном двигались в одном направлении. Оба они вступили в Европейский союз, включая Шенгенскую зону (то есть имеют открытые границы), и оба являются полноправными членами альянса НАТО. Это показывает, что обе страны сблизились с западными державами, и как таковые, несмотря на раскол как государства, оба независимых государства фактически интегрировались с тех пор в значительной степени, как экономически через ЕС, так и в военном отношении через НАТО.

Иракские курды и иракское арабское население, скорее всего, не будут стремиться к одинаковому будущему, по крайней мере, в той степени, в какой это делают Словакия и Чехия. Иракский Курдистан гораздо дружелюбнее относится к Израилю, который был единственным государством, открыто поддержавшим независимость иракских курдов, и является государством, которое Ирак не признает и открыто враждебно относится к нему из-за палестинского вопроса. Ирак имеет очень тесные связи с Ираном по всем направлениям, хотя в последние годы наблюдается негативная реакция населения и некоторых политических партий на влияние Ирана в стране. Хотя различные курдские партии имели отношения с Ираном на протяжении многих лет, маловероятно, что отношения между независимым Иракским Курдистаном и Ираном будут столь же дружественными, как отношения между Ираком и Ираном. Из-за опасений и давления со стороны гораздо более могущественных государств, таких как Турция и Иран, маловероятно, что Ирак будет поддерживать тесные экономические и военные отношения с независимым курдским государством, по крайней мере в краткосрочной перспективе, пока курдский вопрос в целом остается нерешенным.

Тем не менее, важно также теоретизировать, как Иракский Курдистан мог бы добиться успеха, если бы он когда-либо получил независимость. Из-за вышеупомянутых блокпостов, с которыми сталкиваются иракские курды, необходимо рассмотреть потенциальные решения, несмотря на возникающие трудности. Спорные территории, включая Синджар, Киркук и части мухафазы Дияла, на которые претендуют  и Эрбиль,  и Багдад и за которые они воевали в 2017 году, могли бы совместно управляться двумя государствами на основе соглашений, которые могли бы гарантировать международные наблюдатели, в частности с Запада. В октябре 2020 года уже было заключено одно такое соглашение, касающееся ситуации с безопасностью в Синджаре. Точно так же западные страны исторически были основными сторонниками курдских устремлений, и продолжают   оставаться таковыми  по сей день, хотя и с ограничениями, чтобы избежать отчуждения Турции. Однако, учитывая нынешнюю траекторию отношений между Турцией и Западом, особенно в том, что касается курдской администрации Сирии, будущие западные военные гарантии для иракского курдского государства могут оказаться отнюдь  не такими нереалистичными, как они давно казались. Баасистская Сирия и иранская теократия являются заклятыми врагами Соединенных Штатов, а центральное правительство Ирака остается ненадежным партнером. Поэтому, если Турция продолжит свой нынешний путь интервенции и конфронтации со своими предполагаемыми союзниками  по НАТО, она потенциально может также стать изгоем и оставить мало причин для того, чтобы Запад не поддержал одного из своих самых надежных союзников в их стремлении к независимости.

В заключение следует отметить, что раскол Чехословакии был чрезвычайно уникальным случаем, который нельзя применить практически ни к какому другому примеру движения за независимость, главным образом из-за того, что он не был результатом народной поддержки независимости ни с одной из сторон. Гораздо более решительная поддержка была оказана сохранению единства страны, и это было в значительной степени результатом политических амбиций со стороны лидеров чешских и словацких федеративных образований внутри страны, которые привели к расколу. Кроме того, это было так мирно, потому что у чехов и словаков чрезвычайно дружественные отношения, почти никогда не доходившие до насилия в любом смысле этого слова. Они чрезвычайно похожи лингвистически, культурно и так далее, хотя у них есть и свои различия, такие как более религиозная природа Словакии, чем Чешской Республики. Иракские курды-это совсем другой случай. У них есть народная поддержка независимости, но центральное правительство в Багдаде, а также внешние силы с курдским населением яростно выступают против любых таких шагов, вплоть до того, что они будут готовы применить силу оружия, чтобы предотвратить любой такой шаг. Переговоры также сложны из-за истории насилия между иракскими арабами и курдами. Таким образом, Чехословакия не может быть использована в качестве модели для будущего отделения иракских курдов.

Тем не менее, есть некоторые основания для оптимизма. Иракские курды добились огромных успехов только за последние двадцать лет, и получение автономного региона с их собственными военными, парламентом и институтами, которые узаконены в конституции Ирака, было огромной победой, и немыслимой в самые мрачные периоды кампании «Анфаль», всего за семнадцать лет до этого. И если бы между Багдадом и независимым Курдистаном могло быть заключено всеобъемлющее соглашение(соглашения) относительно спорных территорий в провинциях Киркук, Ниневия и Дияла в сочетании с дипломатической поддержкой Запада в виде гарантий безопасности для защиты от враждебных окружающих держав, независимый Курдистан, образованный из автономии, мог бы быть жизнеспособным как новое независимое, демократическое и светское государство на Ближнем Востоке.

Автор — Мэтью Маргала, научный сотрудник Вашингтонского курдского института

 Сайт ВКИ     Перевод  RiaTaza.com

https://dckurd.org/2020/11/24/velvet-divorce-why-czechoslovakias-unique-case-of-separation-could-not-be-applied-to-iraq/

Аналитика RiaTaza

К ситуации в Сирии и возможным путям выхода из сирийского тупика

Несмотря на разгром сил наиболее крупной террористической группировки «Исламское государство» (запрещена в РФ), военно-политическая обстановка в Сирии продолжает оставаться весьма напряженной. Все усилия мирового...

Может ли Персидский залив уравновесить Иран в Ираке?

0
Израильская газета Jerusalem Post пишет, что премьер-министр Ирака Мустафа Аль-Казими должен занять осторожную позицию, "поскольку он идет со шляпой в руке в Персидский залив,...

Почему новая визовая система Багдада может повторить успех иракского Курдистана

0
Несколько лет назад центральное правительство Багдада стремилось отменить сравнительно либеральную визовую систему Регионального правительства Курдистана (КРП). Сегодня он копирует страницу из книги КРП с реформами,...

Соглашение между Китаем и Ираном сигнализирует о новой смене власти на Ближнем Востоке

1
27 марта Иран и Китай подписали в Тегеране долгожданное стратегическое соглашение, вызвавшее огромные споры в отношении амбиций Китая на Ближнем Востоке и решительности Ирана...

Курды Ирака отмечают 30-летие резолюции 688 ООН — мнение

0
Курды должны продолжать усилия по развитию своих институтов в соответствии с правами человека и верховенством закона, включая те права и законы, которые касаются свободы...

5 КОММЕНТАРИИ

  1. Этот псевдоученый в своем опусе не написал главного: В Чехословакии чехи и словаки проживали исторически компактно, на своих исконных землях, поэтому создание двух новых государств прошло относительно безболезненно. В Ираке же другая история: страна перемешана этнически за годы правления Османской империи, Английского мандата и баасистского режима. В Ираке практически не осталось этнически чистых районов, сотни тысяч арабских семей переселили на север страны, а миллионы курдов-фейли живут в арабской части Ирака. Взять тот же Багдад, где есть кварталы шиитские, суннитские, курдские. Болтовня псевдоученого с красивым заголовком, но пустым содержанием.

    • Дело все-таки не в землях, а в языковой близости и, главное, отсутствие отягощенной исторической наследственности. Это, как показывают мои наблюдения ( все-таки историк по первому образованию) очень важный фактор. И автор, судя по фамилии, американец словацкого происхождения, хорошо это себе представляет.

  2. При том, что и это исследование курдской ситуации грешит определенным искажением восприятия и даже незнанием многих обстоятельств и очень важных нюансов, позволю себе коротенькое, но оптимистическое рассуждение на эту тему. Да, курдская ситуация уникальна, и автор этого исследования в каких-то вопросах даже обстоятелен. Но, я считаю, что выход есть всегда. Главное, чтобы цена этого выхода устроила во-первых самих курдов, а во-вторых, чтобы ситуация гармонично или пусть даже и не гармонично, но убедительно совпала с разложением самого Ирака. И это не фантазии, это констатация факта той самой турбулентности, о которой уже и в публичном пространстве много и убедительно говорится. Ирак безнадежно обречен. Разве не очевидно, что бывают, ну бывают, обстоятельства, когда нет выхода, то его нужно создать. Как? Вот он самый главный вопрос, на который придется отвечать курдам, если они имеют амбиции и волю. А понимание того, что нет тупиков, а есть непробитые тоннели — это еще и мудрость, терпение и колоссалная работа. Верю, что все это у курдов имеется.

  3. С чем нельзя не согласиться, так это с мнением автора, что “есть некоторые основания для оптимизма” относительно потенциала жизнеспособности независимого демократического и светского Курдистана на Ближнем Востоке”. А если с учётом возможности присоединения к нему Западного Курдистана, то этот потенциал более широкий, чтобы говорить о полнейшей самодостаточности государства Курдистан.

  4. Что же касается Ирака, надо отметить, становится всё более очевидным, что перед Иракскими властями: правительством, парламентом президентом стоит одна задача, связанная с обеспечением имитации дееспособности всех органов государственного управления в борьбе за проведение реформ, якобы нацеленных на устранение причин катастрофического коллапса практически везде, во всех сферах и по всему Ираку. Да, только имитация, поскольку нет в этом Ираке никакого единого государства и никакой единой страны. С каждым днём будет всё хуже и хуже в этом Ираке. А что уж говорить о Сирии, где куда более бедственная и куда более безнадёжная ситуация.

Comments are closed.

Последние новости

Частичная блокировка Эрбиля снята, мечети открыты для Рамадана

Ночной комендантский час в Эрбиле в рамках мер по сдерживанию распространения коронавируса будет отменен в понедельник, сообщил губернатор провинции. Хотя частичная блокировка, введенная в Курдистане...

Барзани в Багдаде: чего ожидает курдская общественность

Представители курдской общественности рассказали телеканалу Rudaw в воскресенье о своей надежде  в отношении доли федерального бюджета Эрбиля, поскольку президент Курдистана Нечирван Барзани встречается с...

Президент Курдистана обратился к иракским лидерам: «Мы все совершили ошибки и должны открыть новую страницу».

На второй день визита в столицу Ирака президент автономного Курдистана призвал иракских лидеров создать новую главу в  спорных отношениях между Багдадом и Эрбилем и...

Очередное нападение на конвой коалиционных сил в Салахеддине

В воскресенье сообщалось, что еще один взрыв на обочине дороги был нацелен на конвой возглавляемых США коалиционных сил в иракской провинции Салахаддин. Иракские СМИ со...

Автономная администрация объявила о полной блокировке в Сирии

Автономная администрация на севере и северо-востоке Сирии объявила о полной блокировке в регионе, где ситуация с коронавирусом ухудшилась. "Полный комендантский час будет введен во всех...
jQuery(function(){ setInterval(() => { jQuery('.sliderblock').find('.td-ajax-next-page').click() }, 8000) })