Bianet: В чьих интересах исключение курдов из Женевского процесса?

Bianet: В чьих интересах исключение курдов из Женевского процесса?

Сегодня важнейшая задача – сформулировать после десятилетия конфликта и в условиях глубокого раскола и недоверия, своеобразный основополагающий акт, общественный договор для сирийцев», — говорит Гейр Педерсен, специальный посланник ООН по Сирии в преддверии третьей сессии Конституционного комитета 24 августа.

Делегация из 150 человек, состоящая из 50 представителей режима Асада, 50 представителей сирийских оппозиционных групп и 50 представителей неправительственных организаций, соберется в Женеве в заранее определенном формате. Ожидается, что обсуждение завершится отбором группы из 45 человек, которой будет поручено разработать новую конституцию Сирии.

Педерсен подчеркивает «реальную необходимость конструктивной дипломатии между ключевыми международными игроками» и выражает надежду, что возможности для прямых контактов позволят им преодолеть существующие значительные пробелы.

Однако Сирийский демократический совет (СДС), в основном многонациональная социально-политическая коалиция курдских общин и арабских племен, осуществляющая гегемонию над более чем 2 — миллионным населением Северо-Восточной Сирии и уже контролирующая треть территории страны, включая районы нефтедобычи, крупную плотину и ирригационную систему, а также ответственная за заключение в тюрьму военнопленных террористической группировки ДАИШ (запрещена в РФ) и их семей, исключен из переговоров из-за ошеломляющего оппозицией турецкого режима одного человека.

Турция с 2014 года воспринимает расширенную гегемонию Партии Демократического союза [Partiya Yekîtiya Demokrat (PYD)] в контролируемых курдами районах Сирии вдоль ее южных границ как «угрозу национальной безопасности». Под этим предлогом Турция дважды вторгалась и оккупировала два крупных курдских города, Африн и Сарекани, соответственно в 2018 и 2019 годах, насильственно выселив из своих домов не менее 300 тысяч курдов и перераспределив их имущество между союзными Анкаре наемниками-джихадистами.

Северо-восточная Сирия, названая курдами «Рожава» (Западный Курдистан), после вывода сил Дамаска в 2013-14 годах для развертывания на Западном фронте для борьбы с джихадистским восстанием, попала под оккупацию ДАИШ. Регион был окончательно освобожден под руководством Партии демократического единства (PYD) вооруженным сопротивлением Отрядов народной защиты (YPG) и женских отрядов защиты (YPJ), сформированных из вооруженной молодежи и женщин северо-восточной Сирии, включая арабов и армян, а также курдов. Устойчивая оборона курдских городов от осады ДАИШ, их освобождение и в конечном итоге создание автономных местных органов самоуправления, вдохновленных учениями заключенного лидера РПК Оджалана, всегда вызывали в Турции досадные чувства.

Турецкие курды во время нападений ДАИШ на северо-востоке Сирии в 2014 году начали тяжелую кампанию, вышли на улицы и заполнили пограничные районы, чтобы заставить турецкое правительство начать войну с джихадистами, поскольку Анкара заявила о себе как о части международного альянса по борьбе с терроризмом Однако президент Турции Эрдоган, даже не пошевелив пальцем, чтобы остановить террористов ИГИЛ, одновременно еще больше высмеял опасения курдов за своих соплеменников по другую сторону границы, и объявил о скором падении Кобане перед лицом ДАИШ, что вызвало дальнейшую агитацию.

Демонстрации приняли массовые масштабы в курдских провинциях, и беспорядки достигли пика 6-7 октября 2014 года, когда проправительственные военизированные формирования присоединились к уличным боям вместе с силами безопасности против курдских протестующих на улицах. Волна протеста пошла на убыль, когда ДАИШ пришлось снять осаду Кобане под ударами американской авиации и перед лицом ожесточенного курдского сопротивления в этом городе. По меньшей мере 50 человек, в основном курдские протестующие, погибли во время беспорядков 6-7 октября, и кровавая бойня до сих пор не расследована.

С тех пор «революция в Рожаве», охватившая местные курдские и арабские общины по другую сторону длинных южных границ Турции с Сирией, стала главной заботой Анкары. Эрдоган и турецкая военная элита одержимы глубоким скептицизмом по поводу того, что автономные самоуправления Рожавы («кантоны») только лишь обеспечат тыл курдскому повстанческому движению внутри Турции и обозначат PYD и YPG как «террористические организации». Таким образом, исключение курдского самоуправления в Сирии из международных платформ и его окончательное уничтожение стало приоритетом Турции в оборонной и внешней политике.

Бассам Сакер, представитель СДС в Вашингтоне, критикует их исключение на предстоящем заседании Конституционного комитета в Женеве, называя это большой ошибкой.

«Противоречие в требованиях как сирийского правительства, так и оппозиции показывает отсутствие реальных намерений внести изменения в переговорный процесс, что может привести к провалу Женевских переговоров». – считает он. — Турция пытается навязать свое господство в регионе, чтобы осуществить свою мечту по возрождению Османской империи».

Говоря о политике Турции в регионе, Сакер указал на стратегию Москвы, основанную на подрыве и ограничении турецкой роли в Сирии. Россия уже сократила до минимума удерживаемые Турцией районы без какой-либо реакции Эрдогана.

Действительно, министр иностранных дел России Сергей Лавров с самого начала неоднократно указывал на негативное влияние настойчивых требований Турции об исключении курдов из переговоров по итогам Женевского процесса. «Без этой стороны, без этого участника переговоры не могут достичь тех результатов, которых мы хотим, окончательного политического урегулирования в Сирии», — заявил Лавров журналистам на своей главной ежегодной пресс-конференции в 2016 году. При этом он гарантировал, что Россия не будет «накладывать вето» на переговоры.

По мнению критиков, состав Конституционного комитета диаметрально противоположен тому дискурсу, которым обосновано его создание. Критики говорят, что он не является ни сбалансированным, ни инклюзивным, исключает голоса более крупных курдских группировок в восточной Сирии и в значительной степени большинство сирийцев из этого процесса. Таким образом, наложив вето на участие других сторон, Асаду и поддерживаемым Турцией оппозиционным группам предоставлено большее пространство для маневра.

Во время инициирования Конституционного комитета пресс-секретарь Сирийских демократических сил «(SDF) — объединенная оборона Роджавы» — Мустафа Бали предупредил: «ООН должна знать, что наличие в Конституционном комитете пары курдов из северо-восточной Сирии, которые находящихся в союзе с Дамаском или оппозицией, не означает, что курды реально представлены в нем».

«Турция наложила вето на представительство сирийских курдов в сирийском конституционном комитете ООН. — добавляет Бассам Исхак из СДС. -Немногие сирийские курды и сирийцы [христиане] избраны его членами от сирийской оппозиции».

Однако посол Джеймс Джеффри, специальный представитель США по Сирии, в ответ на вопросы во время телеконференции от группы турецких журналистов, похоже, заставил про-эрдогановские СМИ поднять брови, что США, возможно, рассматривают возможность дать зеленый свет для своего рода участия SDC в женевском процессе.

Джеффри в ходе предыдущей телеконференции с американскими СМИ неделей ранее был задан американскими журналистами вопрос , есть ли у него «средство для включения представителей людей из этого района [Северо-Восточной Сирии] в Конституционный комитет или обсуждения будущего Сирии?». Специальный посланник США ответил:» […] автономная администрация […] — это то, что создали люди северо-восточной Сирии, в основном для управления территорией, которая была оставлена режимом Асада, когда здесь в 2013-2014 году начала распространяться ДАИШ. Мы ищем способы обеспечить, чтобы Конституционный комитет и этот процесс отражали волю всех сирийских граждан, включая жителей северо-востока страны».

Джеффри должен был ответить на тот же вопрос в среду во время телемоста с турецкими СМИ, сообщает турецкая служба Deutsche Welle. Ответ спецпредставителя США, бывшего посла США в Анкаре, был очень тщательно подобран для турецкой среды: «Члены сирийского конституционного комитета, участники переговоров, отбираются со всей страны. Участие не основано на конкретной организационной структуре», — сказал Джеффри.

Его пренебрежение «участием, основанным на организационной структуре», дипломатически подразумевает, что участие СДС в конституционном комитете не подлежит сомнению, но все же и некоторое участие северо-востока может быть рассмотрено. Это – намек на некоторых курдских деятелей, близкие к консервативному курдскому национальному совету (ENKS), учитывая их близость к сирийской оппозиции и их дистанцию от SDC. Анкара также могла бы приветствовать эту возможность вбить клин между враждующими курдскими группировками в Рожаве.

Действительно, США, Россия, Франция и многие другие крупные державы, входящие в Совет Безопасности ООН, сотрудничают, ведут переговоры и заключают различные коммерческие и военные соглашения с СДс с момента его рождения. Поэтому может показаться чрезмерным упрощением связывать исключение СДС из Женевской конференции и конституционного комитета только с контрлоббистскими усилиями Турции.

Крупные державы извлекли выгоду из партнерства СДС в борьбе с ДАИШ, в свою очередь, за огромные человеческие потери курдов. Ведь СДС-единственная политическая сила за пределами контролируемых Дамаском районов, которая смогла положить конец гражданской войне и обеспечить мирные условия для жителей. «Совет» предстает как единственное политическое образование на Ближнем Востоке, основанное на светском управлении и принципе многоконфессиональности, а Рожава – единственный клочок земли на Ближнем Востоке, где женщины пользуются де-факто, а также де-юре свободой от мужского доминирования и могут защитить его с помощью сил обороны.

Таким образом, СДС однозначно соответствует требованиям, установленным в качестве основы соглашения для конституционного комитета, который призывает стороны «уважать Устав ООН, а также суверенитет, единство, независимость и целостность Сирии, а также руководимый Дамаском и определяемый им характер этого процесса». Именно поэтому исключение СДС — единственного подлинно сирийского элемента, являющимся краеугольным камнем камень как территориальной целостности Сирии, так и свободы ее народов и их вероисповеданий, из конституционного комитета неизбежно привело бы к краху Женевского процесса, как и предвидел министр иностранных дел России Лавров.

И все же, если все крупные державы, несмотря на все эти исторические и политические зацепки, сходятся на исключении одного из ключевых элементов из Женевских переговоров по долгосрочному урегулированию в Сирии, то это означает, все стороны извлекают выгоду из затянувшегося конфликта. Получается, Женевский процесс без курдов, то есть Сирия без мира, идет на пользу всем, а не только Анкаре.

Автор Эргрюль Курутджу

Bianet  —  Перевод Ria Taza.com

 В статье выражено исключительно авторское видение ситуации.

 

Об авторе

RIATAZA

Информационный сайт о курдах и Курдистане; Администрация сайта приглашает к сотрудничеству всех заинтересованных лиц, создайте свой блог на RIATAZA, за подробностями обращайтесь по адресу info@riataza.com

Похожие записи