Иракско-курдский эксперт о рычагах влияния в иракской политике

Иракско-курдский эксперт о рычагах  влияния в иракской политике

22 июля спикер иракского парламента Мухаммед аль-Халбуси и его заместитель встретились с лидерами парламентских блоков, чтобы обсудить завершение работы над  законом о выборах. Политические партии  относятся к выборам, лишь как к способу  перераспределения власти между ними, и ожидают, что новые выборы перекроют политическую карту.

 

Острый раскол внутри шиитских  партий  «Бадр» и «Дауат», привел к распаду некоторых политических альянсов, созданных после  выборов 2018 года, и теперь идет поиск новых партнеров для подготовки к предстоящим выборам. Доминирование  альянсов «Фатх» и  «Сайрун» над правительством 2018 года теперь закончилось. Их хватка ослабла после отставки предыдущего правительства, оставив брешь для других сил могущих оказывать влияние на власть.

Три ветви власти: президент, премьер-министр и спикер парламента

Слабость политических партий привела к тому, что  главы трех ветвей власти  стали играть более доминирующую роль, в частности, в формировании и контроле политической повестки дня. Президент и премьер-министр играют центральную роль во внутренних и внешних делах, но при явном отсутствии  спикера парламента.  Всего две сессии за шесть месяцев способствовали потере парламентом влияния на исполнительную власть. Тем не менее, три ветви в совокупности составляют важную опору власти и влияния на политической арене на предстоящих этапах политического процесса, в то время как политические партии соревнуются за заполнение оставшихся  вакансий в политической элите.

Шиитские блоки

 

Борясь за новые властные позиции и чтобы   подорвать  влияние альянсов «Фатх» и «Сайрун» на государственные  дела, Аммар аль-Хаким возглавил формирование нового альянса под названием «Иракион», в который входит 41 парламентарий. Эта новая коалиция привлекла членов партии «Правовое государство» и более мелкие группы, такие как блоки «Эрзах» и «Фазиля».  Первоначальная идея состояла в том, чтобы получить  60 мандатов, прежде чем просить суннитский и курдский блоки присоединиться к ним, для чего они вели длительные переговоры с блоком Аль-Наср во главе с бывшим премьер-министром Хайдером аль-Абади. Однако их переговоры закончились разногласиями по поводу лидерства, поскольку Абади хотел возглавить новую коалицию, а Хаким отказал ему.

 

Партия « Правовое государство»  чувствует себя ущемленной, понимая  что ее влияние ослабевает, особенно после формального противостояния Мустафе Аль-Казимиими, как кандидату в премьеры. Поэтому они перешли к формированию оппозиционного блока внутри парламента, пытаясь привлечь на свою сторону «Фатх» и  его лидера Хади аль-Амири, который очень критично относится к правительству и премьер-министру. Однако премьер-министр нанес  ответный удар по этому шагу, встретившись с Амири лично и  установив некоторые контакты  при посредничестве советника по национальной безопасности Касима аль-Араджи.

 

Блок «Фатх» потерял влияние  после отставки предыдущего правительства, и идут разговоры о горьких внутренних разногласиях между составляющими его партиями, что привело к тому, что одна из них попросила присоединиться к новой коалиции  «Иракион». Существуют также большие разногласия между Асаиб Ахль аль-Хак(ААХ)  и организацией «Бадр» по поводу положения дел;  ААХ обвиняет «Бадр», и в частности ее лидера Амири, в потере власти. Кроме того, «Фатх» потерял свою более широкую коалицию «Аль-Бинаа»,  включавшую в себя блок  «Аль-Атаа» во главе с Фалихом Аль-Файядом и коалицию «Аль-Киуа» во главе со спикером Халбуси. Блок «Фатх» также потерял свою народную поддержку среди населения юга из-за плачевного положения дел в провинциях. Молодежь видит строительство и стабильность таких городов, как Рамади и Фаллуджа в провинции Анбар, и сравнивает их со своими собственными городами, в которых отсутствуют самые основные услуги.

 

Между тем самым влиятельным, надежным и стабильным политическим блоком является «Сайрун» .

Возглавляемый влиятельным священнослужителем Муктадой ас-Садром, который играл и продолжает играть центральную роль в иракской политике, блок понимает, что любое правительство должно подчиниться их воле и получить их одобрение для принятия решений, поскольку все партии признают, что без «Сайруна»  не может быть стабильности. Их поддержка нынешнего правительства сыграла важную роль в обеспечении относительной стабильности, которой оно пользовалось. Однако многие наблюдатели полагают, что это может продолжаться недолго, и ожидают, что садристы выйдут на улицы, требуя улучшения положения дел, с  повышенным антиправительственным тоном по мере приближения даты выборов.

 

Суннитский  блок

 

Суннитские политические партии разделены между несколькими блоками, такими как коалиция Аль-Кива, Альянс освобожденных  провинций и Фронт спасения. Эти блоки остаются нестабильными, и на них нельзя положиться из-за перехода депутатов из одной коалиции в другую. Это особенно проявилось при распределении государственных должностей, что стало очевидным в ходе последнего формирования правительства.  Распад  суннитских партий является реальным фактором, способствующим потере ими рычагов влияния, поскольку они неизбежно составляют меньшинство во всех коалициях, в которые входят.

 

Эти партии не сильно отличаются от шиитских, когда речь заходит об их лидерах, поскольку нет ни одного лидера, который мог бы возглавить суннитов. Халбуси попытался взять на себя такую роль, но столкнулся с рядом неудач, в частности с формированием  «альянса освобожденных провинций» во главе с Хамисом Аль-Ханджаром,  привлекшим  20  его сторонников. Кроме того, он столкнулся с личным давлением, когда садристы  обвинили  его в интригах и поклялись уволить с должности спикера, прежде чем состоится встреча, на которой они договорятся о новом курсе действий.

Курды

Курдские блоки также страдают от внутренних разногласий, особенно между ДПК и ПСК. Их резкие разногласия даже привели к тому, что  Патриотический союз  потребовал децентрализации как способа ослабить контроль Эрбиля. Кроме того, напряженность стала еще более очевидной, когда региональное правительство  столкнулась с серьезными финансовыми проблемами в результате сокращения бюджета из Багдада за последние три месяца, ранее учрежденного бывшим премьер-министром Адилем Абдул-Махди.

ДПК поддержала  аль- Казими, надеясь, что он продолжит выплачивать бюджетную долю региона. Однако новый премьер под огромным политическим давлением сам прекратил выплаты, сославшись на финансовые трудности и решение кабинета министров, который рекомендовал передать нефтяные доходы и пограничный контроль Багдаду..

Еще одним фактором, который лишает курдов влияния в Багдаде, является то, что они не смогли  формально присоединиться ни к одной политической коалиции, в частности к тем, которые формируют правительство. Это отсутствие вовлеченности и ощущения себя аутсайдерами лишило их всей власти, которую они могли бы иметь, если бы были частью такой коалиции.

Другие источники власти в иракской политике можно увидеть в тех, кто принадлежит к  вооруженным группам, протестующим, «марджаа»(шиитскому религиозному истеблишменту) в Наджафе, Иране и США. Однако все они оказывают косвенное влияние на политику,  а принятие решений  остается в руках политических партий. Тем не менее, эти игроки могли бы сыграть важную роль в руководстве или изменении  политической курса, как это было очевидно в ходе октябрьских демонстраций или призывов «марджаа» к отставке правительства.

 

Очевидно, что политическое влияние в Ираке распределено между различными личностями и политическими блоками. Им трудно договориться и пойти по единому пути в интересах страны, отказаться от собственных интересов ради общих интересов государства. Возможно, предстоящие выборы внесут свой вклад в изменение политического ландшафта и приведут к новому, более бескорыстному уравнению. Ясно, что нынешний путь не является устойчивым, и Ирак движется к неизвестному будущему, если не произойдет кардинальных перемен.

Автор — Фархад Алааддин является председателем Иракского  совета экспертов. Он был политическим советником бывшего президента Ирака Фуада Масума,  руководителем аппарата правительства Курдистана с 2009 по 2011 год и  старшим советником премьер-министра региона с 2011 по 2012 год.

 Rudaw.net     Перевод     Ria Taza.com

 

 Мнение, изложенное  в этой статье, принадлежит автору и не обязательно отражают позицию  ИА Rudaw и редакцииRiaTaza.com

Об авторе

Похожие записи