Регионовед Макаренко: Турция и США создали в Сирии зоны оккупации

Регионовед Макаренко: Турция и США создали в Сирии зоны оккупации

О том, какую цель преследуют в Сирии американцы и в чем сложность партнерства России и Турции, рассказал ведущему «Правды.ру» Икбалю Дюрре заведующий кафедрой теории регионоведения МГЛУ Вадим Владимирович Макаренко.

Цель американцев

— Вадим Владимирович, американцы заключили договор с руководством сирийских курдов о добыче нефти и ее реализации. На ваш взгляд, насколько это важное событие и как такое решение может повлиять на дальнейшую судьбу Сирии?

— Это очень существенное решение, потому что в создании этой компании с американской стороны участвуют не случайные люди. В ее названии присутствует слово «дельта», и многие связывают ее со специальными силами, которые есть в армии США.

Главная цель — обеспечить получение средств для администрации курдских районов. Создается финансовая база, и американцы демонстрируют, что не собираются уходить из Заевфратья.

Этот район является оккупационной зоной США. Сегодня США могут оккупировать какую-то территорию значительно меньшим числом сухопутных войск. Они имеют символическое количество военных, но в любой момент могут нанести удары ракетами, самолетами. Поэтому спорить там с ними не приходится. Они говорят, что этот район оккупирован и не будет подчиняться правительству Башара Асада. Башар Асад оттуда не получит ни барреля нефти в пользу восстановления Сирии. Этот шаг по логике совпадает с законом Цезаря, который был подписан давно, а вступил в силу 17 июня. Общая идея состоит в том, чтобы отрезать правительство Башара Асада от любых источников получения средств для восстановления тех районов, в которых правительство осуществляет свои полномочия.

— Это означает, что США решили со своей стороны разделить Сирию или они думают, что таким образом помогут Сирии найти новую форму управления для совместного существования?

— В данном случае США не хотят делить Сирию так, чтобы возникло три субъекта:

  • курдский — Заевфратье;
  • субъект, который бы образовался на территории основной части, где Дамаск и правительство Башара Асада;
  • на севере, который контролируют турки.

Сейчас они очень сильно разделены, потому что фактически население не подчиняется правительству, не платят налогов. Там уже начинается хождение другой валюты.

Но США не ставят задачу именно разделить страну, потому что они хотят использовать эти позиции как плацдарм, чтобы выдавить Башара Асада с основной территории и привести к тому, что вся Сирия будет преобразована на антиасадовских позициях. Будет делаться все, чтобы там возникали протесты, выступления, недовольства. Сейчас Сирия находится в очень тяжелом экономическом положении, валюта девальвируется. США рассчитывают, что в результате этой политики произойдет что-то на территории, которая сейчас контролируется правительством Башара Асада, и оно уступит эту территорию. То есть цель США не раздел, но создание плацдармов внутри Сирии, с которых будет осуществляться давление на правительственные территории.

Сложное сотрудничество

— Идут совместные патрулирования территории Россией и Турцией. Но террористы часто атакуют российских военных и турецких. Из-за этого на днях было принято решение вообще прекратить совместные патрулирования. Каким вы видите российско-турецкое сотрудничество в сирийском направлении?

— Это очень сложное сотрудничество, потому что мы партнеры ad hoc (по случаю). Мы попутчики в этой проблеме и в значительной степени зависим от Турции, потому что она контролирует черноморские проливы.

Турция для нас ключевой партнер, без нее нам гораздо сложнее обеспечивать логистически нашу группировку. С этой точки зрения у нас неравное партнерство в пользу Турции.

Отсюда спонтанные выпады Эрдогана, которые потом надо как-то встраивать в контекст отношений. Возникают серьезные сложности, потому что Турция ведет себя, часто не считаясь с нашей позицией. Потому что мы поддерживаем правительство Башара Асада, а Турция выступает за его отстранение.

На территориях, которые заняты Турцией, уже работают альтернативные правительственные структуры для Сирии. В данном случае мы имеем большие проблемы, их очень сложно решать, потому что где-то у нас совпадают позиции, а где-то нет. Я отдаю должное умениям дипломатов, которые поддерживают партнерские отношения между нашими странами, хотя это очень сложно. Турция решает свою задачу, которая не совпадает с нашей. Хотя у нас есть общие рамки. Например, представление о том, что территория Сирии должна остаться целой. А дальше идут расхождения. Турция использует север Сирии, чтобы:

1. Решить антикурдскую задачу:

  • отодвинуть курдов от границы,
  • не допустить создания там курдской автономии.

2. Создать плацдарм, население которого:

  • настроено протурецки и против Башара Асада;
  • начинает уже использовать турецкую лиру и полностью подключается к турецкой экономике.

Турция фактически создала зоны оккупации, которые приобрели определенную устойчивость. Американская зона оккупации приобретает устойчивость и долговременность, и турецкая зона оккупации приобретает устойчивость. С этой точки зрения мы видим три компонента в Сирии. Возникает вопрос, как их оставить интегрированными, чтобы они не на словах, а на деле были объединены в единую систему.

Еще есть сложности с Идлибом, но он в значительной степени контролируется Турцией. В Идлибе почти три миллиона человек, очень мощное ядро, которое находится в стратегически важном для Сирии месте, потому что в любой момент из этого ядра можно разрезать Сирию на кусочки.

Беседовал Икбаль Дюрре

К публикации подготовила Марина Севастьянова


https://www.pravda.ru/politics/1522517-siriya_turciya_ssha/

Источник записи:https://www.pravda.ru/politics/1522517-siriya_turciya_ssha/

Об авторе

Похожие записи