Политолог: Мирные журналисты и антикурдская риторика Турции

Политолог: Мирные журналисты и антикурдская риторика Турции

Курдский вопрос вновь был поднят после того, как Турция начала  в рамках своей продолжающейся борьбы с Рабочей партией Курдистана (РПК)  операции «Орлиный коготь». Однако авиаудары  почему-то наносятся по таким районам Курдистана, как лагерь беженцев Махмур, горы Синджар и районы провинции Дохук, где проживают беженцы и гражданские лица. Большинство политических комментариев к этому конфликту делается  сквозь призму «военной журналистики», где все основано на официальных источниках, а не на информации с мест. Государства, лояльные к Анкаре, продолжают распространять рассказ Эрдогана о том, что нет никакой мирной альтернативы насилию РПК. Таким образом, в обществе пытаются сформировать поддержку пресловутой «войне с терроризмом».

С момента образования в 1974 году цели РПК эволюционировали от стремления к полной независимости до сохранения отношений с центральным правительством Турции, подобно отношениям регионального правительства Курдистана (КРП) с Ираком. Однако Партия справедливости и Развития (ПСР) президента Турции Реджепа Тайипа Эрдогана позволила  возобладать  культурному насилию над  10-15 миллионами курдов в Турции.

Курдские СМИ были закрыты, а журналисты, ученые и политические активисты задержаны. По состоянию на 2019 год 10 парламентариев, принадлежащих к прокурдской  ДПН, включая бывшего сопредседателя Селахаттина Демирташа, и 46 мэров остаются в тюрьме. Кроме того, запрещается доступ к образованию на родном языке и право носить традиционную одежду. Эта культура угнетения и насильственной ассимиляции не делает доступными никакие другие способы политического выражения.

Дело не в том, что Анкара никогда не занималась сотрудничеством, а в настрое и нерешительности продолжать переговоры в долгосрочной перспективе.

Во-первых, Анкара не смогла провести различие между так называемыми «террористическими» группами, такими как РПК, и законными акторами, такими как ДПН, которые мирно работают на политической арене. Хотя у  РПК и ДПН общие цели и организационные объединения, это не означает, что они разделяют одно и то же видение. Криминализация ненасильственного крыла не оставляет Анкаре  партнера для переговоров.

Турция имеет справедливое и законное требование сильной национальной безопасности, однако должна быть предпринята реальная попытка нормализовать курдский вопрос. Анкара  отвергая  воинственный характер РПК, все же  ведет переговоры с ее лидерами, не желая одновременно работать с мирными, избранными курдскими чиновниками. По состоянию на 2015 год попытки сотрудничать с РПК, похоже, систематически приурочены к всеобщим выборам, и это вызывает вопрос,  — не являются ли сами переговоры медиа-рекламой?

Верно  утверждение, что в Анкаре существует мощная враждебная  риторика в отношении Курдистанского региона, независимого  и от РПК и от ДПН. Турция поддерживала прочные отношения с  автономией до сентябрьского референдума о независимости 2017 года. После референдума Анкара пошла на все, чтобы отрицать  результаты голосования. В последующие месяцы отношения между двумя правительствами, в конечном счете, улучшились.

Для курдов, однако, это похоже на хождение от  одной травмы к другой. Дерсимский геноцид (1937), анфальские кампании (1986), халабджинский геноцид (1988), езидский геноцид (2014) или Рожава (2019). Все это примеры трагедий,  пережитых курдами.

История часто показывает, что поколения были некритичны к  преступным манипуляциям ими.  Бывший сербский лидер Слободан Милошевич смог вести войну с боснийцами с помощью «Христославизма», манипулируя культурой и историей,  отождествив героическую фигуру князя Лазара, павшего в борьбе против турок (1389)  со Христом, а  славян-мусульман, как «христоубййц». «Неоосманисты» из турецкого правительства  использует религию для усиления националистических настроений, формируя  идею о том, что истинная турецкая идентичность связана с исламом.  Определение   народа, данное еще в августе 2016 года, полностью исключает курдов.

Автор — Халима Галали, британская курдянка, изучающая  политику и международные отношения в университете SOAS и заинтересована в дальнейшем изучении Ближнего Востока.

 Кurdistan24           Перевод   RiaTaza.com

Взгляды, выраженные в этой статье, принадлежат автору и не обязательно отражают позицию Курдистана 24 и редакции  RiaTaza.com .

https://www.kurdistan24.net/en/opinion/297c4e29-6ef8-4902-98b0-d0203b395410

Об авторе

Похожие записи