Бывший сотрудник ЦРУ: На фоне ухудшения отношений с США происходит сближение России с Ираном

Бывший сотрудник ЦРУ: На фоне ухудшения отношений с США происходит сближение России с Ираном

Министр иностранных дел Ирана Мохаммад Джавад Зариф посетил Москву в прошлом месяце уже  в третий раз за последние полгода для встреч с высокопоставленными российскими чиновниками. Хотя обе страны часто были противниками с момента установления дипломатических отношений в XVI веке, Иран и Россия намеренно стремятся развивать все более тесные двусторонние связи.

В настоящее время  на Ближнем Востоке Иран – эпицентр пандемии коронавируса  и  разрушенной экономики,  после того, как Соединенные Штаты вышли из  «ядерной сделки» и применили кампанию «максимального давления».  Иран отклонил предложение США провести переговоры об отмене санкций в обмен на новое соглашение, которое  прекратит ядерную программу, спонсируемый государством терроризм и программу  развития баллистических ракет Ирана.

Но вместо этого Иран решил развивать свои ядерные и баллистические ракетные программы и участвовать в спонсируемом государством терроризме, стремясь побудить других подписантов  «сделки» поддержать его требование о возвращении к этому ущербному  соглашению в качестве  предварительного условия  переговоров.

Иран начал эскалацию атак на Соединенные Штаты и их союзников летом 2019 года, атаковав нефтяные танкеры в Персидском заливе, захватив один из них Stena Impero, сбив американский беспилотник и нанеся ракетный удар по Saudi Aramco.

В январе Иран запустил 15 баллистических ракет по американским войскам в Ираке в отместку за авиаудар США, в результате которого погиб иранский генерал Касем Солеймани.

В июле 2019 года Иран начал превышать лимит на свои запасы низкообогащенного урана, установленный  прежним соглашением. Иран также почти утроил свои запасы обогащенного урана с ноября 2019 года, по данным Международного агентства по атомной энергии. Нынешние запасы Ирана опасно приближают его к количеству, необходимому для производства ядерного оружия.

Со своей  агрессивной ядерной и военной стратегией балансирования на грани войны, которая не привела к экономическому росту, Иран обратился к Китаю, с которым Иран ведет переговоры о всеобъемлющих торговых и военных соглашениях, а также к России.

В богатой ресурсами Центральной Азии,  исторически служившей стратегической базой для России против Ирана и других региональных держав, обе страны, тем не менее, тесно сотрудничали. Располагая военными базами в Таджикистане и Киргизии, Россия сотрудничала с Ираном в борьбе с наркоторговцами и боевиками, транзитом следовавшими из Афганистана. У России и Ирана есть культурные, языковые и исторические рычаги влияния в регионе. Иран предлагает уникальный энергетический транспортный маршрут для стран Центральной Азии в Персидский залив и совместно с Китаем построил в 2014 году железную дорогу, соединяющую Туркменистан и Казахстан.

Кремль увидел возможность использовать статус Ирана как государства-изгоя еще в середине 1990-х годов, когда Россия согласилась построить атомную реакторную станцию в Бушере. Россия продала Ирану систему противоракетной обороны S-300 и подписала в 2016 году    контракт о поставке военной техники на сумму 10 миллиардов долларов,  включавший вертолеты, самолеты и артиллерийские системы.

Россия была стойким защитником Ирана в Организации Объединенных Наций, еще  совсем недавно в мае, когда посол России в ООН подчеркнул, что Кремль будет выступать против любого продления эмбарго на поставки оружия Ирану.

Кроме того, столкнувшись с санкциями за  Крым  и покушение на бывшего офицера российской военной разведки Сергея Скрипаля, Россия мотивирована к партнерству с Ираном, который опирался на Россию как на ключевого торгового партнера, особенно из-за ее избыточных запасов нефти и как на военного союзника на Ближнем Востоке, где сейчас интересы Кремля совпадают с интересами Тегерана.

Иран и Россия разделяют общие интересы и стратегию противодействия Соединенным Штатам. Возлагая на Соединенные Штаты бремя уничтожения  ДАИШ  и борьбы с «Аль-Каидой», Тегеран и Москва одновременно сосредоточены на ограничении политического, военного и экономического влияния США на Ближнем Востоке, в Центральной и Юго-Восточной Азии.

Значительное соперничество великих держав было постоянной реальностью на Ближнем Востоке в течение более чем столетия, хотя и с коротким перерывом после распада Советского Союза. Иран явно видит ценность в том, чтобы развивать свои двусторонние отношения с Россией и Китаем и приветствовать их растущее влияние на Ближнем Востоке, даже, возможно, до такой степени, чтобы разыгрывать Москву и Пекин друг против друга,  для получения  более выгодных условий.

Уставшие от дорогостоящей политики администрации Буша по обеспечению интересов  страны   через смену режима, Соединенные Штаты не имеют рычагов для противодействия растущему влиянию Китая и России на Ближнем Востоке. Рычагов  с которыми можно надежно противостоять попыткам Ирана  обойти  американские санкции и сформировать стратегию предотвращения получения Тегераном ядерного оружия.

 Автор — Даниэль Хофман, бывший сотрудник ЦРУ, глава резидентуры на Ближнем Востоке и в Северной Африке.

Al-Monitor      Перевод   RiaTaza.com

 Материал взят из открытого источника и не обязательно отражает позицию редакции  RiaTaza.com

https://www.almonitor.com/pulse/originals/2020/08/iranrussiatiesnucleardealkremlinchinaukraine.html#ixzz6UT1CBw00

 

Об авторе

Похожие записи