Стратегия «Большого Ближнего Востока»: как США пытаются разрушить шиитский мост Ирана

Стратегия «Большого Ближнего Востока»: как США пытаются разрушить шиитский мост Ирана

Борис Рожин — Эксперт центра военно-политической журналистики, автор блога Colonel Cassad

Возникновение в 2017-м году шиитского моста Тегеран — Бейрут кардинально изменило ситуацию на Ближнем Востоке и обозначило усиление влияния Ирана на фоне усиливающихся тенденций к ослаблению американской гегемонии в регионе.

Возможность осуществлять трансфер материальных ресурсов и личного состава по суше с задействованием территории Ирака, Сирии и Ливана, позволила Ирану выдвинуть свою прокси-инфраструктуру непосредственно к границам Израиля, укрепить «Хезбаллу» (как главного клиента), ослабить влияние оппонентов на территории Ирака, а также способствовать сохранению у власти дружественного Тегерану правительства Башара Асада в Сирии.

Автор Telegram-канала Colonelcassad Борис Рожин рассказывает, какие угрозы существуют для шиитского моста Ирана в связи с агрессивной политикой США на Ближнем Востоке.

Шиитский мост Ирана

Шиитский мост Ирана

После неудачных попыток помешать реализации иранского стратегического проекта, США и Израиль оказались в ситуации, когда вектор развития региона оказался в пользу Ирана, сумевшего не только уклониться от международной изоляции, но и резко усилить свои военно-политические позиции в странах, которые до Арабской весны вряд ли можно было отнести к потенциальным союзникам Тегерана. Однако американская стратегия «Большого Ближнего Востока» не только уничтожила или ослабила ближневосточные автократии, но и расчистила площадку для реализации конкурирующих проектов, которые были антагонистичны американскому и израильскому видению будущего региона. Посеянный США хаос создал новые возможности, которыми воспользовались Россия, Турция и Иран, что в конечном итоге и привело к созданию текущей ситуации, когда США пытаются ограничить влияние указанных стран в регионе.

В отношении Ирана, США с 2018 года предпринимают настойчивые попытки разрушить «шиитский мост», дабы подорвать основу долгосрочной иранской антиамериканской и антиизраильской стратегии, которую выстраивал еще Касем Сулеймани. Давление оказывается по всей линии и носит комплексный характер. Рассмотрим основные моменты.

Ливан

Конечный пункт назначения для шиитского моста, который обеспечивает поступление ресурсов для ливанской «Хезбаллы», тесно интегрированной в саму структуру ливанского государства. С одной стороны, это гарантирует Ирану длительное влияние в этой стране, а с другой стороны позволяет поддерживать в боеготовности постоянную угрозу для Израиля за счет многочисленных ракет, поставленных «Хезбалле».

Протесты в Ливане

Протесты в Ливане

США пытаются подорвать влияние «Хезбаллы» путем системных санкций против Ливана, что приводит к росту политической нестабильности, падению уровня жизни населения и массовым протестам против политических элит, неспособных обеспечить рост благосостояния. Это безусловно угрожает долгосрочным позициям «Хезбаллы», которая вынуждена лавировать между бунтующим населением и политическими элитами, гарантирующими незыблемость интеграции «Хезбаллы» в ливанское государство. Данное давление позволяет США как минимум частично занимать «Хезбаллу» внутренними вопросами Ливана, что сокращает возможности группировки по ведению операций за рубежом.

Сирия

Если оккупация Ат-Танфа в 2017-м году так и не смогла помешать созданию шиитского моста в связи с броском САА и иранских прокси на Абу-Кемаль и выходом «Хашд-Шааби» к Аль-Каиму, то оккупация восточной части Рожавы и нефтяных полей провинции Дейр-эз-Зор, с опорой на лояльные части «Сирийских демократических сил» (SDF), позволяет США оказывать некоторое давление на основную транспортную артерию Ирана, проходящую по западному берегу реки Евфрат.

Стратегия «Большого Ближнего Востока»: как США пытаются разрушить шиитский мост Ирана

С одной стороны, длительное время именно с формально контролируемой США территории на эту логистическую линию шли нападения боевиков «Исламского государства»1 (ИГ1, запрещено в РФ). С другой стороны, США, а также Израиль, периодически бомбят позиции иранских прокси на границе с Ираком и в районе Абу-Кемаля, пытаясь разрушать объекты инфраструктуры, которые Иран возводит для укрепления контроля над ключевым для себя районом. Эти удары не приводят к изменению линии поведения Ирана и прямо не угрожают самому шиитскому мосту, но позволяют поддерживать постоянное напряжение в этом ключевом пункте, попутно нанося Ирану некоторые потери в рамках линии «надо заставить Иран нести большие издержки за его политику».

Попутно, оказывается серьезное экономическое давление на Асада, чтобы ослабить сирийское правительство и повысить общую нестабильность в стране, что может подорвать удобное для Ирана партнерство с Дамаском. Также оказывается давление на Россию, дабы она отказалась от партнерства с Ираном в Сирии и согласилась с требованиями США и Израиля по выводу иранских военных и прокси из Сирии. Впрочем, эти меры пока что никаких серьезных выгод США не принесли.

Ирак

После разгрома ИГ, Иран как один из главных спонсоров шиитского ополчения Ирака, резко усилил свои позиции в стране, получив в конечном итоге шиитское большинство в парламенте Ирака и удобное для себя правительство, которое было вынуждено прислушиваться к Тегерану и Касему Сулеймани. При этом «Хашд-Шааби» были по сути включены в состав государственных силовых структур Ирака, что позволило Ирану оказывать влияния на министерство обороны Ирака и аппарат ПДТ. Опираясь на это политическое и военное влияние, Иран достаточно легко купировал попытки США и клана Барзани вычленить иракский Курдистан из состава Ирака. Кроме того, через шиитских депутатов в парламенте Ирака, еще с 2018-го года готовился закон о выводе американских войск из Ирака.

Стратегия «Большого Ближнего Востока»: как США пытаются разрушить шиитский мост Ирана

Подрыв иранского влияния в Ираке для США стал одной из главных задач обновленной ближневосточной политики. Для этого применяется широкий инструментарий — через зависимую часть иракского истеблишмента, а также депутатов суннитских и курдских фракций, тормозится реализация проиранских инициатив через государственные структуры, а после принятия закона о выводе американских войск, осуществляется его юридический саботаж.

Массовые протесты против коррупции, некомпетентности правительства и низкого уровня жизни в 2018-м и 2019-м годах всячески пытались канализировать в анти-иранском направлении, в том числе и в интересах оказания давления на правительство, которое стало слишком сильно зависеть от Ирана.

Передавая иракской армии военные базы и военное имущество в Западном Ираке, США пытаются заручится поддержкой части иракских силовиков для усиления давления на «Хашд-Шааби», «Катаиб Хезбалла» и «Асаиб Ахль Аль-Хак», дабы перевести конфликт во внутрииракский, уйдя от желаемой Ираном повестки изгнания оккупационных войск, с распространением этого принципа и на иранских прокси, связанных с КСИР и «Силами Кудс».

Экономическое давление на нефтяные и финансовые сектора иракской экономики вынуждает часть иракского истеблишмента проводить двойственную политику, когда обещания данные шиитскому блоку и иранским эмиссарам фактически саботируются.

Траур по Касему Сулеймани, убитому США

Траур по Касему Сулеймани, убитому США

Разумеется, не брезгуют США и акциями прямого действия — начиная с убийства Касема Сулеймани и Абу Мухандиса, и заканчивая ударами по базам «Хашд-Шааби» на территории Сирии и Ирака, а также по объектам связанных с «Катаиб Хезбалла», которая была зачислена в террористические организации. Кроме того, США активно работают с иранскими курдами, действующими с территории Ирака, которые нападают на иранских пограничников и ведут сепаратистскую пропаганду, требуя автономии для иранского Курдистана. Иран расценивает эти группировки как террористические и при необходимости атакует их, в том числе и на территории Ирака.

Если смотреть в целом, то США осуществляют комплексную стратегию давления на позиции Ирана в Ираке, используя военные, политические, экономические, финансовые и подрывные инструменты. Это же можно сказать и о всей стратегии, направленной на борьбу против шиитского моста. В текущих реалиях, когда план «Большого Ближнего Востока» оказался похоронен, антииранский курс стал основой политики США в регионе и при администрации Дональда Трампа он таковым, безусловно, будет оставаться — выход США из ядерной сделки фактически закрыл двери для дипломатии и смягчения конфликта, усиливая партию войны в Иране, которая намерена продолжать активную политику за рубежом, в качестве наиболее адекватного ответа на американскую политику давления.

Разумеется, если США получится подорвать шиитский мост хотя бы в одной из ключевых стран, это будет серьезным ударом по Ирану и его амбициям, а также позволит США показать, что их слишком рано начали списывать со счетов после неудач времен Барака Обамы и первых лет президентства Трампа. Поэтому стабильность Ливана, Сирии и Ирака будет подвергаться серьезным испытаниям, так как в рамках логики американо-иранского противостояния, опосредованный контроль в этих странах обеспечивает длительные стратегические преимущества, которые позволяют влиять на процессы трансформации региона.

Что будет дальше?

С учетом того, что вопросы трансформации Ближнего Востока затрагивают интересы стратегических оппонентов США — Китая и России, игра против Ирана является лишь одним измерением в этой сложной шахматной партии. И совсем не случайно, Иран сейчас активно налаживает отношения с Китаем и Россией, двигая отношения в направлении длительного стратегического партнерства, которое должно создать политические и экономические предпосылки для выхода Ирана из международной изоляции и купирования последствий американских экономических и оружейных санкций.

Главы МИД России и Ирана Сергей Лавров и Мохаммад Джавад Зариф

Главы МИД России и Ирана Сергей Лавров и Мохаммад Джавад Зариф

В какой-то мере, стратегическое партнерство Ирана с РФ и Китаем, будет являться еще одной опорой для шиитского моста и позволит Ирану более уверенно отбивать атаки на свои главные стратегические приобретения последней пятилетки. Для США такие связки как Россия — Иран и Китай — Иран совершенно неприемлемы, поэтому это партнерство будет подвергаться дипломатическим, информационным и иным атакам, в том числе с использованием объективно существующих противоречий в отношениях этих стран. Поэтому и на этом уровне иранская политика сохранения шиитского моста будет подвергаться длительному и комплексному давлению. Но стоит отметить, что Иран за последние годы показал — он гнется, но не ломается.

https://riafan.ru/1296414-strategiya-bolshogo-blizhnego-vostoka-kak-ssha-pytayutsya-razrushit-shiitskii-most-irana

1 Организация запрещена на территории РФ.

Автор: Борис Рожин
Мнения высказанные в статье принадлежат исключительно автору и могут не совпадать с позицией редакции Riataza

Источник записи:https://riafan.ru/1296414-strategiya-bolshogo-blizhnego-vostoka-kak-ssha-pytayutsya-razrushit-shiitskii-most-irana

Об авторе

Похожие записи