Экс- премьер Швеции Карл Бильдт: Светская Турция на распутье

Экс- премьер Швеции Карл Бильдт: Светская Турция на распутье

Переделав Собор Святой Софии в мечеть и проведя там публично праздничные молитвы, президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган, похоже, стремится отвлечь внимание от того факта, что его страна вступает в новую фазу острых политических и финансовых потрясений.

Собор Святой Софии датируется шестым веком и в течение почти тысячелетия был одним из самых величественных и известных храмов христианского мира, продолжая традиции как Римской, так и Византийской империй. Он стал мечетью, когда Османы завоевали Константинополь в 1453 году, но  позже был превращен в музей отцом-основателем современной Турции Кемалем Ататюрком в результате распада Османской империи после Первой мировой войне.

Ататюрк стремился создать светскую Турцию, которая могла бы процветать в современном мире. Для этого требовалось преодолеть исторические разногласия, а это означало, что Собор Святой Софии не будет ни церковью, ни мечетью. Как музей, он будет привлекать посетителей со всего мира, служа одновременно воплощением турецкой истории и символом дальновидного космополитизма.

Опрокидывая основополагающее видение Ататюрка в этом отношении, Эрдоган пытается сигнализировать о фундаментальном изменении направления развития страны. В конце концов, это не значит, что Стамбул страдает от нехватки массивных, великолепных, исторически значимых мечетей. Те, что спроектированы  главным  османским архитектором Синаном, находятся совсем рядом.

В течение более чем десяти лет Турция шла по пути принятия демократических реформ и объединения с остальной Европой, даже пересмотрев свою Конституцию и начав официальные переговоры о вступлении в Европейский Союз в 2005 году. Трансформация страны в то время была одновременно впечатляющей и глубоко вдохновляющей для тех из нас, кто наблюдал за ней со стороны.

Но те обнадеживающие дни прошли. Вместо модернизации и сближения с остальной Европой Турция под руководством Эрдогана увязла в болоте Ближнего Востока. Это фундаментальное изменение имеет много причин и не может быть положено к ногам одного человека.  Потерпел крах диалог   по курдскому вопросу  и летом 2016 года часть военных, входивших в тайное движение Гюлена, предприняла попытку государственного переворота.

Когда-то гюленисты были ключевым союзником Эрдогана, и их попытка захватить власть повернула страну в явно более авторитарном направлении. На этом фоне  Эрдоган быстро начал централизацию государственных функций и консолидацию собственной власти с широкомасштабной чистки государства и общества, за которой последовала конституционная поправка, устанавливающая президентскую политическую систему. Еще больше осложняет ситуацию то, что гражданская война, бушующая в Сирии с 2011 года, все чаще переливается через границу, втягивая Турцию в конфликт многочисленными разрушительными способами.

Но, несмотря на все свои ошибки и недавние разочарования, Турция все еще остается страной, где выборы имеют значение, и Партия справедливости и развития Эрдогана (ПСР) постепенно теряет народную поддержку. На прошлогодних муниципальных выборах  она потеряла контроль над всеми крупными городами страны. А уважаемые политические лидеры, которых Эрдоган когда-то мог считать союзниками, включая бывшего президента Абдуллу Гюля, бывшего вице-премьера Али Бабаджана и бывшего премьер-министра Ахмеда Давутоглу,   покинули его и создали новые политические партии, чтобы бросить вызов ПСР.

Учитывая, что его поддержка ослабевает, маловероятно, что Эрдоган сможет пережить еще одни выборы, даже с помощью нынешнего партнера ПСР по коалиции, крайне правой Партии националистического движения. Укрепление религиозно-консервативных избирателей с  помощью таких гамбитов, как возвращение Собора Святой Софии, вряд ли сильно поможет. Как и дальнейшие вторжения в Сирию или приключения в Ливии.   Такие «сюрпризы» имеют ограниченный срок хранения для поддержки населения,  горожане и молодежь толпами покинули или покидают ПСР.

В результате политический разрыв стал неизбежным. Это может означать плавный переход к менее централизованному механизму управления и возвращение на путь модернизации и сближения с Европой, за что должны болеть друзья Турции. Но теперь, когда Эрдоган знает, что дни его режима сочтены, Турция также может пойти по более драматичному и тревожному сценарию. Нельзя исключать и того, что Эрдоган просто откажется принять неблагоприятный вердикт электората.

В дополнение к растущей политической напряженности в Турции назревает экономический кризис, вызванный ростом бюджетного и внешнего дефицита, который поддерживается за счет огромных объемов кредитов государственных банков. Долговое бремя уже было большой проблемой еще  до пандемии  коронавируса, и теперь, несомненно, станет еще хуже. Недавний кредит в размере 15 миллиардов долларов от бывшего союзника Турции Катара поможет на некоторое время. Но нынешняя ситуация не может и, следовательно, не будет длиться вечно.

Помимо этих непосредственных источников нестабильности, процесс вступления в ЕС остается в глубокой заморозке, а отношения Турции с Соединенными Штатами становятся все более напряженными по мере того, как обе страны  ковыляют  от одного дипломатического кризиса к другому.

Тем не менее, очевидно, что турецкое общество готово к переменам, и серьезный, драматический сдвиг не будет беспрецедентным в современной истории страны.

Турция по-прежнему является обществом с огромным человеческим потенциалом. И никто не может игнорировать его геополитическое значение, учитывая его положение в Европе, Азии и на Ближнем Востоке. На данный момент, очевидно, что страна движется к политическому и финансовому краху. На фоне последних лет это, по сути, хорошая новость. Рано или поздно что-то направит политику Турции в лучшее русло.

 Автор – Карл Бильдт, бывший премьер-министр и министр иностранных дел Швеции.

Источник- Aspistrategist          Перевод     RiaTaza.com

https://www.aspistrategist.org.au/secular-turkey-at-a-crossroads/

 В статье выражено исключительно авторское видение ситуации.

Об авторе

Похожие записи