Война за Нагорный Карабах не оставляет шансов курдам восстановить историческую справедливость

Война за Нагорный Карабах не оставляет шансов курдам восстановить историческую справедливость

Насильно депортированные в конце 30-х годов прошлого столетия из Нагорного Карабаха в страны Средней Азии (Казахстан, Узбекистан, Киргизия) советские курды добивались справедливости и долгое время не теряли надежды вернуться на свою историческую родину.

Как известно, курды были официально признаны одним из коренных народов Российской империи и многие века проживали на Южном Кавказе. В 1923 г. в составе Азербайджанской ССР на границе с Армянской ССР был создан Курдистанский уезд с административным центром в поселке Абдаляр (позже переименованный в Лачин). Уезд получил широкую известность как “Красный Курдистан” и способствовал подъему национально-освободительного движения курдов в Турции, Иране, на подмандатных территориях Франции (Сирия) и Великобритании (Ирак). Одной из причин создания курдской автономии в этом районе было стремление советских властей снизить остроту армяно-азербайджанского территориального противостояния, передав некоторые спорные районы “третьей” стороне и создав “буферную зону” между Арменией и Нагорно-Карабахским автономным округом Азербайджана. Название Курдистан стало использоваться уже в 1921 г., т.е. за два года до официального создания Курдистанского уезда. В Курдистанском уезде компактно проживали в основном курды-мусульмане, первым председателем Курдистанского уездного исполкома стал Гуси Гусейнали оглы Гаджиев. В состав этого уезда вошли районы (дайры) Каракышлак, Кельбаджар, Котурлу, Кубатлы, Курд-Гаджи и Муратханлы. Население уезда насчитывало 51,2 тыс. человек, из которых курды – 37 470 тыс. (73,1%), тюрки – 13 520 (26,3%), армяне – 256 человек (0,5%). Во всех районах, за исключением тюркоязычного Кубатлинского, курды составляли большинство населения. По данным 1925 г., в Курдистанском уезде имелось 6 районов, 330 поселений, объединенных в 63 сельских совета. Социальная структура населения в значительной степени сохраняла племенной характер, часть курдов продолжала вести полукочевой образ жизни, многие проживали в пещерах и шатрах.

Советская власть способствовала созданию школ с обучением на курдском языке, средних специальных учебных заведений, десятки курдов получили возможность обучаться в ВУЗах СССР, выпускались газеты и журналы на курдском языке, вещало местное радио. В этот период очаги курдской культуры и школы с обучением детей на диалектах курдского языка создавались во всех советских республиках, где были курдские общины: в Азербайджане, Армении, Грузии, Туркмении. И если первые годы советской власти дали большой толчок развитию курдов как самобытного этноса, то в 1930-х гг. картина стала меняться. Республиканские власти стали проводить политику насильственной ассимиляции своих малых народов. В Азербайджанской ССР был взят курс на тюркизацию курдов. С этого времени многие фамилии курдов стали получать окончания “оглы”, “ев”, “ов”, “ян”, “швили”, “дзе” и т.п. Соответственно, и Курдистанский уезд просуществовал сравнительно недолго, будучи упраздненным по решению

VI Всеазербайджанского съезда советов уже 8 апреля 1929 г. Однако курдская автономия в СССР в 1923–1929 гг. вошла в историю курдского национального движения и составила важный сегмент исторической памяти курдов.

В 1930-40-е годы советские курды разделили судьбу многих других репрессированных народов. Большая их часть, главным образом мусульмане, была выселена из мест постоянного проживания в малопригодные для жизни районы Казахстана, Узбекистана и Киргизии. Сохранились лишь поселения курдов-езидов в Армении и Грузии и община курдов в Туркмении.

Предлогом для депортации курдов Закавказья советские власти считали их возможную протурецкую или проиранскую позицию на случай новых войн или вооруженных конфликтов на южном направлении. Сталинисты плохо знали историю, когда во время русско-турецких войн курдские полки под руководством курда-генерала Али-Ашрафа-Ага Шамшадинова проявляли чудеса мужества и героизма в борьбе с турками. Несмотря на насильственные депортации и репрессии во времена СССР, уцелевшие курды также отважно воевали и против гитлеровских захватчиков в годы Великой Отечественной войны, трое из них удостоились высокого звания Героя Советского Союза, тысячи были награждены орденами и медалями.

Начавшаяся после смерти Сталина в 50-х годах прошлого столетия реабилитация невинно пострадавших курдов, к сожалению, не привела к восстановлению исторической справедливости. Подавляющему числу курдов республиканские советские власти так и не дали возможности вернуться к родным очагам. До сих пор имеются курдские общины депортированных курдов в Казахстане, Узбекистане и Киргизии, лишь курдам-езидам удалось сохраниться в Армении, Грузии, свыше сотни тысяч реабилитированных курдов переехали в Россию и стали полноправными гражданами Российской Федерации.

Всячески противились возвращению курдов в Лачин и на прилегающие территории Нагорного Карабаха советские азербайджанские власти, а с распадом СССР национализм стал частью государственной политики нового азербайджанского государства. Азербайджанские курды к тому времени были практически ассимилированы, а изгнанных ранее курдов Красного Курдистана обратно в Нагорный Карабах Баку не пустил.

Примерно такой же позиции по отношению к реабилитированным курдам Лачина стали придерживаться и власти самопровозглашенной Нагорно-Карабахской Республики (Арцах) и правительство Армении. Они считают, что в силу своей мусульманской веры курды могут стать как бы «пятой колонной» в противостоянии Армении с Азербайджаном.

Новая попытка властей Азербайджана силой вернуть контроль за Нагорным Карабахом не оставляет надежд наследникам курдов Красного Курдистана вернуться к могилам предков и родным очагам. В условиях обострения ситуации в регионе и все большего вмешательства Турции в этот конфликт шансы лачинских курдов на восстановление исторической справедливости сводятся к нулю.

Ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН, кандидат исторических наук Иванов Станислав Михайлович

Мнения высказанные в статье могут не совпадать с позицией редакции Riataza

Об авторе

Станислав Иванов

Кандидат исторических наук; ведущий научный сотрудник Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений РАН // Военно-дипломатическая академия; Институт востоковедения РАН

Похожие записи