Ислам: что арабу «хорошо», то курду «смерть»?

Ислам: что арабу «хорошо», то курду «смерть»?
( Время и мир за пределами Башура. Популярное исламоведение для курдов и Курдистана)

В последнее время в курдском сообществе и на информационных площадках появилось множество высказываний  и статей об исламе и на исламскую тематику. Большинство из них носят характер «критический», и, это скажем прямо, будет очень мягким определением. Налицо – очевидное неприятие ислама, видение  этой религии как враждебной национальному развитию курдов и «обнулившей» этот процесс.  Это и понятно- геноцид Шангала, а также многолетние репрессии против курдов со стороны соседей- единоверцев, вряд ли способствует положительному отношению к этой религии.

Однако не следует сбрасывать со счетов и тот объективный факт, что  абсолютное большинство курдов – мусульмане, и в мусульманском сегменте этого народа представлены практически все направления и течения ислама – сунниты, шииты ( в том числе «крайние»- алевиты и ахль-аль-хакк), а также основные суфийские тарикаты. Кроме того, в отдельных районах исторического Курдистана ( Бакуре, Халабдже и Дохуке (Башур) мы встречаем довольно высокий уровень мусульманской религиозной практики, зачастую выше, чем у соседей – турок и арабов. Из этого вполне логично вытекает суждение, что позиция тотального неприятия роли ислама в национальной истории курдов, равно, как и ее идеализация – это две явные крайности, а нечто вроде истины лежит где-то посередине между ними.

Совершенно бесспорно, что откровение Пророка Мухаммада cобытие мирового значения. Во-первых оно, качественно на несколько порядков изменило жизнь аравийских арабов в V-VI веках. В те времена, живущие в Аравии племена были неразвитыми и дикими, и, при этом находились в окружении высокоцивилизованных государств – Византийской империи и сасанидского Ирана. Бедуины-арабы занимались разбоем и торговлей, часто мало отличающимися друг от друга, в оазисах- земледелием. «Культурная жизнь» отличалась свальным грехом, проведением «поэтических фестивалей» (действительно очень большое число арабов были поэтами, и, Коран, кстати представляет именно стиль арабской поэзии VI –VIIвв.)  и тотальным пьянством, принявшим в Аравии масштабы «социальной угрозы». Как выразился один знакомый арабист, тогдашние арабы  Хиджаза активно баловались пятидесятиградусным напитком из которых десть градусов приходилось на вино из винограда или инжира, а еще сорок – на аравийскую жару. Российский востоковед  начала  прошлого столетия Агафангел Крымский охарактеризовал религиозность доисламских арабов, как своего рода языческий если не атеизм, то, по крайней мере, гностицизм. Поклонение идолам вполне уживалось у тогдашних арабов с мыслью, что Бог, если он есть, никак не влияет на земную жизнь и не вмешивается в нее.

Главным историческим последствием появления ислама для арабов, а позднее и других народов мира стало во-первых формирование всех аспектов общественной и личной жизни на основе религии Единобожия, во-вторых признание истинности более ранних религий, восходящих к Аврааму –Ибрагиму, и главное – признанию  ценности национального, культурного исторического разнообразие народов. «Нет преимущества у араба перед неарабом и наоборот, у белого перед чернокожим и наоборот» — сказал Мухаммад в своей последней хутбе ( проповеди).  «Скажи: «Мы уверовали в Аллаха, в ниспосланное Ибрахиму ( Аврааму), Исмаилу (Измаилу), Исхаку (Исааку), Йакубу (Иакову)  и коленам (двенадцати сыновьям Йакуба) и в дарованное Мусе ( Моисею) Исе ( Иисусу), и пророкам от их Господа. Мы не делаем различий между ними, и Ему одному мы поклоняемся» ( Коран 3: 84). «О Люди! Воистину Мы создали вас от мужчины и женщины, народами и племенами, чтобы вы узнавали друг друга»  (Коран 49:13).

При жизни Пророка исламское общество было построено прежде всего в Медине, а потом и Мекке. При его преемниках, «праведных халифах» Абу Бакре и Умаре, новое государство, на несколько порядков более развитое и современное для той эпохи было построено на всей, практически территории Аравии.

При халифе Умаре 634-644 гг. началась активная экспансия арабов-мусульман на территории принадлежавшие Византии (Палестина, Египет) и Персии (в том числе Месопотамию и исторический Курдистан). По природе своей это были , безусловно, захватнические войны c экономической подоплекой, в идейной оболочке религии ислама. Это ни хорошо, ни плохо – это данность для всей истории человечества и любой религии. В них всех, начиная от христианства, и кончая буддизмом одновременно можно найти, как обоснования мира и пацифизма, так и войны с насилием. Ведь недаром подсчитано, что на всю(!) историю человечества приходится только около 350 абсолютно мирных лет.

В завоевании иранских и курдских земель арабами-мусульманами следует отметить вот что. Первый этап их, безусловно, был исключительно суровым. Горели города, людей уводили в рабство. Но из этого не следует, что Персия и исторический Курдистан были обращены в ислам исключительно мечом. Довольно быстро не очень пока  развитые в цивилизационном отношении арабы оценили культуру, богатства и развитую экономику этих земель и прекратили тотальные репрессии. Да, малая часть персов и курдов перешла в ислам сразу и, скажем правду, не совсем по доброй воле. Особенно в самом начале завоеваний, а также в моменты сопротивления ему. Ведь тогда перед мятежниками ставилась альтернатива-склониться головой в мусульманском поклоне-суджуде или же лишиться этой самой головы. Большинство же населения, крестьяне и горожане, сохранили свою зороастрийскую веру и получили статус «ахль аль-зимми» ( немусульман, находящихся под покровительством мусульманского государства и платящих ему за это налог, причем достаточно ощутимый для карманов налогоплательщиков).

Надо сказать, что переход покоренных иранских народов ( в том числе и их элиты) в ислам в первые два столетия после завоевания сдерживали… сами же арабы-мусульмане. Ведь принятие ислама для иранской элиты означало уравнивание ее в правах с арабами-мусульманами, в том числе в праве на долю в «общественном продукте» (преимущественно состоявшим из военных трофеев),  а активная исламизация большинства населения имела бы своим последствием резкое сужение «налогооблагаемой базы».

Кроме того, несмотря на волну насилия на первом этапе завоеваний, именно на завоеванных землях индо-иранского, сиро-палестинского региона  и позднее Испании в результате своеобразного синтеза культур была подготовлена почва для «исламского ренессанса» IX-XII столетий. И видными фигурами этого процесса были также и люди курдского происхождения. А ведь процентов на 90% именно благодаря «исламскому ренессансу» для человечества было сохранено научное и культурное наследие  греко-римской цивилизации в Европе, а также Ирана и Индии.

Могут возразить «ну если ислам такой хороший и позитивный», тогда почему мы в XII  веке видим «ренессанс», а в XXI веке – ваххабизм, аль- Каеду и ДАИШ со всеми их «прелестями», включая явления геноцида и внесудебные расправы и казни?

Этому есть два объяснения. Во-первых, любая религия, не как мистическая связь с вышним, а как явление истории и культуры, развивается и меняется вместе со всем человечеством. И это – явление неизбежное, иначе религия уйдет из исторической жизни. Но сознание религиозного человека не только рационально, но и эмоционально-подсознательно и даже бессознательно (извините за некоторую тавтологию). И на каком-то этапе, особенно больших изменений сознание религиозного человека, вместо того, чтобы принять изменения, напротив, отвергает их, пытается спрятаться в мире догм и исторической традиции, нечто вроде пути «вперед в прошлое». В этом варианте религия в значительной степени  выступает также,  как индикатор национальной идентичности. А все эти факторы в совокупности и формируют то, что называется религиозный, в том числе и исламский фундаментализм, со всеми его характерными чертами.

Второй момент —  в исламе нет вероучительного института наподобие христианской церкви, иудейского кагала или буддийской общины Сангхи. Эта религия сугубо личной веры и сугубо часто личной интерпретации ее положений. А значимость интерпретаций для других верующих напрямую зависит от его социального статуса. Если речь идет о муфтии Саудии – это одно, если о деревенском мулле — это другое.

Общеобязательными для всей мировой уммы являются пять принципов ислама (поклонения) – исповедание веры, молитва, пост, налог-закят и паломничество-хадж, и шесть принципов веры – вера в существование и единство Бога- Творца, ангелов, пророков, признание всех божественных писаний, вера в Судный день (араб- яум уль-кыяма- день предстояния пред Аллахом), предопределение, а также признание обязательными для исполнения всех божественных предписаний и запретов. Ну к этому еще можно добавить избегание ширка ( придания Аллаху сотоварищей в поклонении, проще говоря – дву — и многобожия), считающегося большинством мусульман непростительным грехом. Во всем остальном- в политической, экономической, бытовой и иных культурах между мусульманами существует многообразие. В этом смысле индо-иранский ареал распространения ислама, непохож на тюркский, свои особенности есть у мусульман  Аравии, северной и Центральной Африки и Балкан. Своеобразная мусульманская субкультура формируется в США и странах Запада. То есть в рамках одной религии, может быть представлено либеральное и фундаменталистское, воинственное и пацифистское течение и все это может с полным правом именоваться «исламом», а не какой-то религиозной девиацией, отступлением от него.

Поэтому и отношение к исламу, как представляется, курдам следует сформулировать, избегая крайностей. Нравится это кому-то или нет, но курды и Курдистан принадлежат к мусульманскому миру, более того, геополитически являются его сердцевиной «хартлендом». А то обстоятельство, что, как мы отмечали, в курдской общности представлены все течения этой религии, с одной стороны стимулирует действия по адаптации религии к реалиям общества, с другой –облегчает диалог с ним. Да среди курдов, особенно патриархально- сельского уклада, имеют место явления жесткого и даже жестокого характера, который они считают исламскими, хотя  только считают, и на деле они ( такие, как женское обрезание или «убийства чести» не имеют никаких оснований в мусульманском вероучении и праве). Поэтому неплохо бы местным священнослужителям, вместо броских политпропагандистских деклараций систематически заняться этим вопросом.

Суммируя все написанное: скажу неприязненно-нигилистическое отношение к исламу, является тупиковым путем для курдского народа и курдского дела. Учитывать этот фактор и находить возможности для сосуществования с ним необходимо. Альтернатива – отлет всего 40-милионного народа на Луну, или что-то более реалистичное — основание «Нового Курдистана» в Австралии, США или Латинской Америке. Однако это невозможно в реалиях мира нашего времени.

 Валерий Емельянов ИАЦ «Время и мир» для RiaTaza.com. В статье излоэжено исключительно личное мнение автора, необязательно совпадающее с позицией редакции  RiaTaza.com

В статье изложено исключительно личное мнение автора

Об авторе

Валерий Емельянов

Исполнительный директор информационно-аналитического центра "Время и мир" Образование: МГПИ им. В.И. Ленина; Высшие государственные курсы по вопросам изобретательства и патентно-лицензионной работы.

Похожие записи