Дали подзарядку: США ведут Ирак к отказу от иранского электричества

Дали подзарядку: США ведут Ирак к отказу от иранского электричества

Вашингтон «помогает» Багдаду налаживать деловые контакты со странами региона и американскими подрядчиками

Кирилл Сенин


Соединенные Штаты и Ирак, несмотря на разногласия в некоторых сферах, продолжают налаживать диалог. Одна из ключевых областей для сотрудничества — энергетика: на прошлой неделе иракское министерство нефти заключило с американскими компаниями контракты на $8 млрд. При этом в Белом доме ждут от Багдада своеобразную ответную услугу — отказа Ирака от поставок электроэнергии из Ирана, что приведет к усилению прессинга на Тегеран. Об иракском и других векторах энергетической политики США на Ближнем Востоке — в материале «Известий».

Меморандумы о взаимопонимании и энергетические контракты с полудюжиной американских компаний на общую сумму $8 млрд — таков основной фактический итог состоявшегося на прошлой неделе первого визита иракского премьер-министра Мустафы аль-Каземи в США. Помимо встреч с руководством Госдепа и минэнерго, глава иракского правительства, который занял этот пост всего три месяца назад, был принят и президентом Дональдом Трампом.

Стратегия в диалоге

Современные отношения двух стран — в период после свержения и убийства Саддама Хусейна — не всегда развивались гладко. В последнее время серьезными раздражителями в них были, например, спорные вопросы, связанные с выводом войск США из страны, а также американская спецоперация, в результате которой в Ираке в январе был уничтожен иранский генерал Касем Сулеймани.

президент Дональд Трамп, вице-президент США Майк Пенс, госсекретарь США Майк Помпео
Слева направо: президент Дональд Трамп, вице-президент США Майк Пенс, госсекретарь США Майк ПомпеоФото: Global Look Press/Keystone Press Agency

Впрочем, уже в июне госсекретарь Майк Помпео объявил о том, что Вашингтон и Багдад переходят к «стратегическому диалогу», в рамках которого намерены налаживать сотрудничество во всех представляющих взаимный интерес сферах — экономике, безопасности, культуре и энергетике. Именно энергетическая часть этого формата получила сейчас вполне конкретные очертания.

В ходе встреч, организованных по линии дипломатических ведомств, стороны обсудили «усилия Ирака по увеличению собственного производства электричества и газа, сокращению объемов газа, сжигаемого на факелах, а также проведению реформ на энергетическом рынке», сообщили в Госдепартаменте. «Правительства двух стран планируют в скором времени провести заседание совместного координационного комитета по энергетике, чтобы более детально обсудить эти темы», — добавили в американском внешнеполитическом ведомстве.

Контракты на $8 млрд

О более осязаемых итогах переговоров отчиталось американское минэнерго. По сообщению ведомства, Ирак заключил серию контрактов с грандами американского бизнеса — General Electric, Honeywell, Stellar Energy, Baker Hughes и Chevron. В частности, соглашение с Honeywell предусматривает сотрудничество по газовому проекту ар-Ратави, Baker Hughes обеспечит поставку оборудования и услуг для разработки нефтяных полей и поможет организовать рациональное использование попутного природного газа, который сейчас сжигается на факелах. В еще более масштабном проекте будет занята GE. Компания подписала с иракским министерством электроэнергии три соглашения — в частности, на обслуживание и модернизацию существующих сетей и двух электростанций, а также на повышение надежности и мощности энергосетей страны и улучшение их возможностей для привязки к системам соседних стран.

Итоги переговоров смотрятся вполне выигрышно для Трампа, который рассчитывает на второй срок в Белом доме по итогам ноябрьских выборов: американский бизнес получает новые подряды, что чрезвычайно актуально в период экономического спада, спровоцированного обвалом цен на нефть и эпидемией коронавируса. При этом одновременно администрация США решает и важную внешнеполитическую задачу — продолжает оказывать давление на Иран.

Именно исламская республика сейчас является главным поставщиком потребляемой в Ираке электроэнергии, и как раз вопросам выработки и закупок электричества Багдадом была посвящена заметная часть «энергетического» диалога в Вашингтоне. Экспорт электричества из Ирана в Ирак стал возможен благодаря тому, что США вывели Багдад из-под действия введенных против Тегерана санкций. Впрочем, «недавно заключенный между Ираном и Ираком контракт на поставки электроэнергии до конца 2021 года США категорически не устроил», напоминает портал Neftegaz.ru.

граница между Ираком и Ираном
Фото: REUTERS/Thaier Al-Sudani

Сейчас это недовольство американская сторона сформулировала более понятно и представила в виде других бизнес-моделей, которые позволяют Багдаду обратиться к другим, более лояльно настроенным к Соединенным Штатам поставщикам — а заодно лишить Тегеран еще одного источника заработка.

Помимо модернизации собственных генерирующих мощностей, Ирак сейчас рассматривает возможность подключения своих электросетей к энергосистеме Саудовской Аравии — притом что две страны, мягко говоря, не дружили как минимум последние лет 30. Австралийская деловая The Market Herald назвала подобные планы, которые активно поддерживают США, «энергетическим примирением» на фоне «стремления Багдада к снижению зависимости от иранского газа и электричества».

Недавно Эр-Рияд и Багдад начали переговоры по возможным инвестициям в проект в ар-Ратави (он оценивается в $2,2 млрд), реализация которого позволит «перенаправить на генерацию электроэнергии значительные объемы природного газа», который в Ираке сейчас сжигается на факелах, пишет The Wall Street Journal со ссылкой на иракских и саудовских чиновников. Саудовская сторона также изучает возможность совместных с Ираком инвестиций в проекты по возобновляемой энергетике в королевстве.

Пока, впрочем, проекты по диверсификации поставок электроэнергии остаются лишь планами — соглашение о поставках с Ираном, подписанное уже правительством — аль-Каземи, рассчитано на два года, половина указанной в нем суммы (контракт оценивается примерно в $800 млн) уже выплачена, да и иракский вице-премьер Али Алауи давал понять, что страна сможет начать процесс отказа от электричества из Ирана не раньше будущего года.

Конфликты с поставщиком грозят еще более частыми перебоями с подачей электроэнергии потребителям — а таких инцидентов в Ираке и сейчас немало, в том числе из-за обветшания распределительных сетей и инфраструктуры. Наряду с другими проблемами это отнюдь не помогает снимать социальную напряженность, вызванную еще добрым десятком факторов. Отсутствие резких шагов кабинета аль-Каземи в отношении Тегерана объясняется и политическими соображениями: Иран поддерживает тесные связи с иракскими шиитами и курдами, и новый повод для протестов с их стороны Багдаду сейчас совсем не нужен.

Страна с новым функционалом

Нынешняя попытка американских энергетических компаний начать работать в Ираке выглядит несколько запоздало — с учетом того, что инициированное Соединенными Штатами вторжение в страну, которое привело к свержению Саддама Хусейна, началось в марте 2003-го. Как отмечает S&P Global, из всех американских корпораций «значимую роль в иракском энергетическом секторе пока играет только Exxon Mobil — оператор гигантского месторождения Западная Курна-1 на юге Ирака и партнер норвежской DNO по разработке месторождения Баешика в полуавтономном курдском регионе на севере».

Присутствуют в Ираке также нефтесервисная Halliburton (председатель совета директоров там был Дик Чейни — до того, как на период с 2001 по 2009 год занял пост вице-президента США) и GE (в 2018-м она подписала соглашение о принципах сотрудничества с министерством электроэнергии, в рамках которого планировалось почти вдвое, на 14 гигаватт увеличить производство электричества в стране).

Exxon Mobil
Фото: Global Look Press/Alexander Pohl

Однако в целом в Ираке вообще и в Иракском Курдистане в частности «доминируют европейские и азиатские компании» — в том числе ВР, китайская CNPC, российский «Лукойл» и Eni (Италия). Когда США и президент Джордж Буш – младший в 2003 году организовали вторжение в Ирак, многие полагали, что главная цель кампании — получение контроля над углеводородами. На практике, однако, этого не произошло.

В то же время, напоминает эксперт Финансового университета при правительстве РФ Игорь Юшков, «выдвигались версии о том, что вторжение США, которое привело к разрушению нефтегазовой отрасли, сокращению добычи и спаду экспорта нефти из Ирака, имело цель создать дефицит на мировом рынке нефти и добиться роста цен — это было бы сложнее переживать Китаю, который на глобальной арене воспринимался как глобальный политический и экономический конкурент США». Это явно было бы на руку добывающим компаниям в Соединенных Штатах, которые и так были крупным производителем, а после сланцевой революции превратились в одного из мировых лидеров.

Сейчас же наблюдается «определенная деполитизация энергетики Ирака», а США перестали воспринимать страну как значимый инструмент давления на мировую конъюнктуру и поэтому позволяют американским компаниям там работать, отметил Юшков в беседе с «Известиями». Американский президент в целом «продвигает бизнес-логику в политике, доказывая, что все союзники должны обеспечивать получение Соединенными Штатами прибыли, иначе в этом союзничестве нет смысла», добавил он. «Трамп открыто это говорит тем же европейцам: почему вы покупаете газ у врага НАТО — России, покупайте наш «правильный» американский СПГ, — подчеркнул эксперт Финансового университета. — Возможно, то же самое они продвигают и в Ираке: мол, мы столько вложили и потеряли в Ираке, что сейчас должны получить какую-то отдачу. В этом плане подобные сделки вполне логичны для администрации Трампа».

«Расслабляться никому не стоит»

С развитием нефтяной отрасли в США, прежде всего добычи сланцевой нефти, изменился сам подход Вашингтона к энергодиалогу с другими странами. «Раньше многие ближневосточные страны — Кувейт, Саудовская Аравия — считали, что с ними ничего не может произойти, потому что Соединенным Штатам нужна безопасность, потому что они являются крупными поставщиками энергоресурсов в США, такой ресурсной кладовой Вашингтона. Однако теперь они стали конкурентами США на мировом рынке», — отмечает Юшков. Логика здесь проста: чем меньше добыча у конкурентов, тем выше цены и тем активнее развиваются американские сланцевые проекты. «Те же контракты с Ираком исходят из того, что потребление будет расти. При этом США будут убирать абсолютно всех производителей нефти и газа с мирового рынка», — добавляет он.

нефть
Фото: REUTERS/Essam Al-Sudani

Разница лишь в том, что против одних стран, например Венесуэлы, Ирана или России, «идеологически удобно обосновать давление»: они «нарушители, ось зла и так далее». Для атаки на других «аргументы в пользу того, почему их надо убирать с рынка углеводородов, подобрать пока сложнее». Тем не менее, подчеркивает Игорь Юшков, США «всё равно начнут оказывать давление и на ближневосточных, и на африканских производителей». «Этим странам нужно понимать, что если раньше они были нужны США, то теперь они их конкуренты, — добавил он. — Ни Ираку, ни Саудовской Аравии, ни кому-то еще расслабляться не стоит».

Источник записи:https://iz.ru/1052208/kirill-senin/dali-podzariadku-ssha-vedut-irak-k-otkazu-ot-iranskogo-elektrichestva

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи