Турецкая журналистка Айя-София открыта для молитв, но не для курдов

Турецкая журналистка Айя-София открыта для молитв, но не для курдов

24 июля Собор Святой Софии  стал мечетью  с пятничными молитвами и проповедями.  Допуск на торжественную церемонию  был лишь по приглашениям, а право приглашать было предоставлено исключительно турецкому Управлению по делам религий (Диянет). И Диянет  не пригласил представителей ДПН.

«Эта дискриминация противоречит Конституции», — протестовали члены  партии,  но их мнение проигнорировали.

Действительно, такого рода дискриминация стала нормой с 7 июня 2015 года, когда мирный процесс рухнул,  считает депутат от  ДПН Махмут Тогрул.  Партия   публично не присутствовала ни на одном из общенациональных мероприятий, по случаю  Дня национального единства 15 июля на площади Еникапы в Стамбуле. Члены   партии практически не имеют присутствия в средствах массовой информации и даже не имеют права участвовать в телевизионных дискуссиях о ДПН.

Тогрул рассказал Al-monitor: «[Партия справедливости и Развития (ПСР)] и ее партнер по коалиции действуют так, как будто ДПН не является легальной партией, которая была санкционирована судами этой страны и официально отвечала всем надлежащим требованиям. С нами обращаются как с врагом, криминализируют, арестовывают, отстраняют от наших демократически избранных должностей. Депутат также рассказал, как членов партии допрашивают в полиции: Наших мэров спросили: «Вас видели входящим в кабинет мэра. Почему?!» « Вы не мой представитель или убирайтесь из парламента, идите в горы и сражайтесь с нами!». Как мы можем ожидать, что люди, голосовавшие за нас, не потеряют доверия к системе?”

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган был сильно расстроен, когда ДПН преодолела 10% — ный  порог  и получила места в парламенте в 2015 году, а затем снова в 2018 году. Он назвал ДПН «партией, находящейся под контролем террористической организации» и критиковал тех, кто осмеливался говорить с ДПН.

Айкан Эрдемир, старший директор программы Турции в Фонде защиты демократий в Вашингтоне и бывший член турецкого парламента, рассказал Al-Monitor: «Это [преднамеренное исключение] посылает ясный сигнал курдскому электорату Турции, что они не могут участвовать в политике, если они не склоняются перед правительством Эрдогана и его дискриминационными действиями. Систематическое исключение турецким правительством своих граждан-курдов из активной жизни является опрометчивым шагом,  толкающим курдскую молодежь к политическому насилию как единственному доступному предмету для выражения своего недовольства.”

Это действительно табу, к которому большинство ученых мужей в Турции не смеют прикасаться. Однако мы должны спросить, каковы потенциальные последствия, если партия, предположительно имеющая военизированное крыло, будет вытеснена с политической сцены.

Возможны  три основных последствия исключения ДПН из политической сферы. Во-первых, партия не потеряла своих избирателей. Во-вторых, действия ПСР  по принципу «разделяй и властвуй» против оппозиции дали обратный эффект, поскольку оппозиция поняла, что в глазах правительства она похожа на ДПН и нуждается в ней. Третье и самое пагубное — это то, что провал на уровне политических партий, похоже, сработал на публику, поскольку антикурдские настроения со временем усилились.

Ектан Тюркилмаз, научный сотрудник форума Transregionale Studien в Берлине, сказал Al-Monitor: «Убирая  ДПН из публичного пространства, ПСР надеялась, что избиратели  забудут о партии.  Но, скорее, они усилили зависимость НРП  кемалистов  от ДПН. Оппозиционные партии больше не могут говорить, что это происходит только с одной из них,  потому что понимают –  они следующие. Сегодня политические партии даже говорят о том, что выборы вообще будут отменены», — сказал Тюркилмаз.

Он пояснил, что  ДПН корнями происходит из  курдского движения,  но сегодня  ее задачи значительно шире – это  права женщин, окружающей среды, прав трудящихся и религиозных меньшинств. «Партия  доказала, что служит и отстаивает интересы всех этих обездоленных групп населения и она  не отступила от своих усилий продемонстрировать ущерб, который политика правительства нанесла всей стране, а не только курдским регионам», — сказал Тюркилмаз.

Мурат Сомер, профессор политологии и международных отношений Университета Кодж в Стамбуле, сказал Al-Monitor: «Эта  политика исключительности и очернение  ДПН как «неприкасаемой» имеют больше последствий для турецкой демократии, чем для самого курдского вопроса. Они подпитывают  недемократическую атмосферу,  способствующую ограничению прав и свобод для всех».

Он добавил, что необходимость участия курдов для формирования победившего большинства может заставить оппозиционные партии пересмотреть свою ориентацию на курдский вопрос. Это создает потенциал для мира и реформ в будущем».

Турецкая интервенция  в Сирии и неудавшийся мирный процесс вкупе с поощряемыми правительством ультранационалистическими программами способствуют углублению существующей в стране курдофобии.  А общественное мнение можно  всегда переформулировать.  В 2013 году общественный оптимизм в отношении мирного процесса достиг 84%.

Эрдоган утверждал, что в течение многих лет правительство преследовало только курдских преступников и тех, кто помогал и подстрекал террористов. Но эти утверждения неоправданны. Например, Салахаттин Демирташ (бывший сопредседатель ДПН), находится в тюрьме с ноября 2016 года, и сегодня даже ультранационалистически настроенные парламентарии от «Хорошей партии» требуют его освобождения.

Кумру Токтамиш, адъюнкт-профессор политической социологии Института Пратта, рассказал Al-Monitor: «Все это преднамеренное игнорирование избирателей партии вызывает навязанное государством этническое единообразие и порождает авторитарную  политику в стране, где требования курдов делегитимизированы. Но это же создало возможность для курдов спокойно заявить, что это не их требования порождают сепаратизм в Турции. Такое понимание имеет решающее значение для растущей поддержки оппозиции.

Ектан Туркилмаз  отметил, что в администрациях юго-востока страны больше ни одного этнического курда, хотя раньше там были консервативные чиновники курдского происхождения, сотрудничавшие с правительством. Назначенные правительством люди в курдских регионах больше не имеют курдского происхождения.  Теперь все те, кто считался потенциально причастными к курдскому движению, уволены. Это политиканство. Даже в этом регионе Эрдоган больше не общается со своими давними курдскими друзьями».

Кемаль Кан, обозреватель ежедневной газеты «Дювар», рассказал Al-Monitor, что ДПН смогла стратегически cориентировать своих избирателей, на закрепление успехов оппозиционных партий на последних муниципальных выборах. «Правительство не смогло добиться большого прогресса в своих усилиях по изоляции партии, но в то же время оно сократило своё собственное пространство   для политического маневра».

Отношение правительства к  ДПН и его  волюнтаризм во всех областях вызывает тревогу. Он отнимает время   у мирного процесса, могущего спасти бесчисленное количество жизней и значительное количество ресурсов.

 Автор — Пинар Тремблай, турецкая журналистка   Al-Monitor     Перевод  Riataza.com

 В статье изложено исключительно авторское видение ситуации.

https://www.almonitor.com/pulse/originals/2020/07/turkeyhagiasophiaprokurdishhdpexcludedfromprayer.html#ixzz6ThIEX37E

Об авторе

Похожие записи