Британо-курдский юрист-международник «Севрский договор»: принцип самоопределения и курды

Британо-курдский юрист-международник  «Севрский договор»:  принцип самоопределения и курды

Введение

10 августа 1920 года, ровно сто лет назад, политическая судьба курдской нации вместе с ее территорией, Курдистаном, вновь стала актуальным вопросом после того, как союзные державы, после первой мировой войны  заявили о своей заинтересованности в  реализации прав  народов на самоопределение . Президент  США Вильсон писал в своих «Четырнадцати пунктах за мир во всем мире в январе 1918 года: «турецким частям нынешней Османской империи должно быть гарантировано обеспечение  суверенитета, но другим национальностям, ныне находящимся   под управлением Турции, должна быть гарантирована несомненная безопасность жизни и беспрепятственная возможность автономного развития.

9 ноября 1918 года в совместной декларации Англия и Франция обещали «полное и окончательное освобождение народов», которые долгое время угнетались турками,  путем создания  «местных правительств и администраций». Эти  установки должны быть реализованы, когда нации «по своей собственной воле» будут действовать на основе «принципов самоопределения».

Однако в соответствии с мирными договорами границы некоторых территории были делимитированы без консультаций с их населением. В отличие от этого, прорисовка границ государств в Европе проходила в основном по национальным линиям. Таким образом, самоопределение через  государственный суверенитет на практике является «евроцентристской концепцией, тогда как на Ближнем Востоке самоопределение означает самоуправление, а не международно -признанную государственность. Результатом этого явилось недопустимое разнообразие вариантов самоопределения  в различных регионах, затронутых войной, сохраняющееся и по сей день,  и  получается так, что государственность одних народов менее легитимна, чем государственность других.

К 1920 году самоопределение осуществлялось только внутри государств, где меньшинства имели право на сохранение своей самобытности посредством гарантированных языковых, культурных и религиозных прав, но не обладали полным суверенитетом. Права меньшинств были включены в пакт Лиги Наций,  отступившего от исключительности принципа суверенного самоопределения.  Но принцип «автономного»  самоопределения вообще не рассматривался в Пакте Лиги Наций. Вместо этого была создана  мандатная система, по  которой «народы, еще не способные постоять за себя», были вверены покровительствам «передовых наций (ст 22). Таким образом,   принцип «суверенного» самоопределения после войны стал применимым лишь к некоторым,  «избранным» и основанным на расовых, религиозных и культурных критериях.

Севрский договор (1920): национальное самоопределение в пределах возможного

Со времени заключения Зухабского  (Каср-э Ширинского договора), заключенного в 1639 году и интегрировавшего  регион Курдистана в Османскую и Персидскую империи, курды активно стремились создать независимое  государство Курдистан. Тайное соглашение «Сайкс-Пико» (15-16 мая 1916 г.) ] между Англией, Францией и царской Россией «нарезало» новые границы для народов Ближнего Востока, хотя эти границы не были признаны ни Соединенными Штатами, ни большевиками. В результате этой сделки Курдистан был бы разделен на британскую, французскую и русскую зоны, а также персидскую сферу влияния. После  поражения  России и  ее отказа от всех ее притязаний, а также в соответствии с соглашением от 23 декабря 1917 года между Францией и Великобританией, Курдистан был отнесен к «английской» зоне влияния.

После Первой мировой войны, на  конференции министров  23 февраля 1920 года, Франция предложила  «раздел Курдистана между англичанами и французами … и создание федеральной  единицы. Из-за отсутствия единой позиции в британском правительстве лорд Керзон, председательствовавший на конференции, объявил об  Великобритании из Курдистана, считая, что это проложит  путь к тому, чтобы Курдистан «превратился бы  в автономное государство, а турки  ушли из «всех курдских районов». Конференция заявила, что «окончательное решение о будущем Курдистана будет зависеть от завершения [Парижской] мирной конференции.Османская империя подписала  также   Севрский договор, ставший  результатом этой конференции, 10 августа 1920 года.

Статья 62 договора (раздел III, Курдистан) уполномочивала комиссию из британских, французских, итальянских, персидских и курдских представителей определять любые изменения контуров региона,  в пределах   османских границ.   Другой комиссии, состоявшей  из делегации британских, французских и итальянских официальных лиц, разработать в течение шести месяцев «схему местной автономии для преимущественно курдских районов, лежащих к востоку от Евфрата, к югу от южной границы Армении … и к северу от границы Турции с Сирией и Месопотамией ..». В статье 63 Турция соглашалась «принять и выполнить решения обеих комиссий … в течение трех месяцев».

В соответствии со статьей 64 в течение одного года со дня вступления договора в силу, при желании и согласии совета Лиги Наций курды могли бы добиться «независимости от Турции»  через референдум. И после отказа Турции от «всех прав и титулов на эти территории» курды в мосульском вилайете «(Южный Курдистан) могли «присоединиться» к «независимому курдскому государству».

Договор также требовал, чтобы Турция отказалась «от всех прав сюзеренитета или юрисдикции любого рода над мусульманами,  находящимися  под суверенитетом или протекторатом любого другого государства. При этом, однако, несмотря на мощные  националистические движения, курды Восточного Курдистана (Персии) не рассматривались кандидатами на самоопределение.  Британия уважала территориальную целостность Персии (позже Ирана) в соответствии с англо-персидским договором от 9 августа 1919 года, тем самым подрывая любые шансы на «объединенный Курдиста» и охраняя значительную британскую власть над персидскими землями, таможнями и нефтяными ресурсами.

Курдские районы, указанные в договоре, не включали всех курдов региона, так как он договор не  касался  курдских территорий в Сирии или Армении.  Кроме того, непрочное правительство в Стамбуле не могло исполнить  положения договора. Турецкие националисты согласились, что три курдских санджака в Северном Курдистане должны путем всенародного голосования определить свой статус, «если это необходимо». В письме к турецкому правительству от 12 марта 1921 года Британия  отказалась от своих прежних призывов свой прежний призыв к созданию «независимого курдского государства», указав, что  «в отношении Курдистана союзники будут готовы рассмотреть вопрос об изменении условий договора … в соответствии с  текущими изменениями  при условии создания условий для местных автономий и адекватной защиты курдских … интересов».

В октябре 1921 года Великобритания объявила о предстоящем формировании «арабского правительства в Ираке, которое и было создано месяц спустя под названием «Временное национальное правительство Ирака», а в Киркук и Эрбиль были назначены курдские губернаторы. Каирская конференция (март 1921 г.) установила «англо-курдский» мандат, согласно которому курды будут «меньшинством» в Ираке до тех пор, пока они не поддержат образование нового государства Ирак.

Тем временем Уинстон  Черчилль и майор Эдвард У. Ноэль по-прежнему энергично выступали за независимый Курдистан. Ноэль  заметил, что « цель независимого Курдистана … теперь может быть легко достигнута». Курды также рассматривали «федерацию под британским покровительством», пока курдский представительный орган не принял окончательного решения о включении в состав нового государства.

Турецкие националисты одержали верх в боях над союзниками на нескольких фронтах, Франция уступила свои территории Турции по Анкарскому договору. Ататюрк и Франция установили новые границы 20 октября 1921 года, и Западный Курдистан (Рожава) стал частью французского мандата Сирии. 10 февраля 1922 года Великое Национальное Собрание Турции предоставило «автономное управление курдскому  народу в соответствии с его национальными обычаями».Однако на практике  это положение так и не материализовалось. Были созданы отдельные государства: Сирия и Ливан объединились под французским мандатом, Ирак — под британской опекой. Британия признала Амира Фейсала королем Ирака в союзническом договоре от 10 октября 1922 года,  а полную независимость Ирак обрел  в 1931 году.

В Турции кемалисты не соблюдали Севрский договор, и союзники не смогли принудительно привести его в исполнение. В соответствии с Муданским перемирием, заключенным между Англией и турками 11 октября 1922 года, Севрский договор был представлен на пересмотр  на конференцию в Лозанне. Идея  Курдистана висела на волоске. В ходе  лозаннских переговоров турки все еще рассматривали курдов как отдельную этническую группу, но затем отклонились от этой позиции.

Лозаннский договор от 24 июля 1923 года признал «Турцию» независимым государством, а в соответствии с Ангорским договором между Великобританией, Турцией и Ираком от 5 июня 1926 года была установлена иракско-турецкая граница, и Мосул (Южный Курдистан) стал частью Ирака, с условием предоставление  десятипроцентной доли нефтяных ресурсов Турции в течение 25 лет..Таким образом, исторический  Курдистан был присоединен к суверенным государствам Ирану, Ираку, Сирии и Турции, что означало  отрицание интересов курдов и их коллективных национальных устремлений.

Ни в одном из этих новых государств курдам не было предоставлено никаких политических или культурных прав, несмотря на обещания, данные Международной экспертной  комиссией, учрежденной в 1925 году Советом Лиги. Прекращение французского мандата в Леванте и обретение Сирией независимости в 1940-х годах вновь произошло без каких-либо изменений в правах курдов. Таким образом, самоопределение или даже демократическое правление оставались химерой.

 Принцип самоопределения народов

После Первой мировой войны союзные державы не были заинтересованы в требованиях самоопределения из-за экономической и стратегической важности их колоний; самоопределение было лишь удобным лозунгом, который был извращен, а также эксплуатировался через мандатную систему в качестве инструмента для достижения цели экспансионизма. В действительности же стремление к  неоколониальной  власти определяло судьбы других народов и территорий. Согласие основных держав имело решающее значение для любого изменения границ. Одновременно,  комитет юристов и  экспертов по проблеме Аландского кризиса  (Аландский кризис разразился в 1917 году. Аландские острова в Балтийском море полностью населены шведами, но вошли в состав Финляндии. Островитяне подали петицию шведскому королю с просьбой принять их в состав Швеции. Финны воспротивились, и две страны оказались на грани войны. Конфликт разбирала Лига Наций и в 1921 году было принято решение, что Аланды остаются в составе Финляндии, но при этом здесь официальным языком является шведский, островитяне получают также множество других автономных льгот- RiaTaza) отказались признать самоопределение в качестве универсальной правовой нормы, поскольку оно не фигурирует в Пакте Лиги Наций и не является, собственно говоря, нормой международного права. Cамоопределение  воспринималось, исключительно, как политическая концепция обеспечения справедливости и защиты свободы, основанная на расплывчатой и общей формуле. Комитет утверждал, что международное право, как таковое, не позволяет национальным образованиям меньшинств отделяться от государства. Вместо этого, они имеют право на внутреннее самоопределение в форме автономии или самоуправления для сохранения своей отдельной этнической самобытности или посредством эффективных гарантий определенных языковых, культурных и религиозных прав. События в отношении Курдистана ясно подтверждают это.

Последствия Второй Мировой Войны и создание Организации Объединенных Наций привели к сдвигу в мышлении от национального самоопределения к самоопределению народов. То есть теперь к концепции самоопределения должен был прибегать весь народ государства, а не этнокультурно однородное меньшинство. Ему была предложена  форма «самоуправления». Второе десятилетие ООН, начавшееся в середине 1950-х годов, ознаменовалось призывом положить конец колонизации. В соответствии со статьей 1 пактов о правах человека 1966 года самоопределение превратилось из принципа деколонизации в «постколониальное» право, дарованное также народам бывших колониальных территорий. Но курды уже были разделены между деколонизированными государствами, и они, таким образом не вписывались в рамки деколонизации, поскольку не занимали отдельной колониальной территории. Вместо этого  получалось, что «принимающие» их государства сами приобрели независимость и государственность, якобы от их имени.

 

Вывод

Курды были признаны социально-политической нацией в конце Первой мировой войны, когда  принцип самоопределения еще не было кодифицирован и юридически. Однако понятно независимость курдов отрицательно сказалась бы на политических и экономических интересах союзников, и Лига Наций, соответственно, отказалась от своей поддержки курдской независимости.

Вместо этого курды были разделены на меньшинства в Иране, Ираке, Сирии и Турции и теперь являются самой большой нацией  без государства  в мире. Таким образом, Курдистан был фактически расчленен, и без согласия самого  курдского народа ему был навязан суверенитет новых национальных государств. Историко-правовые записи о курдах  свидетельствуют о том, что прекращение британским правительством Севрского договора оказалось решающим фактором в разделении Курдистана. В конечном счете, курдская государственность была принесена в жертву: в то время как суверенитет считался подходящим для Европы, союзные державы cами решали судьбу народов на Ближнем Востоке. Курды даже не признаются в качестве меньшинств,  с соответствующими правами,  и не представлены в большинстве правительств. 

После восьми десятилетий подавления иракским правительством иракская конституция 2005 года предоставила курдам их единственный конституционно автономный регион, управляемый региональным правительством Курдистана (КРГ). Другие государства также не признавали курдов, несмотря на этнические различия в фиктивно однородных государствах. В результате курды лишены права  участвовать в государственных делах и принимать решения по вопросам, непосредственно их затрагивающим.

Применение современного  принципа  о самоопределении к курдам должно быть ясным, поскольку курдскость — это парадигма отдельного народа, который выиграет от самоопределения из-за своего четко определенного народного самосознания. Внутреннее самоопределение как группы меньшинств в рамках нескольких государств ограничивает курдов в плане политической автономии или даже единства как нации. Отказ от поддержки самоопределения в 1920-е годы в наши дни отозвался решением Соединенных Штатов отказаться от демократического конфедерализма в Курдском регионе Рожава  в Сирии перед лицом турецкого вторжения, как раз  к столетию Севрского договора. Курды, возможно, не получили того обращения, которого они заслуживают, не только от крупных держав, но и от принимающих их государств. По сей день курды по-прежнему не имеют признанного статуса и по-прежнему лишены собственного суверенного государства. Это ставит под сомнение реальную юридическую силу  международно-правового принципа самоопределения.

Об авторе: Локман Рэдпай-докторант Эдинбургского университета (Школа права) и научный сотрудник Эдинбургского Центра международного и глобального права (ECIGL) в Эдинбурге, Шотландия. Его основные исследования посвящены аспектам международного права, в настоящее время особое внимание уделяется народности и меньшинствам, самоопределению, федерализму, конфедерализму и государственности. С 2013 года Локман изучает и пишет статьи о правовом статусе регионального правительства Курдистана (КРГ) и демократическом конфедерализме Рожавы в международном праве. «Общественный договор» (известный как Конституция) Рожавы был еще одной важным предметом его исследований.

 Опубликовано в «Журнале американского общества международного права»»   Перевод   RiaTaza.com

https://www.asil.org/insights/volume/24/issue/20/sevres-centennial-self-determination-and-kurds

Об авторе

Похожие записи