«Это невыносимо тяжело – быть курдом» (о дебютном романе курдской писательницы)

«Это невыносимо тяжело – быть курдом» (о дебютном романе курдской писательницы)

Мощный дебютный роман Авы Хомы «Дочери дыма и огня» рассказывает историю Лейлы Саман, выросшей в Иране, в  преимущественно курдском городе Мариван с населением 90 000 человек, примерно в 15 км от иракской границы.

Книга начинается с рождения пятилетнего брата Лейлы,  Чиа, который пришелся на 16 марта 1988 года – день, когда иракский диктатор Саддам Хусейн начал химическую атаку на Халабджу, убив тысячи людей, в основном курдов, и контузив еще тысячи нервнопаралитическими веществами и ипритом в последние дни ирано-иракской войны.

Халабджа — родной город отца Лейлы,  плачущего в день рождения своего единственного сына. У читателя сразу же возникает ощущение, что немногие моменты радости в этом мире останутся незапятнанными тьмой.

«Одна из вещей, которую вы  осознаете, будучи курдом, заключается в том, что даже когда у вас есть немного радостного времени и счастливого времени, немного свободы, все это скоро рухнет”, —  рассказала Хома  Ahval.

С момента публикации в мае роман Хомы получил в основном восторженные отзывы. The Independent охарактеризовала его как «ослепительно мощный»,  назвав одной из лучших книг мая, а бывший посол США Питер Гэлбрейт считает его «одним из лучших, вышедших на Ближнем Востоке за долгое время».

Горе и страдания столь же постоянны, как восход солнца в Курдистане Хомы. Дед Лейлы наблюдает, как иракские власти уничтожают его семью. Затем отец Лейлы видит друзей и родственников, повешенных в тюрьме, прежде чем, наконец, сама Лейла сталкивается с тем, что человек, которого она больше всего любит, казнен.

Хома, бежавшая из Ирана в возрасте 24 лет, писала, что, выросшая в Иране  курдянка, она еще в юном возрасте узнала,  что ее жизнь почти ничего не значила для государства или полиции  —  тех самых людей, чья обязанность состояла в том, чтобы защищать ее.

“Это вопрос, который вы решаете с того момента, как вы узнаете свое имя, вы знаете, что принадлежите к этой группе, которая была обречена на уничтожение”, — сказала она. — Вы спрашиваете себя: «Почему? Как я могу извлечь из этого смысл? Почему меня так ненавидят? Как я могу быть сильным?’”

В романе Хома рассказывает, как четыре члена семьи Саман-Лейла, ее брат Чиа, ее отец Алан и  мать Хана – по разному борются  за то, чтобы быть курдом в  иракском Курдистане  и как их  видение мира волнами влияет на других.

«Дочери дыма и огня» — один из первых романов, написанных на английском языке курдской женщиной. Он начинается с того, что пятилетняя Лейла вспоминает, как ее отец объяснял ей, что женщины стоят вдвое меньше мужчин по иранским законам. Много лет спустя, после того как отчаявшаяся девочка-подросток Лейла бросается под колеса мчащейся машины, главная забота ее матери, навещающей  ее в больнице, заключается не в физическом и психическом благополучии дочери ( и то, и другое серьезно подорвано) — а в том,  сохранила ли она девственность.

Поколение курдских женщин, родившихся в 50-х- 60-х годах, иногда случайно  оказывались во власти «патриархата», полагая, что они защищают своих дочерей, даже если  при этом они не дают им жить.

Помимо литературного труда,  Хома помогает организовывать и проводить семинары по предотвращению самоубийств для иранских женщин, и она обнаружила, что часто именно  их родители  побуждают их серьезно подумать о самой радикальной возможной мере.

«Люди, которые призваны приютить и защитить вас, становятся в некотором смысле агентами государства, принося это угнетение в дом, — сказал Хома.  – Но ты не можешь быть лицемером. Если вы хотите справедливости и свободы, то сначала принесите справедливость и свободу в свой собственный дом.»

Шилер, один из самых неотразимых персонажей романа, находит свою собственную свободу. Рожденная в тюрьме, она бунтует все детство и, в конце концов, отправляется в горы Кандиль, чтобы присоединиться к Пешмерге. Она представляет собой своего рода курдскую женщину 21-го века, которая может возглавить батальон бойцов в битве против  ДАИШ(запрещена в России) или возглавить главную прокурдскую партию Турции – ДПН. Однако даже эти женщины сталкиваются с проблемами идентичности и расширения прав и возможностей.

«С одной стороны, да, вы сражаетесь, бок о бок, со своим  родным человеком, чтобы защитить Курдистан, — сказала она — С другой стороны, вы боретесь с чем — то внутри себя, ведь есть голос,  сказавший вам с момента вашего рождения, что есть потолок того,  чего вы можете достичь».

Этот тип курдской женщины имел решающее значение для создания Рожавы, автономного района на северо-востоке Сирии, основанного в конце 2013 года в условиях хаоса сирийской гражданской войны, который Хома видит как своего рода маяк.

«Все, о чем мы мечтали и за что боролись, наконец стало возможным, — сказала она, указывая на существующее  в регионе гендерное равенство и  собственную  структуру власти, запрет на браки несовершеннолетних, принудительные браки и полигамию. — Это не идеально, не  без критики , но это было действительно лучшее, что могло случиться с курдами».

Существование Рожавы сблизило курдов, подчеркнув потенциал их борьбы и тот факт, что курдская солидарность простирается за пределы государственных границ.

«Счастье и достижения Рожавы были для всех нас, точно так же, как pезня в Дерсиме или резня в Халабдже была болью каждого, независимо от границ», — сказала Хома.

В Дерсиме, или турецкой провинции Тунджели, турецкие власти убили десятки тысяч курдов в 1937-38 годах, и это событие совершенно ясно показало, что курды вряд ли когда-либо будут чувствовать себя комфортно в любом из четырех государств,  в которые западные державы поместили их после Первой мировой войны, поставив на путь насильственного  сопротивления.

То, что это произошло в Турции, может помочь объяснить, почему турецкие курды во многом возглавили борьбу против угнетателей. Тот факт, что Турция является домом для самого большого в мире курдского населения (примерно 17 миллионов курдов, по сравнению с примерно 10 миллионами в Иране, 7 миллионами в Ираке и 3 миллионами в Сирии), вероятно, также сыграл свою роль.

В романе Хома в какой-то момент упоминаются курды в «Бакуре», турецком Курдистане, чьи деревни были сожжены и чьи женщины были изнасилованы турецкой армией. Это явная ссылка на реакцию государства на мятеж, начатый Рабочей партией Курдистана (РПК) в начале 1980-х годов и продолжающийся по сей день. Отец Лейлы  считал положение курдов в Турции  безнадежным»

«Мы смотрим на них снизу вверх, —  говорит Хома. — Мы поражены тем, как много они смогли сделать, не только противостоя государственному угнетению, но и изменив свое общество».

Она  имела в виду женщин-сопредседателей ДПН , сохраняющееся влияние заключенного в тюрьму бывшего сопредседателя ДПН Селахаттина Демирташа и то, как курдские лидеры в Турции отстаивают не только права курдов, но и права человека, разнообразие и демократический плюрализм.

«Их способность выйти за рамки национализма, их способность организоваться, даже в диаспоре  вызывает чувство уважения к курдам из Бакура, — сказала она.  — Есть реальное чувство стремления к ним, не только сегодня, но даже в истории, они всегда были более продвинутыми в правах женщин, и они были смелее в отстаивании своих собственных прав».”

Благодаря своей жестокой болезненной и трудной  книге, Хома считает, что курды стали мастерами восстания из пепла, и это хорошо заметно по финалу истории Лейлы. Несмотря на турецкое вторжение, начатое в прошлом году, Рожава все еще существует сегодня, а  Пешмерга и РПК остаются со штаб-квартирами в горах Кандиль. ДПН продолжает бороться за права курдов и всех угнетенных народов Турции.

Урок может заключаться в том, что, как правило,  угнетатели курдов используют аналогичные методы и, как правило, терпят неудачу .

«Идеи  Макиавелли ( итальянский мыслитель эпохи Возрождения, обосновавший изворотливость и интриги в политике-RiaTaza), иранское и турецкое правительство применяют сегодня, —  полагает Хома. — В этом смысле они не оригинальны. Мы способны подняться над всем этим, если считаем, что не заслуживаем того, как с нами обращаются».

 Автор – Дэвид   Лепеска      Ahval.com  Перевод   RiaTaza.com

 В статье изложено видение ситуации не обязательно совпадающее с позицией редакции  RiaTaza.com

Об авторе

Похожие записи