Столетие Севра: Перспективы независимого Курдистана

Столетие Севра: Перспективы независимого Курдистана

В августе этого года исполняется сто лет Севрскому договору, подписанному между союзными державами и Османской империей в 1920 году. Договор так и не был ратифицирован, и в 1923 году его заменило Лозаннское соглашение. Историки считают его мертворожденным — «миром иллюзий», по выражению Черчилля. Для курдов и турок, однако, он живет в памяти, хотя и с разных точек зрения. Для курдов этот договор стал первым в истории международным признанием их политических прав, предусмотренных статьями 62, 63 и 64. Для турок же она представляла собой попытку ликвидации империи и раздела Турции иностранными державами.

На протяжении более чем столетия курдские поиски государственности и курдский вопрос, который министр иностранных дел России Сергей Лавров назвал «бомбой» для всего региона, оставались серьезной проблемой для стабильности и безопасности на Ближнем Востоке. Первопричины этого явления восходят, по крайней мере, к расчленению Османской империи с целью создания новой национально-государственной системы, исключающей любое курдское образование. Поскольку постосманский порядок не смог создать стабильный и мирный регион, Дэвид Фромкин назвал его «миром, который положит конец миру», посеяв семена последующих конфликтов в регионе. По существу, англо-французская дипломатия была в центре нестабильности и напряженности на Ближнем Востоке в непосредственный послевоенный период, а их стратегические и экономические споры по Сирии, Мосулу, Курдистану и Турции были главными препятствиями на пути достижения разумного политического устройства для его жителей. Имперские интересы обеих держав доминировали на мирной конференции и противоречили применению Вильсоновской концепции самоопределения на Ближнем Востоке. Это существенно повлияло на будущее Курдистана, предотвратив любое урегулирование курдского вопроса в послевоенный период и приведя к первому систематическому разделу Османского Курдистана между Турцией, Ираком и Сирией.

Перспектива независимости Курдистана много обсуждалась среди британских политиков, в ходе которых были представлены различные, противоречивые предложения и мнения – должен ли будущий Курдистан быть независимым, Федерацией или единым автономным государством, или разделенным между другими новыми государствами. На восприятие британцами курдского вопроса в значительной степени повлияли расхождения в стратегиях и повестках дня, главным образом отраженные в двух школах мышления, исходящих из индийского ведомства и Министерства иностранных дел. Эти конкурирующие тенденции продолжали оказывать влияние на британскую ближневосточную политику в течение некоторого времени. В 1915 году, во время дебатов о будущем османских территорий, индийское ведомство выступило в поддержку урегулирования курдского вопроса. Артур Хирцель, политический секретарь индийского отделения, заявил, что без урегулирования этого вопроса в регионе не будет мира и стабильности. Хирцель полагал, что создание независимого Курдистана будет отвечать британским интересам, как это было в случае с созданием Непала.

Однако под влиянием Марка Сайкса эта идея была отвергнута, и решение курдского вопроса отсутствовало в соглашении Сайкса-Пико с Францией и Россией, которое вместо этого разделило Курдистан между новыми сферами имперского влияния. Однако в конце войны соглашение Сайкса-Пико подверглось резкой критике в британском истеблишменте, где оно считалось устаревшим и несовместимым с новыми событиями, включая четырнадцать пунктов Вильсона и отказ от участия России после большевистской революции.

Что касается пост-Османского урегулирования на Ближнем Востоке, то британскому кабинету министров были представлены различные предложения и корреспонденция, отражающие два основных конкурирующих видения политической карты региона. Первый базировался на этноконфессиональных и географических реалиях, второй — на стратегических и экономических имперских требованиях. Выступая в защиту первого, министр иностранных дел Артур Бальфур заявил, что любой прочный мир должен основываться на желаниях народа и исторических и географических фактах, а не на предполагаемых финансовых и политических выгодах крупных держав.

Таким образом, в послевоенный период Курдистан появился на некоторых предлагаемых картах, отражающих первую категорию.

Рисунок 1: записи индийского офиса и частные документы. Источник: Британская библиотека, Mss Eur F112 / 276, f 102-103

 

Рисунок 2: записи индийского офиса и частные документы. Источник: Британская библиотека, Mss Eur F112 / 276, f 102-103

Недавно открытая карта Т. Е. Лоуренса может служить ярким примером в этом отношении. Он представил ее Восточному комитету в 1918 году, предложив политическую карту Ближнего Востока, разделенную по этно-сектантским линиям, с включением курдского государства в Южном Курдистане. Однако эта идея была отвергнута. Хотя Лоуренс считался проарабским среди британских чиновников, он был против включения Южного Курдистана в состав нового арабского государства Ирак, созданного в 1921 году при короле Фейсале.

Рисунок 3: карта Ближнего Востока Т. Е. Лоуренса на выставке, 11 октября 2005 года. Источник: РИА Новости

В начале Парижской мирной конференции Марк Сайкс, теперь уже изменивший свое мнение относительно курдского вопроса, предложил создать независимое курдское государство с включением в него Мосула, но эта идея была отвергнута министром иностранных дел Франции. Курдские националисты во главе с Шерифом-Пашой настаивали на признании курдского вопроса наравне с требованиями арабов и армян, но он был исключен из повестки Парижской мирной конференции. Однако положение о независимости курдов было впервые предусмотрено в Севрском договоре, но впоследствии отвергнуто турецкими националистами. Вскоре после подписания договора союзные державы поняли, что он непрактичен и нуждается в пересмотре, особенно учитывая позицию Анкары по вопросам Армении и Курдистану.

Что касается Британской империи, то картина была более сложной, поскольку Лондон не проводил последовательной ближневосточной политики, а оставался расколотым между междепартаментским соперничеством. Таким образом, в декабре 1920 года ближневосточный департамент был создан секретарем нового министерства по делам колоний Уинстоном Черчиллем. Таким образом, в начале 1921 года Британия была готова пересмотреть свои планы в отношении Ближнего Востока. На международном уровне Министерство иностранных дел было занято Лондонской конференцией с целью достижения политического решения с другими союзными державами относительно мира с Турцией. С другой стороны, Министерство по делам колоний готовилось к Ближневосточной конференции в Каире, направленной на определение британской политики в мандатных областях в рамках вновь сформированного ближневосточного департамента.

В этом контексте создание курдского буферного государства между арабами и турками стало важным элементом ближневосточной стратегии Черчилля. Однако эта идея встретила противодействие со стороны британских официальных лиц в Багдаде по стратегическим и экономическим соображениям. В январе 1921 года по просьбе Черчилля майор Янг составил контраргумент к докладам Перси Кокса о будущем Месопотамии и Курдистана. Янг рассмотрел политическую позицию Курдистана в свете пересмотра Севрского договора и месопотамского мандата, подчеркнув, что формирование курдского образования в качестве «буферного государства» послужит наилучшим способом борьбы с потенциальными внешними угрозами со стороны кемалистов и большевиков. Очевидно, что взгляды Янга оказали значительное влияние на Черчилля и легли в основу Каирской конференции. В июне 1921 года Черчилль заявил, что Курдистан должен иметь «самоуправление» (как и Трансиордания при Абдалле бен Хуссейне), причем сэр Перси Кокс занимает по отношению к нему ту же позицию, что и Верховный комиссар в Южной Африке по отношению к Родезии. Этого так и не удалось достичь, и вместо этого план был подчинен англо-турецким отношениям после подъема кемалистского движения, с которым англичане подписали новое соглашение в 1923 году в Лозанне.

С этого момента создание независимого Курдистана было признано одной из худших ошибок пост-Османской международной системы, повлекшей за собой ужасные человеческие жертвы в странах, дестабилизированных послевоенным порядком. Вместо этого урегулирование курдского вопроса могло бы стать важным вкладом в обеспечение мира и стабильности на Ближнем Востоке.

 

Автор: Мохаммад Карим

Blogs.lse.ac.uk    —   Перевод Riataza.com

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи