Турецкая журналистка: пятничный намаз прошел. Что дальше?

Турецкая журналистка: пятничный намаз прошел. Что дальше?

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган завершил 18 лет непрерывного правления Партии справедливости и развития, исполнив свою давнюю мечту провести пятничную молитву в Айя-Софии, великолепном купольном здании, построенном византийцами как собор в шестом веке. Сегодняшняя церемония последовала за официальным превращением Собора Святой Софии из музея в полноценную мечеть 10 июля. Тысячи верующих, размахивая турецкими флагами и скандируя «Бог превыше всего», хлынули со всей страны, чтобы отпраздновать историческое изменение статуса собора Святой Софии.

Но большинство из них не смогли войти в него из-за строгих правил социального дистанцирования внутри здания, введенных, чтобы предотвратить распространение короновируса. Они наблюдали за происходящим на гигантском экране, установленном на большой площади в самом сердце старого Стамбула, где находится вновь открытая  мечеть.

 

Эрдоган,  дипломированный проповедник, окруженный своими старшими помощниками и щеголяющий белой молитвенной шапочкой, читал аяты  Корана в трогательной и мастерской речи перед молитвой. Глава  министерства религиозных дел Турции Али Эрбаш произнес сегодняшнюю проповедь, поблагодарив Мехмеда Завоевателя, который отвоевал Стамбул у византийского императора Юстиниана в 1453 году и превратил Собор Святой Софии,  в мечеть.

 

Размахивая мечом в левой руке(жест великодушия, практикуемый султанами после завоеваний) Эрбаш произнес нараспев, что возрождение собора Святой Софии в качестве мечети предвещает «освобождение» мечети Аль-Акса в Иерусалиме». Он не упомянул о Кемале Ататюрке, давно почитаемом светском основателе современной Турции, который спас страну от оккупации и расчленения союзными державами, победившими османов в Первой мировой войне и превратившим ее в мечеть, но напомнил   собравшимся о якобы завещании Мехмеда о том, что Собор Святой Софии останется мечетью «до Судного дня» и что те, кто бросит вызов этому, будут «прокляты». И секуляристы Турции и даже исламский ученый восприняли слова Эрбаша как тонко завуалированную атаку на Ататюрка и еще одно свидетельство решительного разрушения его прозападного наследия. «Ататюрк был проклят сегодня с минбара-кафедры», — написал в своем твиттере богослов Джемиль Килич.

 

Кемаль Кылычдароглу, лидер главной оппозиционной Республиканской народной партии, основанной Ататюрком, уклонился от приглашения присоединиться к молитвам, заявив, что не одобряет такого публичного попрания благочестия перед камерами.

 

Сопредседатели второй по величине оппозиционной группы, прокурдской  ДПН, вообще находятся в заключении.

 

В то  же время предположение, что следующим шагом Эрдогана будет восстановление «халифата», упраздненного Ататюрком, и провозглашение себя самого духовным лидером мусульман во всем мире, аналитик Селим Кору сказал Al-Monitor, что он считает все это чрезмерной болтовней,  что Эрдоган вряд ли выберет такой курс. «Есть много способов, чтобы все пошло наперекосяк. Это не национальный вопрос, это вопрос, касающийся мусульман всего мира.  А  у него нет контроля над этим, и это может кончиться очень плохо», — считает Кору, эксперт Фонда исследований экономической политики в Анкаре. —  Пока не было  серьезного обсуждения этого вопроса».

 

Как и следовало ожидать, христиане во всем мире выразили гнев и тревогу по поводу преобразования памятника, внесенного ЮНЕСКО в список Всемирного наследия( из списка он может быть и вычеркнут, предупредили в ЮНЕСКО). Папа Франциск сказал во время своей еженедельной воскресной  проповеди: «Я думаю об Айя-Софии, и я очень опечален». Вселенский патриарх Варфоломей I ( считающийся «первым среди равных» в православном мире- RiaTaza.com) и его паства, насчитывающая до 300 миллионов православных христиан по всему миру, ощутили этот удар еще острее.

 

Представитель Варфоломея в Соединенных Штатах архиепископ Елпидофор заявил агентству Ассошиэйтед Пресс после встречи с президентом Дональдом Трампом и вице-президентом Майком Пенсом в четверг, что  шаг Турции – демонстрация «права завоевателя» со стороны турецкого лидера и это опасно  для христианских, еврейских и других меньшинств в Турции.

 

Но Эрдоган дал понять, что думает иначе, заявив ранее: «В настоящее время в нашей стране открыто для богослужений 435 церквей и синагог». Правительство Турции также гордится восстановлением старых церквей и строительством новой Ассирийской Православной Церкви, одновременно  начав депортировать иностранных протестантских миссионеров и препятствовать их возвращению.

 

Историки и реставраторы  опасаются, что несравненные мозаики и фрески Собора Святой Софии будут повреждены в результате происшедшего преобразования. Джудит Херрин, известная как историк  Византии и считающая себя «протурецкой»,  считает происшедшее «актом культурной зачистки».

Ее мнение в том, что, ограничивая доступ к «величайшему историческому наследию Стамбула” во время молитв и закрывая его изображения Иисуса и Марии недавно установленными занавесками, Эрдоган нападает на космополитические традиции, которые делают город и саму Турцию перекрестком для всего мира.

 

Херрин также сделала резкие ссылки на увядающие рейтинги  Эрдогана в своей статье для Washington Post, после сокрушительных потерь его партии на муниципальных выборах в прошлом году, когда Стамбул, Анкара и несколько других крупных городов перешли к оппозиции.

 

Смена статуса Собора Святой Софии вполне может быть задумана как отвлекающий маневр, поскольку экономика Турции оказалась  между молотом растущей безработицы и замедляющимся ростом, все это усугубляется последствиями короновируса. Некоторые аналитики предполагают, что Эрдоган вытащил «карту» Святой Софии в последней попытке разрулить ситуацию.

 

Здесь, несомненно, сильно пахнет политическим маневрированием, и его результаты неоднозначны. — Это квалифицированный успех. Это поляризует оппозицию, причем националистическая часть присоединяется к празднествам, а левая часть воздерживается от них”, — сказала Херрин. «Смысл всегда в том, чтобы сжать левых и вырастить националистические полюса», — добавила она.

 

Другие политологи утверждают, однако, что это решение говорит, прежде всего о растущей самоуверенности Турции и ее стремлении достичь глобальной мощи и уважения, которые она считает давно заслуженными. Давно назревшее осуществление полного суверенитета над Собором Святой Софии (как это видят Эрдоган и его сторонники), связано с разминкой турецких мускулов в Сирии, Ливии и Восточном Средиземноморье.

 

Дженни Уайт, социальный антрополог из Института турецких исследований Стокгольмского университета и автор недавно вышедшей книги «мусульманский национализм и новые турки», считает, что оба объяснения, скорее всего, верны.

«Открытие собора Святой Софии для мусульманской молитвы — это политический акт, символическое утверждение национальной идентичности над религиозной, акт обратного завоевания и мести светскому Западу, а также попытка поднять популярность президента, чья поддержка ослабевает»,-сказала она Аl-Monitor.

После того как музей решили превратить в мечеть, на старинных мраморных полах поспешно расстелили огромный бирюзовый ковер от стены до стены. Квадрат был вырезан, чтобы показать Омфалион, панель из цветного мрамора, которая отмечает место, где были коронованы византийские императоры.

« Изменение статуса Софии оказалось  главным достижением Эрдогана», — сказала Уайт.

 Автор- Амберин Заман   Al-Monitor     Перевод  RiaTaza.com

https://www.al-monitor.com/pulse/originals/2020/07/turkey-hagia-sophia-muslim-prayers-mosque-controversy.html#ixzz6TCynRtI9

Мнения, изложенные в статье, не обязательно совпадают с позицией редакции  RiaTaza.com

Об авторе

Похожие записи