Сирия: насилование женщин – практика в тюрьмах режима Дамаска

Сирия: насилование женщин – практика в тюрьмах режима Дамаска

Когда Лейла (псевдоним)   вышла из своего   дома в  Дамаске, в университет 24 августа 2014 года, она не знала, что этот день станет поворотным в ее жизни. После ареста на правительственном контрольно-пропускном пункте ее доставили в разведывательное управление ВВС  Сирии «Меззе», где  предъявили обвинение  в «подрыве государственного суверенитета» из-за  постов на моей странице в Facebook», — сказала Лейла в интервью Syria Direct.

«Тот день был похож на кошмар, — сказала она. — Я надеялась, что проснусь раньше, чем пройдет два года моей жизни, хотя мне казалось, что прошло двадцать лет после всех трагедий, которые я пережила. Я не только подвергалась  словесному и сексуальному насилию, но и была свидетельницей  того, как на моих глазах насиловали детей и молодых девушек. Я чувствовала их боль больше, чем свою собственную».

Сексуальное  насилие является одним из методов пыток, практикуемых сирийскими силами безопасности против противников режима (особенно женщин) с тех пор, как в 2011 году разразилась сирийская революция. Сирийская сеть по правам человека [SNHR] оценивает, что силы  дамасского режима совершили по меньшей мере 8013  случаев сексуального насилия в отношении женщин с марта 2011 года по июль 2020 года, включая примерно 817 случаев, имевших место в центрах содержания под стражей, и по меньшей мере 443 случая в отношении девочек в возрасте до 18 лет, как считает директор SNHR Фазиль Абдулгани.

Статья 489 Уголовного кодекса Сирии гласит: «Любое лицо, которое с помощью насилия или угроз принуждает к половому акту другое лицо, кроме своего супруга, подлежит наказанию в виде каторжных работ на срок не менее 15 лет. Срок  наказания составляет не менее 21 года, если потерпевший не достиг 15-летнего возраста».

Тем не менее, «все теперь понимают, по крайней мере, глубоко внутри, что беспорядок и неразбериха  в государстве и его военных структур, которые больше не контролируются только сирийцами, вынуждают его закрывать глаза на привлечение  его чиновников  к ответственности и применение к ним законов», —  рассказала юрист из Дамаска, в интервью Syria Direct. Она утверждает, что «нарушения допустимы до тех пор, пока они в интересах главы режима, и  укрепления его правления».

Сексуальное насилие как «стратегическое оружие»

Айша (псевдоним) была задержана в 2011 году, когда ей было 26 лет. «На глазах у моего мужа и троих детей в районе Баб-Дрейб в сельской местности близ  Хомса, — сказала она в интервью телеканалу Syria Direct.  – С меня сняли хиджаб и протащили по улице на глазах у всех, и никто даже пальцем не пошевелил. Это было похоже на фильм ужасов».

Айша рассказала, что ее доставили в отделение Службы безопасности в городе Хомс по обвинению в том, что она  живет в районе, удерживаемом оппозицией.

«Трое сотрудников СБ по очереди насиловали меня, но я меньше всего  беспокоилась обо всем, что происходило со мной в то время“, — вспоминала она. — Мои мысли были заняты главным образом судьбой моей семьи и тем, что они чувствовали после того, как меня похитили таким унизительным способом на глазах у всех».

Сирийский режим использует сексуальное насилие в своих тюрьмах и центрах содержания под стражей  «как стратегическое оружие войны, которое широко и преднамеренно практиковалось, и полномочия, предоставленные персоналу, чтобы делать это без ограничений или подотчетности, и с молчаливого одобрения ответственных офицеров» — отметил правозащитник  Абдулгани. Целью этого, по  его словам,, является  распространение террора в сирийском обществе, которое в целом консервативно, и как форма мести, с целью разрушения социальной структуры, принуждения населения покинуть свои районы и сломить их волю продолжать призывать к свободе и демократии.»Кроме того, «большая часть сексуального насилия была совершена  по религиозному принципу» — сказал он.

Из тюрем Асада в «тюрьмы» общества

Выход из тюрем режима не обязательно означает начало конца трагедии для задержанных женщин. Опыт Айши показывает, что все наоборот. Она была освобождена в 2018 году в рамках сделки по обмену пленными между оппозиционной вооруженной группировкой в провинции Идлиб и режимом, и после этого  Айша захотела вернуться к своей семье в Хомс.  «Но когда я узнала, что жители [ее района в] Хомсе были перемещены в Идлиб, я начала искать своего мужа и детей среди перемещенных семей», — сказала она.

Когда Айша вошла в дом своего мужа, один из ее детей открыл дверь.

«Я обняла  ребенка и  так сильно плакала, а он смотрел на меня с удивлением. Несколько мгновений спустя мой муж появился передо мной рядом с женщиной, которая, как я поняла, должна была быть его новой женой  — вспоминала она.  —  Он спросил меня: «Кто ты? Что тебе надо? Узнав меня, он заговорил со мной в унизительной манере, выгнал из дома и запретил видеться с другими детьми».

А Лейла была освобождена после двух лет заключения,   после того, как ее мать заплатила два миллиона сирийских фунтов, заработанных продажей участка земли, принадлежащего семье одному из офицеров разведки ВВС.

«Стоя рядом со мной, моя мать и брат оказали мне большую поддержку,  по жизни, — сказала она. Они радостно встретили меня дома и немедленно подготовили проездные документы, чтобы я могла переехать в Германию, где живет мой дядя».

«Главной заботой моей матери  было уберечь меня от повторного задержания,  и держать подальше от нашего узколобого сообщества соседей и родственников, которые постоянно меня спрашивали: что они с тобой сделали? Они определенно изнасиловали тебя».

Фатима аль-Ашкар, бывшая заключенная и правозащитница, живущая в настоящее время в Турции, сказала, что  в обществе  остается неправильное представление о том, что все  женщины, которые были задержаны, потеряли свою девственность, и были изнасилованы. Аль-Ашкар,  задержанная между 2012 и 2015 годами, продолжала объяснять: «Я, например, не отрицаю, что испытала  ощущение сексуального насилия, будучи избитой и раздетой догола. Но меня не изнасиловали».

Возможно, более опасным, чем этот стереотип, добавила аль-Ашкар, является присутствие людей, смотрящих  на женщину, пережившую задержание, как на жертву, которую легко эксплуатировать. В результате, если она не достаточно сильна, чтобы начать свою жизнь заново, то она будет растоптана своим же сообществом.

 

«Взгляд общества на женщин, которые попадают в тюрьму, отличается от его взгляда на мужчин», — сказал Рахаф Мохиуддин, сирийский  семейный психолог,  живущий в Иордании и оказывающий психологическую поддержку женщинам, пережившим режимное заключение.

 

«Наказание женщины  получается двойное:  общественное с одной стороны,  могущее привести к тому, что ее семья отречется от нее на основании того, что она согрешила, или страха, что она может передать клеймо позора своим детям,  и психологический наказание с другой стороны», — объяснил он. — Она может страдать от депрессии,  доходящей до самоубийства. Она также может пострадать экономически: если она хочет получить работу, ее  не принимают, везде  закрытое сообщество».

 

Мохиуддин предупреждал, что, обвиняя выживших женщин, общество «насилует их духовно и интеллектуально». И это может привести к тому, что некоторые из них примут неправильное поведение, и начнут извлекать выгоду из своего собственного тела в качестве ответа на социальное порицание, оправдывая  это тем, что все бросили их. Так почему бы  не продать самих себя?”

 

«Таким образом, представляется вполне понятным, что доля женщин, которые открыто говорят о своем опыте сексуального насилия, составляет не более 15 процентов от общего числа женщин-заключенных», считает правозащитник  Абдулгани.

 

Большинство женщин, по его словам, просят  скрыть свою личность и сохранить свои показания в тайне, рассказал он. «Сексуальное насилие- одно из самых сложных злоупотреблений, которые мы документируем, — добавил он,  чтобы избавить жертву от последствий воспоминаний и боли».

 

Жизнь продолжается, несмотря ни на что

 

Таким образом, вполне понятно, что выжившие женщины редко обращаются за психиатрической помощью в северо-западной Сирии, по словам одного сотрудника, оказывающего психологическую поддержку в Идлибской психиатрической клинике, говорившим с Syria Direct напрямую на условиях анонимности, поскольку он не уполномочены общаться со средствами массовой информации. Кроме того, они заявили, что есть и нехватка медицинских возможностей для решения этих проблем».

 

«Врачи пытаются поддержать  силы выживших женщин, чтобы поднять их душевное состояние -, пояснил тот же источник. — Если они нуждаются в медицинском вмешательстве, то мы можем оказать им эту помощь. Но они имеют ограниченную способность справляться с трудными случаями, когда они имеют суицидальные наклонности или женщины страдают от тяжелой депрессии, требующей электроконвульсивной терапии, гипноза или сеансов продвинутого лечения».

Тем не менее, несмотря на отвержение своей семьей, Айша решила жить дальше. После примерно пяти месяцев одинокой жизни в лагере для перемещенных лиц на севере Сирии она сказала: «Я читала о возможности работы волонтером для женщин в Управлении гражданской обороны и сказала себе: почему бы не прожить свою жизнь, помогая другим?»

 

«Я добровольно пошла  на это, чтобы мои дети могли высоко держать голову, чтобы они могли когда-нибудь гордиться моим именем и знать, что их мать не имеет плохой репутации, но стала  лишь жертвой порочного общества», — сказала Айша.

 

В случае Лейлы отъезд из Сирии в Германию, по ее словам, открыл новые горизонты.

«Легко принять новое общество,  где все взаимодействуют со мной, ничего не зная обо мне», — добавила она.

Лейла смогла поступить в университет в Берлине, где сейчас изучает право.

«Это для того, чтобы в будущем я могла преследовать военных преступников и нарушителей свобод»- говорит она .

 

«Хотя жизнь уцелевших женщин в Европе  остается лучше, чем в арабских обществах, — говорит Мохиуддин — , это не означает, что они не нуждаются в психической и социальной поддержке, которая может быть улучшена присутствием поддерживающих родственников и друзей».

 Автор – Алаа Нассар    Syria Direct      Перевод  RiaTaza.com

 Данная статья написана в рамках проекта Syria Direct по содействию гендерному равенству и не обязательно отражает позицию редакции портала  RiaTaza.com

https://syriadirect.org/news/freed-from-regime-prisons-syrian-women-seek-refuge-from-social-stigma/

Об авторе

Похожие записи