Аналитики: О перспективах внутрикурдского диалога в Сирии. Часть 2-я

Аналитики: О перспективах внутрикурдского диалога в Сирии. Часть 2-я

А  что с другими этническими группами?

Курды в районах, контролируемых  администрацией Рожавы, не составляют самой многочисленной этнической группы. Этот район характеризуется разнообразным населением, в котором хотя и  преобладают курды и арабы, но есть также другие этнические группы, такие как  ассирийцы, армяне и туркмены.

 

Мудар Хаммад аль-Асаад, глава «политического совета мухафазы Аль-Хасака» и пресс-секретарь “Верховного Совета сирийских племен и кланов”, отметил, что “политический совет мухафазы Аль-Хасака” и «Верховный Совет сирийских племен и кланов  поддерживают любое  внутрисирийское взаимопонимание, способствующее достижению интересов сирийского народа, его территориальной целостности и выполнению соответствующих международных решений.

 

Однако внутрикурдское  сближение происходит в контексте разделения завоеваний региона и устранения с политической сцены его арабской компоненты составляющей около 80%, по словам аль- Асаада .

Он добавил: «Это соглашение подрывает единство сирийских территорий. Кроме того, присутствие Партии демократического союза (PYD) на любом собрании означает присутствие террористической партии, и это способствует демографическим изменениям, что неприемлемо».  По мнению провинциального политика, «решение, которое должно быть применено в Сирии, в районах Аль-Джазиры и Евфрата, — это изгнание всех посторонних», подразумевая  «режим Дамаска, иранские и российские иррегулярные силы, Исламское ДАИШ и PYD».”

 

По мнению аль-Асаада, поиск решения в восточной зоне должен включать налаживание диалога с жителями мухафаз Аль-Хасака, Ракка и Дейр-эз-Зор, чтобы найти соответствующее решение, независимо от каких-либо иностранных повесток дня, подчеркивая необходимость обеспечения консенсуса между всеми жителями региона.

 

Политолог Фирас Аллауи, уроженец провинции Дейр-эз-Зор, считает, что, если соглашение будет заключено между двумя сторонами, это спровоцирует раскол между сирийскими оппозиционными партиями из-за вовлечения в политический процесс SDF,  который находится в конфликтe с традиционными оппозиционными структурами, вовлеченными в политический процесс. Этот раскол может даже привести к выходу «Курдского национального совета» из “сирийской Национальной коалиции” в обмен на возможность вхождения в политический блок, поддерживаемый «Московской платформой», или  переформатирования «Курдского национального совета».

 

Диалогу предшествовали безуспешные попытки достичь соглашения

Первоначальные обсуждения  внутрикурдской проблемы, начиная с ноября 2019 года, включали устранение юридических препятствий для того, чтобы «Курдский национальный совет, союзный  Анкаре(на самом деле КНС близок к ДПК — Барзани -Riataza), в районах, контролируемых SDF, мог открыть  свои  административные и партийные офисы и осуществлял свою политическую, медийную и социальную деятельность без необходимости получения каких-либо предварительных разрешений  от служб безопасности. Кроме того, дискуссии должны были устранить все препятствия для процесса восстановления доверия между всеми политическими и административными субъектами в зонах влияния «автономной администрации».

 

29 мая Мазлум Абди объявил о начале второго этапа  «внутрикурдского диалога», шедшего тогда  достаточно медленно. Затем  была достигнута «предварительная договоренность», как подтвердил член курдского национального совета Фуад Алико,  в беседе с корреспондентом Enab Baladi. Он также отметил, что визит спецпредставителя президента США по Сирии   Джеймса Джеффри  в северо-восточную Сирию произошел 20 сентября после того, как после второго раунда переговоров, было достигнуто соглашение между курдским Национальным советом и Партией демократического союза о «курдском политическом органе», который станет верховной властью в Рожаве .

 

 

У каждого политического соглашения есть предыдущие неудачные попытки.

“Курдский национальный совет» отказался вести переговоры с  ПДС,  ранее сформировавшей «автономную администрацию», закрывшую офисы RYC и арестовал его членов в отсутствии международного посредника для диалога, сообщил член “Национального совета” на исследовательском семинаре, проведенном «Центром стратегических исследований” «Омран» в июле прошлого года.

 

“Демократический союз” и “Национальный совет” пытаются начать переговоры о разделе власти с 2012 года. Они заключили несколько более ранних соглашений, а именно “Hawler 1”, “Hawler 2” и “Duhok.” Однако все эти договоренности провалились.

 

Неудача объясняется несколькими причинами, связанными с политикой национальной и региональной осей, с одной стороны, и личными причинами, связанными с характером самих курдских партий, с другой стороны.

 

Бадр Мулла Рашид, научный сотрудник Центра исследований «Омран» и специалист по курдским делам, подвел на исследовательском семинаре итоги предыдущих попыток диалога между курдскими партиями с 2011 года:

 

-Первой инициативой стало создание в начале 2011 года «партий курдского национального движения», в ходе которого стороны попытались достичь между собой формулы взаимопонимания и общего видения будущего Сирии в соответствии с сложившимися на тот момент обстоятельствами (революция и последовавшее затем угнетение режима).

 

-Конец 2011 года: был создан Курдский национальный совет, а курдский Демократический Союз сформировал совет Западного Курдистана, что привело тем самым к появлению двух политических образований, представляющих курдов, и последующему соперничеству между ними. Эта борьба привела к необходимости заключения соглашения между двумя сторонами, что привело к заключению соглашения “Хавлер-1” в июне 2012 года в Эрбиле, Ирак.

 

Соглашение предусматривало координацию между гражданской администрацией и полевыми  командирами, а также и отмену ношения оружия в городах, что  соответствовало переговорам «Женева-1».

 

После переговоров «Женева-1»  и неспособности выработать соглашение была достигнута еще одна сделка,  в результате которой был сформирован «курдский Верховный комитет» для обеспечения политического представительства и управления регионом, а также координации военных действий и безопасности между сторонами.

 

В результате международных политических колебаний по сирийской ситуации и до проведения переговоров “Женева-2” в конце 2013 года было заключено соглашение “Хавлер-2”, но оно не смогло привлечь обе стороны к координации работы в рамках жизнеспособных  структур. После этого партия «Демократический союз» объявила о создании автономной администрации на севере и востоке Сирии 21 января 2013 года, за день до начала «Женевы-2».

 

С появлением  в середине 2014 года и установления контролем над территориями в Сирии и Ираке, изменением политической карты в Сирии и нападения джихадистов на Айн Аль-Араб (Кобани) было навязано новое соглашение, представленное в соглашении “Дохук”, которое было развитием предыдущей формы. Политические соотношения оказались в некотором роде шире. Пропорциональное стали гораздо четче, чем раньше.

 

Три органа власти были сформированы: автономная администрация, Комитет защиты и политический комитет в конце 2014 года, параллельно с нападением Исламского государства на Айн аль-Араб. После изгнания джихадистов уровень исполнения соглашения снизился.

 

После  начала Турцией операции «Источник мира» 9 октября 2019 года Абди призвал к диалогу между курдскими партиями в попытке, при поддержке США, снизить потери курдов в том, что касается управления Сирией. Вскоре после этого диалог перерос в прямые переговоры между двумя сторонами.

Ebad Baladi    Перевод   RiaTaza.com

Окончание следует.

Об авторе

Похожие записи